Поездка группы Тульского епархиального паломнического центра в Оптину пустынь была посвящена тридцатилетию передачи этой известной обители Русской Православной Церкви.

Драгоценные святыни Оптиной

— Свято-Введенская Оптина Пустынь – второй монастырь, который вернули Церкви. Первым отдали Свято-Даниловский монастырь в Москве. Обе обители стали возрождаться из руин и невероятного запустения, – сказала православный экскурсовод Марина Евгеньевна Ефимушкина. – Я тогда только начала совершать паломничества в обители, и смею вас уверить, то, как выглядела Оптина 20 лет назад, вам и представить невозможно.

Полуразрушенные монастырские стены. На месте Владимирского храма – ровно утоптанная земля. На месте Казанского – четыре разрушенные кирпичные стены без крыши. Пустырь, заросшие травой развалины, от могил оптинских старцев не оставалось даже и следа.

О возрождении Оптиной Пустыни  к руководству страны в 1987 году – накануне празднования 1000-летия Крещения Руси – обратилась группа выдающихся деятелей науки и искусства.

Позже в Оптину Пустынь прибыли несколько монахов, вынесли битые кирпичи и мусор из уцелевшей надвратной башни, отмыли полы и отслужили первую службу.

В наши дни богослужения совершаются в Введенском и Казанском соборах, во Владимирской церкви, в новом Преображенском храме. Тульские паломники  отправились на Божественную литургию в Казанский собор, затем побывали во Введенском соборе, во Владимирском, Преображенском, везде они поклонились святыням.

Самую драгоценную святыню Оптиной – святые мощи старца Оптинского Амвросия, прославленного на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1988 году, – с благоговением внесли во Введенский собор монастыря в том же юбилейном году. Со всей России сюда в те годы устремились паломники, чтобы помолиться в этой святой обители.

— Люди, прежде всего, приезжают к преподобным старцам Оптинским, – сказала паломница Нина Михайловна Кирсанова. – Приезжают к ним как к живым. Сужу об этом по своему настрою. Конечно, после того, как мы помолились на Божественной литургии, то пошли именно к оптинским старцам, чтобы испросить их молитв и благословения.

— Приезжая в Оптину, мы приходим в родную обитель преподобных старцев. Все, кто часто бывает в Оптиной Пустыни, знают, что в Оптиной все, что происходит с тобой, происходит по благословению преподобных старцев оптинских. Ты у них в гостях, – с этим согласились все тульские паломники. – Молитву оптинских старцев, их благодатное присутствие чувствуют все, кто приезжает в монастырь. И паломники стараются вести себя, если можно так сказать, внимательно и вежливо, как гости в присутствии хозяев святой обители – преподобных старцев.

Это осознают современные насельники Оптиной Пустыни, и считают себя смиренными послушниками в обители преподобных старцев оптинских, и чувствуют всю ответственность перед святыми старцами и Оптиной, куда привел их нести послушание Господь.

В 1998 году были прославлены, то есть, причислены к лику святых, еще 13 оптинских старцев. История Оптиной Пустыни показывает, что старчество на Руси было «всенародным служением», то есть, служением святых людей всему своему народу.

Скит удалось сохранить в советское время, потому что там располагался литературный музей. Тульские паломники поделились, что благодарят Бога за то, что обрели для себя этот «островок Неба» на земле.

В этот день паломники побывали еще в одном скиту Оптиной пустыни – в Клыково, который сейчас называется монастырем  во имя Спаса Нерукотворного, поклонились святыням и памяти нашей землячки – схимонахини Сеппфоры.

Начало Оптиной Пустыни относится, вероятно, к XVI веку. В 1724 году обитель была упразднена, но вскоре вкладами благочестивых людей восстановлена. В 1764 году Оптина занимала последнее место в списке заштатных монастырей Калужской епархии. Возрождение обители началось великими трудами и подвигами архимандрита Моисея Путилова (ум. 1862) и его сподвижников. Старчество было введено в Оптиной Пустыни преподобным Леонидом (Наголкиным) (ум. 1841). Самым почитаемым из оптинских старцев за святую жизнь и прозорливость был преподобный Амвросий.

