Доктора из Общества православных врачей во имя блаженного Иоанна, Христа ради юродивого, Тульского чудотворца, свои люди в храме святого Александра Невского. Они принимают участие в акции «Белая свеча», которая призвана напомнить о ценности человеческой жизни с момента зачатия ребенка, о недопустимости совершения греха детоубийства – аборта, и проходит здесь дважды в год, 11 января, в день памяти 14000 святых Вифлеемских младенцев, от Ирода убиенных, и 1 июня, в День защиты детей. Регулярно приходят на духовные беседы, которые проводит духовник Общества, настоятель храма протоиерей Виктор Рябовол. Председатель Общества – Татьяна Николаевна Кожевникова, Заслуженный врач РФ, профессор, кандидат медицинских наук. 20 мая Татьяна Николаевна будет отмечать день рождения, небольшой юбилей, и это стало поводом для нашей беседы.

– Татьяна Николаевна, по традиции знакомство с человеком начинается с его воспоминаний о своем детстве, родителях… Вы – коренная тулячка?

– Да, родилась и выросла я в Туле, в семье служащих. Отец, Николай Васильевич Паршинцев, был инвалидом войны; после войны получил образование и работал экономистом; был начальником отдела труда и зарплаты на Комбайновом заводе. Отец просто «купал» меня в своей любви. Мама, Валентина Васильевна, наоборот, была строгая, но благодаря ей я с детства приобрела те навыки, которые мне очень пригодились в жизни. Приучала к труду, не позволяла проводить время впустую; я постоянно была чем-то занята, праздного времени у меня никогда не было. С семи лет посещала кружок юных натуралистов; ходила в клуб «Звездочка» во Дворце пионеров, где училась вышиванию, рукоделию, вообще – творчеству. И после начальной школы продолжила заниматься во Дворце пионеров – на режиссерском отделении, которое тогда только окончил наш известный артист, Вячеслав Невинный, чем туляки впоследствии очень гордились. Когда стала старше, к этому добавилась еще и школа бальных танцев, и юношеская математическая школа при Тульском педагогическом институте…

Параллельно с творческими занятиями я так же увлеченно занималась любимыми школьными предметами – английским языком и математикой, учась в 40-й школе, побеждала на олимпиадах по физике и математике. Когда после окончания школы я выбрала медицину, учительница математики три года не разговаривала со мной, считая, что я «предала ее предмет»…

– А почему Вы выбрали медицину?

– В этом смысле я стала «белой вороной» в нашей семье, в которой до меня медиков не было. Но ведь не случайно говорят, что профессия врача – от Бога! Значит, была на то воля Божия… Уже с четырех лет я всех… «лечила»! Не только кукол, кошек и собак, но и людей, своих друзей…

– В институт Вы поступили сразу после школы? В те годы был большой конкурс в медицинские вузы!

– До сих пор благодарна своей старшей сестре, которая на семейном совете настояла, чтобы родители отпустили меня на учебу в другой город. Мама моя, как я уже заметила, была женщина строгая, она сказала: далеко не отпущу, учиться будешь не дальше, чем на расстоянии 200 километров от Тулы. В Москву не пустили, была выбрана Рязань. Так я оказалась в Рязанском медицинском институте, где конкурс в 1973-м году среди абитуриентов был примерно восемь человек на место…

В ту пору наша семья в церковь не ходила, ведь папа был партийный, хотя крестили меня в детстве. Но иногда я заходила в храм святого великомученика Димитрия Солунского; там на кладбище похоронена моя бабушка. И вот после окончания школы мы с подругами пошли в этот храм. Шла Троицкая неделя; сегодня даже странно об этом говорить, но в храме не было ни одного человека, кроме служащих. Мы спросили, кому поставить свечку, чтобы поступить в институт. Сделали все, как нам сказали. И, представьте себе, все три девчонки, которые пришли тогда в храм, в тот же год поступили, куда хотели…

– Вы были домашней девочкой, и вот впервые оказались далеко от дома…

– В эмоциональном плане это было непростое время; общежитие давали не всем, пришлось снимать комнату; вокруг меня оказались чужие люди, не всегда доброжелательные; а я ведь с детства была «залюбленная» близкими… Но, когда прошел период адаптации к новой обстановке, в конце первого курса, 20 мая, когда мне исполнилось 18 лет, я шла по городу – а в этот день вдруг пошел снег! – с охапкой тюльпанов, подаренных мне моими одногруппниками, и чувствовала себя абсолютно счастливой!

