Вечер памяти митрополита Серапиона (Фадеева), посвященный 20-й годовщине его кончины состоялся в любимом храме приснопамятного Владыки – храме Николы на Ржавце.

Встреча, предваряющая сам день поминовения, прошла в храме, где по велению сердца собрались духовенство благочиния и прихожане так или иначе соприкоснувшиеся в своей жизни с трудами Владыки Серапиона (Фадеева), на протяжении десяти лет возглавлявшего Тульскую епархию.

После общей молитвы, и вступительного обращения выступил диакон Алексий Мельников, подготовивший рассказ о духовном становлении митрополита Серапиона и летах беспрестанного служения Матери Церкви, с момента его прихода в Троице-Сергиеву Лавру юным послушником Николаем и до его последних лет жизни на Тульской земле.

«Будущий архипастырь прошел долгий путь учения: в 1962 году окончил Московскую духовную семинарию, в 1966 – Московскую духовную академию, стал кандидатом богословия, затем окончил аспирантуру при Московской духовной академии, защитил диссертацию на тему «Православное учение о Воплощении Сына Божия». Он наизусть знал Новый Завет и цитаты многих ветхозаветных книг. Владыка Серапион был прекрасно образованным человеком, знал 5 языков, английским владел в совершенстве. К родному русскому языку проявлял чрезвычайное уважение и не терпел компромиссов во всем, что касается чистоты и грамотности речи».

Рассказ отца Алексея содержал множество интересных и волнующих моментов из жизни Владыки, во время его служения на самых разных ступенях церковной иерархии.

Доклад сопровождался архивными фотографиями, с любовью сохраненными и подобранными наследниками его служения.

Так, помимо общеизвестных фактов биографии, отец Алексей делал и интересные замечания по сопутствующим его служению политическим событиям: «…Благодаря глубоким познаниям отец Серапион был востребован в качестве референта Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата. Затем в 1969 году в составе делегации Русской Православной Церкви принимал участие в собеседованиях с богословами Малабарской Церкви в Индии. В 1970 году был включён в состав паломнической группы для поездки в Грецию и на Афон.

15 мая 1970 года возведён в сан игумена, а 25 февраля 1971 года в сан архимандрита. С марта по май 1971 года нес послушание клирика Патриаршего подворья в Токио». Это было непростое для Православия в Японии время.  Незадолго до этого по итогам длительных переговоров между Американской митрополии и Московской патриархией, было достигнуто полное примирение между ними, и в марте 1970 года заключено соглашение, предусматривающее учреждение автономной Японской церкви в юрисдикции Московской патриархии. Началось обновление церковной жизни, появились новые импульсы к семинарскому образованию, укреплялись связи между приходами».

Позднее, в мае 1973 года, будучи епископом Подольским, викарием Московской епархии и представителем патриарха Московского при Патриархе Антиохийском владыка Серапион принимал участие в праздновании 1000-летия кончины святого Афанасия Великого по приглашению предстоятеля Коптской церкви папы Шенуды III.

Как рассказал отец Алексий: «…Во время пребывания епископа Серапиона на Ближнем Востоке разразилась очередная – четвертая арабо-израильская война («война судного дня»). Стены дома, в котором жил владыка, были изрешечены автоматными пулями и осколками. Архипастырь перенес сильное нервное потрясение. Именно после этого, до того могучее здоровье владыки было подорвано – у него развился сахарный диабет».

Затем в жизни владыки были и другие послушания: в 1975 году владыка был назначен епископом Иркутским и Читинским, с окормлением и вдовствующей Дальневосточной кафедры.

Владыка Алексий, ныне возглавляющий нашу Тульскую митрополию, а тогда служивший вместе с епископом Серапионом однажды вспоминал, что: «…Епархия простиралась от Енисея до Тихого океана и до Японии. Несколько суток нужно ехать на поезде из Москвы до Иркутска, и столько же потом от Иркутска до Владивостока. А если заезжать еще и на другие приходы – сколько нужно было времени!».

При этом, нужно учитывать, что это епархия, где многие города и поселки были основаны при Советской власти, а потому никогда не имели храмов, и не знали приходской жизни. Именно тогда в полной мере раскрылся организаторский талант владыки.

