На какие средства восстанавливаются храмы в Тульской области? Зачем нужно создавать региональную сеть Всемирного русского народного собора? Разрешает ли Русская православная церковь кремацию и может ли стать крестным неверующий человек? На эти и другие вопросы ответил митрополит Тульский и Ефремовский Алексий в ходе традиционной «прямой линии» «Молодого коммунара».

Послы русского мира

Татьяна Ивановна Карташева:

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл рассказал о создании региональной сети организации «Всемирный русский народный собор» — чтобы регулировать общественную и политическую жизнь россиян: поддерживать все доброе и противостоять всему злому. Как это будет происходить в реальности?

— Что касается создания регионального отделения Всемирного русского народного собора, то мы не первый год на эту тему говорим. Тульские организации всегда принимали и продолжают принимать участие в работе ВСНР – так что давно необходимо все это структурировать. Чтобы самые разные организации и объединения – молодежные, многодетных семей и другие – знали, куда прийти со своими предложениями и своими потребностями. Это и есть создание и развитие гражданского общества.

— В речи патриарха говорится об Отечестве, но ведь собор Всемирный…

— Отечество надо понимать как цивилизационное явление, культурное пространство, русский мир. У нас ведь есть корни, мы – листочки на деревьях, а от нас еще должны появиться почки…. Русская православная церковь присутствует в разных странах, в Австралии, в США. Живущие там люди – граждане своих стран, но при этом они духовно связаны со своим Отечеством, они – послы русского мира.

— Не будет ли церковь через эту региональную сеть вмешиваться и в мирскую жизнь?

— Конечно, нет. Мы же говорим не о политической, а об общественной деятельности. Не о приказах сверху, а о движении снизу. Чтобы все организации могли на общем поле встречаться. Ну что вы, никто не собирается безбожников насильно в православных переделывать, да это и невозможно. Ваши опасения – последствия советских времен, когда насаждалось тотальное единомыслие….

Сергей:

— Меня интересует вопрос экономики приходов. Неужели действительно всех храмы восстанавливаются на средства прихожан, без государственного участия?

— На сельские храмы государственные деньги, конечно не выделяются. Государство дает средства только на те культовые сооружения, которые являются памятниками федерального значения и требуют серьезной профессиональной реставрации. Здесь все под строгим контролем: создается комиссия, проводится экспертиза, составляется смета, объявляется тендер, находится подрядная организация…

Александр Суслов:

— Будет ли передан Тульской епархии храм Дмитрия Донского в воccозданной колокольне Успенского храма? Намерена ли епархия вернуть Богоявленский храм, в здании которого продолжает работать музей оружия?

— Колокольня строилась не государством и не церковью, а общественным фондом по возрождению памятников Тульского кремля. Пока официального акта о передаче нет. Там внутри еще не завершены работы. Когда официально все завершится и будет принято в эксплуатацию, тогда и будет подписан акт о передаче.

Здание Богоявленского храма является государственной собственностью, там размещена экспозиция музея оружия. Экспозиция вывозится потихоньку, процесс это не быстрый, в мгновение ока такие дела не делаются. И мы сильно не настаиваем, поскольку есть возможность ежедневно совершать богослужения на территории самого кремля.

В Успенском храме в настоящее время ведутся большие реставрационные работы. Он — также собственность государства, находится у нас в аренде, освящен, и мы можем совершать богослужения по согласованию. Но пока невозможно это сделать, поскольку ведутся большие работы по восстановлению фресок и иконостаса.

Игорь Филатов:

— Восстанавливается ли собор в Епифани? Какова его судьба?

— В соборе уже совершаются богослужения. В зимний период в теплом приделе в честь преподобного Сергия, а летом в большом Свято-Никольском приделе. Это раньше там были руины, а теперь приезжайте – и посмотрите.

Переступать через себя – напрасный труд

Татьяна:

— По пути на работу я нередко захожу в храмы, не являясь их прихожанкой. Допустимо ли это?

— Вы сядьте на досуге, отложите находящиеся в голове заботы и представьте ощущения в каждом из храмов, в которые вы заходили. Где бы вам хотелось еще побывать еще раз?.. Вернитесь в понравившиеся храмы, попробуйте постоять всю службу — сначала вечером, а потом, может быть, и литургию. Вот так вы поймете свой внутренний мир, сможете заглянуть в себя и принимать дальнейшие решения уже на основании своих ощущений.

Анна, студентка:

— Слышала, что теперь у нас в вузах будут преподавать теологию. В нашей стране достаточно специалистов, которые могут преподавать ее как научную дисциплину?

— Теологию в системе высшего образования иначе как научную дисциплину преподавать невозможно. И я уверен, что у нас достаточно специалистов самого высокого класса, будут разработаны программы по каждой дисциплине, в соответствии с государственными стандартами… Включение теологии в перечень вузовских дисциплин — своевременное решение: если человек хочет иметь универсальное образование, он должен понимать, что универсум невозможен без религиозного опыта.

— Вы думаете, теология будет интересная современной молодежи?

— Конечно. Молодых людей интересуют вечные вопросы: зачем я живу, что будет со мной после того, как я сделаю последний вздох?.. Приходите в любой музей – и вы увидите, что история человечества – она вся религиозна.