– Свою специальность – педиатрию – выбрали сразу?

– Уже на втором курсе я пришла на кафедру педиатрии и сказала, что очень хочу быть детским врачом. Мне заметили, что вообще-то педиатрия у нас на четвертом курсе, рано пришла. Но, видя мое огорчение, разрешили дежурить в больнице вместе с ассистентами. И скоро у меня было уже двенадцать дежурств в месяц! Так продолжалось все годы учебы – на втором, третьем, четвертом, пятом курсах.

– Что дала Вам эта медицинская практика?

– В больницу я ходила после занятий. Сестры учили меня делать уколы, ухаживать за детьми, в том числе и за новорожденными. В ту пору в нашем обществе профессия врача была в большом почете, и ко мне, студентке, медицинские сестры, которые по возрасту были гораздо старше, относились с большим уважением, щедро делились всем, что сами знали и умели.

На четвертом курсе я уже писала студенческую работу, а на пятом участвовала в студенческой конференции, которая проходила в Москве, в медицинском институте имени Сеченова, где заведующей кафедрой была академик Людмила Александровна Исаева. И вся моя последующая научная жизнь оказалась связана именно с этим институтом, с этой кафедрой! Я и сегодня прихожу туда, как к себе домой…

– Но, наверное, кроме лекций и практики в больнице годы учебы в институте подарили Вам еще много других впечатлений, ведь это были неповторимые годы юности…

– Мне везло, да и сегодня это везение продолжается – рядом со мной всегда оказывались люди, которые не только относились с большой любовью, но и многое дали и в человеческом, и в профессиональном плане. В юности рядом со мной тоже был такой человек – доктор медицинских наук Наталья Васильевна Дмитриева, мой учитель, Царствие ей Небесное… Наталья Васильевна была членом Верховного Совета РСФСР, председателем его постоянной комиссии по здравоохранению. Удивительнейший человек! Благодаря ей у нас на кафедре было организовано творческое общество. Мы брали какую-то эпоху, знакомились с жизнью и произведениями композиторов, поэтов, художников, живших и творивших в ту пору, писали сценарий, готовили постановки; Наталья Васильевна музицировала… Это позволяло не замыкаться в рамках профессии, расширять кругозор, развиваться творчески – а все это, кстати, очень важно врачу! В годы учебы в Рязани я окончила еще и режиссерское отделение на факультете общественных профессий медицинского института, получила диплом режиссера народного драматического коллектива…

После 6-го курса поступила в клиническую ординатуру. Тогда же познакомилась со своим будущим мужем, Сергеем Николаевичем, сибиряком, выпускником Тюменского медицинского института, который в Рязани учился в аспирантуре по фармакологии…

– А потом – вернулись в Тулу?

– И пришла на работу в детскую областную больницу, которая тогда располагалась в Заречье. И проработала там 20 лет. Начинала как заведующая приемным отделением, потом трудилась в пульмонологическом отделении. Главным областным педиатром был тогда Лев Иосифович Пац, очень харизматичная личность. Он написал обо мне такие строки: «Все в больнице говорят – у нее глаза горят! Обжигает всех огнем и сама сгорает в нем!»

В больнице был замечательный коллектив, жизнь у нас была очень интересная. Устраивали различные конкурсы, дружно отмечали праздники, особенно 9 мая. И при этом – работали с полной отдачей, с очень тяжелыми маленькими пациентами, выезжали в районы…

В 1990-м году главным врачом стала Людмила Александровна Тихонова, и я стала ее заместителем по лечебной части. И 10 лет работала начмедом областной детской больницы. Это были прекрасные годы!

– 90-е годы сегодня принято называть самыми трудными в новейшей истории России. Все разваливалось, ничего не хватало, не платили зарплаты, в больницу надо было идти со своими лекарствами… А Вы вспоминаете это время с таким воодушевлением!

– Да, время было сложнейшее, но в больнице у нас трудились удивительные люди! А работа с крайне тяжелыми пациентами формировала меня как специалиста.

