В миссионерском отделе Тульской епархии состоялась тематическая встреча, посвященная празднованию Дня народного единства, на которой шел разговор о сущности праздника и об исторических событиях, что предшествовали ему.

Если октябрь у нас ассоциируется с праздником Покрова, то ноябрь – с чествованием Казанской иконы Богородицы. С самого начал этот праздник не был сугубо церковным: ведь 4 ноября объявили Днем народного единства и примирения вскоре после преодоления нового периода «Смутного времени» в нашем Отечестве, пришедшегося на 90-е годы ХХ века.

Присутствовавшие на встрече в миссионерском отделе делились мнениями о том, как они воспринимают прошлое, советское время. Евгений Николаевич Павлов отметил, что тогда было немало и хорошего: к примеру, отношения строились по христианскому принципу, и главной заповедью в СССР было «человек человеку – друг, товарищ и брат». Не были пустым звуком такие понятия, как мораль, нравственность: наш народ и до 1917-го, и после революции высоко ценил их. Недаром сегодня мы говорим, что молодежь надо воспитывать на произведениях, созданных в то время – фильмах, книгах, песнях.

Сергей Куракин напомнил, что в Великой Отечественной войне мы победили именно потому, что были едины – все народы, все братские республики. И хоть Церковь и считалась официально отделенной от государства, но она внесла немалый вклад в Победу. Шел регулярный сбор средств, и на деньги РПЦ были сформированы и летная эскадрилья, и танковая колонна «Дмитрий Донской», передача которой состоялась в Горелках под Тулой.

А заместитель руководителя миссионерского отдела Алексей Ярасов напомнил присутствующим факты многовековой давности.

— Для нашего времени исторические параллели особо актуальны, поэтому нас и интересует, что же в действительности происходило в те трагические годы, как оценивали все творящееся вокруг них личности, вошедшие в историю – Патриарх Гермоген, Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский. Именно их слова выражают мнение народа Великой Руси – России, – сказал он.

Алексей Викторович напомнил, что после смерти царя Ивана Грозного стал править царь Борис Годунов, умерший в 1605 году, а московские воеводы-предатели убили его сына Федора. И вот в Москву въезжает Лжедмитрий I, который через год также был убит. Царем был избран Василий Шуйский, но смута продолжилась: в 1608-м появляется Лжедмитрий II, войска Шуйского разбиты, начинается прямая интервенция. В 1609 году польские оккупанты осадили Смоленск, Троице-Сергиев монастырь (будущую лавру) и вскоре вошли в столицу. По стране, разоренной дотла, бродили ватаги разбойников и мародеров. В 1610 году Шуйский был свергнут, изменники-бояре избрали на царство польского королевича Владислава. Казалось, Православная Русь на краю гибели!

Но государство было спасено Церковью. Троице-Сергиев монастырь так и не был взят, несмотря на численное и техническое превосходство осаждающих. Позднее участник тех событий келарь Авраамий (Палицын) высказал свой взгляд на причины смуты: они кроются в грехах русских людей перед Богом. И главный грех – это «всего мира безумное молчание»: подавление общественной инициативы, обернувшееся губительным для страны социальным эгоизмом. В итоге безначальная Русская земля «побрела розно», в этом и заключалась суть наказания Божьего: «И сего ради попустины (нам) в самовластии быти».

Поэтому Церковь, прежде всего, звала к покаянию: в 1610 году находящийся под стражей Патриарх Гермоген призвал всех подняться на защиту веры и Отечества. На призыв Первосвятителя откликнулись нижегородцы: собранное Кузьмой Мининым ополчение возглавил князь Дмитрий Пожарский. Присоединившиеся к ним казанские дружины принесли с собой список с казанской иконы Божьей Матери и передали воеводе с верой, что Пресвятая Богородица возьмет ополчение под Свое покровительство. Наши предки поняли, что все беды обрушились на страну за народные грехи, и стали готовиться к битве постом, молитвой и покаянием, и кошмар по имени Смута был преодолен.

Настоятель Свято-Вознесенского храма, руководитель миссионерского отдела протоиерей Павел Картушин рассказал присутствовавшим на встрече о Казанской иконе, одном из самых почитаемых на Руси Богородичных образов, и истории его появления. Согласно преданию, в 1579 году в Казани (отсюда и название иконы) Дева Мария явилась во сне 9-летней девочке Матроне и велела вырыть из земли Ее икону. Написанный на кипарисовой доске образ представлял собой поясное изображение Богоматери с Младенцем, восседающим на Ее левой руке.

Событие обретения иконы описал настоятель казанской Никольской церкви священник Гермоген (впоследствии – святейший Патриарх Московский и всея Руси). А на месте явления иконы по велению царя Иоанна IV основали Казанский женский монастырь. В 1595 году был установлен праздник ее явления, в народе прозванный «Летняя Казанская» – 8/21 июля.

Пресс-служба миссионерского отдела