Затем, с воспоминаниями о знакомстве, личном общении, о том архипастырском воздействии владыки Серапиона, которое в последствии и привело к его священническому служению, последовал рассказ настоятель храма протоиерея Игоря Корейши.

«Без волнения нельзя вспомнить приснопамятного владыку Серапиона, рукоположившего меня в диаконский и священнический сан. И, наверное, потребовалось бы очень много времени, для того чтобы вспомнить даже малую часть из того, что память человеческая возводит из глубины прошедшего времени.

Но самое первое и главное, что вспоминается, это глубокая, живая и ревностная вера. Любовь к Богу. Благоговейное и трепетное отношение и почитание Божией Матери и преданность Православной Церкви.

Особое умиление и живое руководство к пасторскому служению вызывало и трепетное отношение к памяти усопших.

Множество частиц, вынутых владыкой за Божественной литургией за усопших вызывало ощущение, что владыка Серапион вспоминает не просто имена, а целый ряд дорогих его сердцу образов, покинувших тот земной мир, но живых в его любящем сердце.

Одно из его наставлений и напутствий после моей иерейской хиротонии, было следующее: «…отец Игорь, всегда очень внимательно поминай усопших. Они тебя вымолят на Божием суде». И как неизменное послушание благословил всегда совершать Литургию в дни празднеств Божией Матери и ее чудотворных икон неопустительно. И непременно вынимать частички за «почивших в Бозе» схимонахинь (более тридцати), которые были особенно памятны его сердцу. Добавив при этом: «… иначе будешь связан на Страшном суде».

Вторая черта – это его беспримерное гостеприимство и щедрость. Никого из приходящих к нему по служебному или личному вопросу, вне зависимости от чина и положения, владыка не отпускал не накормив. И интересовался не только сторонами служебной деятельности, но и житейскими вопросами, а в особенности, состоянием здоровья. Иногда давал очень мудрые всесторонние советы».

Также, гостям встречи были продемонстрированы два небольших видеофильма о жизни и служении митрополита Серапиона. Один из них содержал материалы, снятые во время его многоплодного служения в деле возрождения церковной жизни на Тульской земле. Другой же сюжет содержал воспоминания учеников и последователей, рассказанные много позднее, уже в наши дни.

В завершении, с воспоминания о владыке Серапионе выступили гости и прихожане храма.

Протоиерей Сергий Мосягин, настоятель Свято-Серафимовского храма, чье рукоположение и первые годы священнической жизни также связаны с владыкой Серапионом рассказал об одном из случаев богослужебной жизни, когда, ожидая серьезного дисциплинарного взыскания, напротив владыка, наложив епитимью, утешил молодого священника, явив образ пастыря доброго.

Также, с рассказом о первых годах взаимодействия владыки Серапиона с администрацией области выступил гость, занимающий в то время пост вице-мэра: «…Я хорошо помню приезд митрополита Серапиона на Тульскую кафедру… Стоит отметить, что у Владыки здесь было много сподвижников, …но следует и признать, что теплые отношения с владыкой Серапионом сложились не сразу».

Но ни смотря ни на что, дело возрождения богослужебной жизни, восстановления из руин десятков храмов, находящихся в запустении неуклонно сопровождалось и постепенным установлением плодотворного сотрудничества между светской и церковной властью в области.

В завершении с личными воспоминаниями выступила и регент нашего хора Елена Жигальцова, пообещав исполнить за воскресной Литургией любимые песнопения приснопамятного владыки.

После завершения священник Роман Миронов, настоятель храма Флора и Лавра Западного благочиния города Тулы, поделился своими впечатлениями: «Очень замечательная встреча, которая поддерживает память архипастырей такой величины, которых ныне единицы. К сожалению, я не сподобился знать его лично — только из рассказов Владыки Алексия, я знаю о нем. Но то, что сегодня услышал, а некоторых моментов я и не знал, очень назидательны для всех нас».

Молитвенный дух, любовь к храмовому благолепию и строю литургической жизни, и в особенности церковному пению, которые приснопамятный Владыка усердно прививал своим ставленникам и ученикам, неизменно и с любовью сохраняется священнослужителями в стенах храма, в котором молитвенным единением в путь всея земли провожали Владыку.

Корнаухова Татьяна, фото автора