– Начмед – это не только больничный администратор?

– Нет, это классическая лечебная работа! Приходилось вникать во все сложнейшие больничные ситуации, обращаться за помощью в Москву, специалисты к нам оттуда приезжали. С Москвой работали в тесном контакте.

Да, многого не хватало, и в то же время именно в эти годы мы много чего нового в больнице внедрили – сама жизнь заставляла! После вспышки в области заболевания с гемолитико-уремическим синдромом у детей открыли отделение гравитационной хирургии, где проводили гемодиализ и плазмаферез. Порой не было в наличии элементарных вещей, зато наши доктора совершали чудеса! Валерий Иванович Пачуев, Царствие ему Небесное, челюстно-лицевой хирург, делал операции – после него больше никто у нас в Туле такого не делал! – у детей с врожденными пороками челюсти. Виктор Алексеевич Чурсин, заведующий реанимацией, наш больничный «Дед Мороз», добрейшей души человек, с огромными руками… спасал детей, которые задыхались, проглотив «пульки» из игрушечных автоматов, что наводнили торговую сеть. Эти «пульки» попадали в легкие, и вынуть их оттуда не было никакой возможности! И Виктор Алексеевич придумал: сделал щуп, нагревал его зажигалкой, пропускал через бронхоскоп. Пулька коагулировалась, и ее можно было вынуть. Это была просто ювелирная работа!

А каких только инородных тел не вынимал у детей заведующий лор-отделением Виктор Алексеевич Богданов… Сложнейшие операции делал ушедший недавно хирург Евгений Борисович Котик… В больнице, несмотря на все сложности времени, внедрялись самые последние достижения науки и техники…

Говорить о людях, с которыми мне посчастливилось работать, я могу бесконечно…

– Сегодня Вы продолжаете врачебную практику уже как преподаватель медицинского института Тульского госуниверситета, учите студентов…

– В 2000-м году в моей жизни начался новый этап. В Туле к этому времени уже появился медицинский факультет, в организации которого огромная роль принадлежит замечательному человеку, большому ученому Александру Агубечировичу Хадарцеву; сегодня, кстати, это уже медицинский институт в структуре Тульского госуниверситета. К нам приехал доктор медицинских наук, профессор Владимир Григорьевич Сапожников. И вот к нему на кафедру педиатрии я и ушла, началась моя педагогическая работа.

– Татьяна Николаевна, а когда начался Ваш уже сознательный путь к Богу, с чего? О детском хождении в храм Вы сказали, но вера – это же не просто «свечку поставить»… Как вера вошла в Вашу жизнь и стала уже ее неотъемлемой составляющей?

– Вообще-то к Богу, пусть своими словами, не зная церковных молитв, я обращалась всегда, в трудные моменты жизни просила у Него помощи. А в моей жизни было немало по-настоящему сложных ситуаций, и думаю, что только по воле Божией я оставалась жива-здорова, и ничего плохого со мной не случилось. Мое воцерковление началось после знакомства с семьей Ковалевских, с отцом Геннадием и матушкой Татьяной. Мы с мужем всегда были люди социально активные, у нас был широкий круг общения. Но знакомство с этой семьей, скорее всего, произошло через детей, которых я лечила, внуков отца Геннадия… Вот, совсем недавно в диаконы был рукоположен сын отца Вячеслава, Сергий, а в моей памяти он остался — пятилетним ребенком…

– Каким Вам запомнился отец Геннадий?

– Он был строгий. Добрый – но строгий. Когда у нас только начинало создаваться Общество православных врачей, и была предложена моя кандидатура на роль председателя, я пришла к нему с этим вопросом, и он не одобрил… Наверное, понял, что для меня тогда это было бы не полезно, маловато было духовного опыта. И председателем стала Земфира Аркадьевна Ошевская, в крещении Василисса, Царствие ей Небесное, которая к тому времени была достаточно воцерковленной, окончила епархиальные катехизаторские курсы…

В свое время отец Геннадий сказал мне: нет предела для духовного роста, православный человек должен постоянно духовно расти! Надо каждый день идти вперед, без духовного роста нельзя считать себя православным! У меня в доме – книги, подаренные им; первая икона, появившаяся у нас, тоже была подарена отцом Геннадием…

…В 2000-м году на Рождество Христово я оказалась на Святой земле. Первое, самое сильное впечатление там: присутствие Бога на каждом сантиметре этой земли! Именно после этого пришло глубокое понимание того, что главное в нашей жизни – не чины и звания, а умение слышать и слушать Господа, понимать Его уроки и действовать по Его Святой воле.