У старцев все посетители были равны. Любовь и сострадание их к приходящим были таковы, что для многих людей посещение старца и беседа с ним изменяли жизнь. Порой одного слова старца было достаточно человеку, чтобы разрешить его глубочайшие жизненные проблемы, понять, как жить дальше, и главное – примириться со своей совестью и ближними.

— Возродили Оптину пустынь, конечно, современные насельники, – сказал паломник Юрий Максимович Климов. – А каких трудов им это стоило! Нам легко рассуждать об этом  с паломниками,  легко и приятно. Но понять невозможно.

— Мы часто приезжаем в Оптину со своими страстями, голова забита мирскими заботами и мирской суетой, – сказала паломница Вера Ивановна Новикова. – Нам никогда не понять со стороны жизнь монастыря. Приезжаем в Оптину к старцам и современным монахам с просьбой, чтобы их молитва  помогла нам уврачевать душу.

Православный экскурсовод рассказывала паломникам и о том, какие разные люди в прошлом  приезжали в Оптину пустынь. Константин Леонтьев как-то в Оптиной беседовал со своим старым знакомым Львом Толстым и в ответ на «толстовские» представления о Евангельских событиях сказал графу: «Ну, понимаю, нес бы ты этот бред где-нибудь в Сызрани, но ты же в Оптиной находишься!»

Всех современных подвижников нашей Церкви мы никогда не узнаем

Монашеская жизнь – это, прежде всего, духовная брань, молитвенный подвиг, подвиг послушания, нам неведомый и нами не пережитый. И о жизни монастыря невозможно поверхностно рассуждать… В современную Оптину на послушание приходят тоже разные люди, наверное, они переживают и свои искушения, и напряженную борьбу. Каждого человека Господь ведет своим путем. Об этом могут судить только их духовники.

В Оптиной Пустыни прославлены в Соборе четырнадцать преподобных старцев, недавно прославлен преподобноисповедник Рафаил (Шейченко), его мощи находятся в новом Преображенском храме. Ожидают прославления епископ Михей (Алексеев), иеромонахи Иосаф и Мелетий, оптинцы, у каждого из которых по 25-30 лет лагерей, ссылок и тюрем. Их мощи перенесены на современное кладбище Оптиной Пустыни. Прославлены 14 преподобномучеников, оптинских насельников, пострадавших в годы гонений за Христа. Прославлен Севастиан Карагандинский. Известна смерть наших современников – иеромонаха Василия, иноков Ферапонта и Трофима: они убиты сатанистом на Пасху, под звон колоколов, причастившись Святых Таин. Пойманный сатанист сказал, что ничего к ним не имел, но идет война между диаволом и Христом, и он убил трех воинов Христа.

Паломники проходили по кладбищу Оптиной пустыни и читали надписи на надгробиях чудесно восстановленного некрополя старой Оптиной, знакомились с летописью монастыря, экскурсовод рассказывала жизнеописания многих иноков.

— Мы начинаем понимать, что прославленный во святых собор старцев Оптинских – лишь видимая всем вершина монашества. Какие великие подвижники подвизались в старой Оптиной! – отозвалась на этот рассказ паломница Светлана Ивановна Ермолаева. – Но и сегодня мы ведь с вами не знаем о внутренней духовной жизни, о духовной брани, о молитвенных подвигах современных насельников. Иноческая жизнь, ее тайна недоступны внешнему наблюдателю. И всех современных подвижников нашей Церкви мы никогда не узнаем, как неизвестны имена многих угодивших Богу в древние времена.

— Современные паломники не раз высказывали мнение, что Оптина идет «царским путем», стараясь хранить заветы преподобных старцев Оптинских. И я бы хотел всем напомнить слова старца Иосифа: «Не отбивайтесь от Оптиной. Верую в то, что каждый приходящий в Оптину Пустынь в крайней своей потребности, найдет удовлетворение милостью Божьей и за молитвы великих наших отцов: Льва, Макария, Амвросия…»

Все, кто посещает Оптину Пустынь, стараются, как когда-то старался Гоголь, подольше сохранять оптинское настроение.

Пресс-служба Тульского епархиального паломнического центра