Ветераны – это люди, прошедшие трудными тропами войны. Они не просто ее очевидцы. Они – творцы Победы, весть о которой донесли до нашего времени.

Сегодня, вместе с этой вестью, до сознания каждого человека должна дойти та любовь к Родине, к своему народу и Церкви, благодаря которой и стала возможна Победа, которую выковали наши деды и прадеды. Выковали, несмотря на холод и голод, на потерю родных и близких.

О том, какой ценой досталась Победа, нынешнее поколение узнает из воспоминаний таких людей, как протоиерей Емилиан Полищук, клирик храма в честь святого великомученика Димитрия Солунского г. Тулы, отмечающий в этом году свое 85-летие.

«Мы узнали, что война, только когда самолеты полетели над рекой, над деревней нашей. Сразу же бомбежка началась, без всякого предупреждения. Вероломно фашист напал на нашу Родину, – вспоминает протоиерей Емилиан. – В те дни семья наша в деревне была. Фронт и проходил вначале как раз через деревню, деля ее пополам. С одной стороны окопы немецкие были, а с другой – наши. Когда фашисты пришли, я был у дедушки в гостях. Это была русская сторона. Родители и сестры оказались на оккупированной территории. Немцы, когда отступали, с собой их увели, пленили.

Меня призвали в 1944 году. В сентябре месяце. Еще не было мне 18 лет, а едва 17 исполнилось. Попал я в 57 запасной полк в Саратовской области, расквартированный на станции Татищево. Прямо в чистом поле, в землянках жили. Отапливались печками-«буржуйками», которые сами мастерили из бочек из-под масла и бензина. За дровами сами ходили, благо лес рядом был.

Когда в полк прибыли, попали на набор в снайперскую роту. Меня туда и взяли, что очень хорошо – там отдельная столовая на сорок человек была. В полковой же кухне кормили очень скудно. Как мы шутили – крупа крупу гонит, да никак не догонит. В рационе крупы малость, да воды много, а жиров-углеводов вообще никаких. Мне хорошо, я маленький, а были же и здоровые ребята, которым на таком пайке – смерть. Да многие и умирали от голода. Еще смерть бывала от отравлений, потому что в условиях нехватки питания солдаты на помойку ходили, где в отходах находили рыбьи хвосты-головы и, съедая их, травились. Более четырехсот человек из полка умерло от отравлений и с голода. Так что мы даже просились на фронт, – мол, пусть нас на фронте лучше убьют, чем здесь от голоду умереть.

После того, как Германия капитулировала, полк передислоцировали в Ленинград, где и расформировали, распределив запасников по другим воинским частям.

Некоторые попали в стройбат, а я попал очень хорошо – во второе артучилище. Там были условия – казармы, питание. Нас учили на водителей машин и тягачей, поэтому после окончания училища у меня была специальность хорошая – водитель-механик.

В этом училище я и прослужил с 1945 по 1951 год. Служба была интересная и без всякой «дедовщины» – понятия даже такого не было. Все были разных наций – грузины, армяне, молдаване, русские. Жили как братья, а когда расставались – плакали даже, настолько привыкли к армейским товарищам!

Довелось мне участвовать и в парадах в честь великой Победы над фашизмом. Целых семь раз! Тогда парады проходили два раза в год – на 1 мая и на 7 октября, а День победы первое время был обычным рабочим днем. Потом стали один парад устраивать – только 9 мая.

За успешное выступление на параде руководство военного округа премировали благодарностями, а нас – отпусками. Так что я семь раз в отпуске был за время своего служения.

После демобилизации вернулся в родную деревню и устроился комбайнером. Потом в гости друг приехал, который был послушником в Почаевской лавре. Он меня подучил, как поступить в семинарию. По его, так сказать, рекомендации я поступил в Ленинградскую духовную семинарию. Вот такая у меня судьба.

Кстати, когда в запасном полку-то служили, одевались в то, что с фронта приходило – простреленные гимнастерки, шинели и так далее. И попадались такие гимнастерки, у которых в карманчике были зашиты крестики, иконочки. Фронтовые коммунисты с собой носили их, на Бога уповали. Мне тоже иконочка так попалась, так я ее с собой и носил».

В завершении встречи протоиерей Емилиан посетовал на то, что сегодня в Европе и на Западе забывают о военном подвиге советских людей: «За рубежом говорят, что жизнь в у нас, в России, тяжелая. Мол, у них там все сладко да гладко. Забывают, что их благополучие стало возможным благодаря героическому подвигу русского православного народа.

Мне на душе плохо от того, что молодое поколение в заблуждение вводят часто, об истории своей страны не знают они. Хочется пожелать, чтобы никакие соблазны сего времени, никакие ложные и лживые комментарии, связанные с изложением событий Великой Отечественной войны, не помрачили сознание молодежи».

Начало мая. Красные гвоздики,
Как слезы тех далеких страшных лет.
И ветеранов праведные лики,
Особенно, которых больше нет.
Когда опять подходят даты эти.
Я почему-то чувствую вину —
Все меньше вспоминают о Победе,
Все больше забывают про войну.
Никто из нас за это не в ответе.
И сам с собой веду я разговор:
Так много было войн на белом свете,
Так много лет уже прошло с тех пор.
Идут по телевизору парады,
Горят в архивных фильмах города.
Тем, кто остался, раздают награды.
И кажется, что было так всегда.
Война еще исчезнуть не готова.
Те годы — миллионы личных драм.
А потому, давайте вспомним снова
Всех тех, кто подарил Победу нам.
Когда гулять, на майские, поедем,
Веселые, довольные вполне,
Давайте скажем что-то о Победе
И вспомним, хоть немного, о войне.