Здесь есть еще один важный момент. Мы живем в поликонфессиональном окружении, в этом надо очень хорошо разбираться. Надо понимать, например, что есть чистый хороший ислам – и есть ИГИЛ (организация, запрещенная в России – ред.) – иначе можно попасть в беду. А сколько у нас сектантов! Сколько приходится помогать людям, которых удалось вытащить из этой бездны — заново ставить их на ноги, учить ходить…

Алексей Сергеевич:

— На улице часто подходят люди, раздают брошюрки о Боге, говорят, что ответят на все вопросы. Они не имеют отношения к Русской православной церкви?

— Нет, как правило, это чистое сектантство. Закон это не запрещает. Но это же ваше право решать – как реагировать на их предложения. Вот вы идет по улице: вокруг реклама, магазины, вам говорят – купи это, купи это… Можно покупать все подряд, а можно вежливо сказать: «Спасибо, мне это не интересно» и пройти мимо…

Ольга:

-Чувствую потребность прийти к Богу, но не знаю, как это сделать…

— Сперва стоит прочитать что-то из литературы. Очень много на тему религии есть в интернете. Это нужно для того, чтобы не бояться, что в храме вы попадете в неловкое положение — когда не знаешь как себя вести. Кроме того при каждом храме и приходе есть воскресные школы, в том числе и для взрослых — там тоже с удовольствием вам помогут.

Можно, конечно, и самому — посмотреть на храм сначала со стороны, потом сделать первый шаг и войти внутрь. Прислушаться к себе — есть ли какая-то симпатия, интерес, ощущение спокойствия. Если есть – все пойдет дальше само. Если нет, значит, человек пока не зажегся, а переступать через себя — напрасный труд.

— И еще вопрос. В дальнем Криволучье нет храма, очень неудобно…

— К сожалению, городские власти пока не могут найти участка земли для того, чтобы в этом районе поставить храм, а без земли не стоит искать спонсоров и начинать делать проекты будущего сооружения.

Прихожане этого района пока посещают Покровский храм на улице Калинина и в Щегловской засеке.

Вопрос строительства храма мы несколько раз поднимали, но каждый новый мэр дает обещание посодействовать в просьбе, потом смотрит план городской застройки и разводит руками — нет свободного пространства.

Лампады не горят, они — теплятся

Татьяна:

— Как Русская православная церковь относится к процедуре кремирования? Моя родственница просит после смерти ее тело кремировать, а урну с прахом отвезти на родину. При этом беспокоится – а вдруг это грех?

— Конечно, кремирование – это не русская традиция, и церковь считает эту процедуру нежелательной, хотя и не запрещает. Бывают разные обстоятельства, тем более, если она сама просит об этом… Со стороны вашей родственницы – это ее святая воля, а с вашей — тем более не будет никакого греха. При этом, конечно, обряд погребения надо исполнить. На третий день – отпевание, батюшка положит в гроб разрешительную молитву, присыплет землицей… А когда отвезете урну с прахом на ее родину – обязательно захороните ее в определенном месте, ни в коем случае не надо развеивать прах по ветру – это уж точно не по-христиански….

Максим:

— Мне привезли в подарок крест из Рима. Хочу повесить его на стену, а родные против – говорят, мы православные, а крест католический. У нас возник спор. Так я могу это сделать?

— Конечно, можете. Крест освященный? Хорошо. Только кресты и иконы не «вешаются», а утверждаются. И лампады не «горят» — они теплятся. Все это не просто слова, в них выражается благоговейное почтение, внутри себя вы должны это чувствовать.

Людмила Сенина:

-Моя сестра 15 лет назад обвенчалась с мужем, у них двое детей. В браке несчастлива: муж постоянно изменяет, сестру мучает. На нее просто страшно смотреть. Родители наши еще живы – мы все настаиваем, чтобы она развелась, а она отказывается…

— Вы попробуйте показать ей свою любовь и заботу, не настаивая на разводе. Чтобы она почувствовала, что ей есть на кого опереться. Видимо, она пока не готова к такому решению. И ни вы, ни ваши родители не сможете за нее прожить жизнь. И если ваша сестра пока находит в себе силы терпеть и принимать мужа таким какой он есть – вам придется смириться, помогать ей и любить ее такой, какая она есть.

Ольга:

— Мой муж похоронен на Смоленском кладбище. Я часто бываю в Смоленском храме, оставляя записочки за упокой. А можно в нем оставлять записки за здравие?

— А почему нет? В каждом храме совершаются и отпевание, и миропомазание, и венчание, и крещение. И Смоленский – не исключение.

Татьяна Ивановна Денисова:

-Мне предложили стать крестной ребенка. Я не крещеный человек. Могу ли я стать крестной?

-Если вы сами не крещены, то как вы можете стать крестной матерью? Если только формально. Это все равно, что спросить, можно ли стать матерью для нерожденного ребенка? Что вы ему скажете о Боге? Как вы будете вместе с ним молиться? Крестный ведь именно для этого и назначается. Это проводник в духовной жизни ребенка — как от одной свечки зажигается огонек, так и здесь нужно зажечь в нем живое дыхание Бога. А как вы ему это дадите, если в вас нет этого огня?

Конечно, если родители не будут против, формально вы можете считаться крестной. Но когда вы сами придете к Богу и сможете передать это чувство своему названному крестнику, всё будет уже по-настоящему.

На «прямой линии» дежурили

Ирина Скибинская, Никита Скориков, фото Фёдора Передиреева