– В следующем году исполнится двадцать лет со дня создания Общества православных врачей в Туле. Давайте вспомним, как все начиналось…

– На первых порах наша деятельность заключалась в том, чтобы самим учиться, больше узнавать о Православии. Мы приглашали духовно опытных православных людей, наших коллег; из Москвы приезжал к нам профессор Александр Викторович Недоступ; доктор философских и кандидат медицинских наук Ирина Васильевна Силуянова. Обсуждали наиболее острые медицинские проблемы – уже с позиции Православия.

В те же годы мы стали активно создавать молельные комнаты в больницах, и здесь очень пригодился мой опыт начмедства, ведь со всеми руководителями лечебных учреждений я была хорошо знакома.

Следующий этап становления Общества – оказание медицинской помощи православным людям, семьям священников. Мы и сегодня никому не отказываем, тем более что в нашем Обществе есть специалисты разного профиля. Несколько лет при храме святого Александра Невского, настоятель которого, протоиерей Виктор Рябовол сегодня духовник Общества, действовала «Мамина школа», в которой наши врачи – Нина Николаевна Гранатович, Сергей Леонидович Тришин и другие — обучали молодых мам и тех, кто готовился к рождению ребенка. Рассказывали об особенностях детского возраста, правилах ухода за малышами. Сегодня мы готовы так же активно участвовать и в работе клуба СемьЯ в приходе храма святого Александра Невского.

Еще один крупный проект в деятельности нашего Общества – обучающие семинары, они проводились совместно с сестричествами милосердия двух епархий, Тульской и Белевской, и охватили очень широкий круг вопросов…

– Татьяна Николаевна, как бы Вы сегодня охарактеризовали Общество православных врачей? Это объединение людей, которые хотят больше узнавать о Православии, духовно расти? Несут миссионерское служение, общаясь с пациентами?

– Общество православных врачей – это, безусловно, союз единомышленников! Любой болящий, страждущий человек страдает не только физически, но и духовно. И помочь ему на этом уровне может только тот, кто сам имеет духовный опыт, с духовной стороны смотрит на болезнь. Врач ведь лечит не только медицинскими назначениями, лекарствами и манипуляциям. Существует известное всем медикам высказывание, что, если после разговора с врачом больному не стало лучше, это не врач! Никакие наисовременнейшие медицинские технологии не смогут заменить человека. Страждущему нужен не только рецепт лечения, ему нужно упокоить свою душу и получить надежду…

Православные врачи это хорошо понимают, но, когда мы действуем не поодиночке, а объединены общими представлениями и задачами, тогда наш и профессиональный, и духовный рост происходит значительно успешнее. Когда мы – общество, мы – сила!

Поначалу врачей в Обществе было немного, а сегодня радует рост наших рядов, особенно то, что приходит молодежь; сегодня примерно треть у нас – работающие специалисты, молодые доктора. С огромной радостью каждый раз идем в храм святого Александра Невского, на духовные беседы к отцу Виктору, нашему духовнику. Отец Виктор – удивительный человек; от него исходит такая энергия любви, он просто накрывает нас своей любовью! Дороги его и духовные, и практические советы о том, как вести себя в различных сложных ситуациях, чтобы сохранить душевное равновесие, а ведь без этого мы и профессионально не сможем помочь человеку…

Под руководством нашего духовного наставника мы совершили немало паломничеств к святых местам. Однажды, когда были в Тихоно-Калужском монастыре, отец Виктор служил молебен, а мы ему помогали, читали… Перед каждой нашей встречей батюшка обязательно служит краткий молебен, молится о нас и о наших близких, окропляет нас святой водой… Каждая минута, проведенная с отцом Виктором, помогает нам духовно расти, укрепляться.

Отец Виктор дал чин Крещения младенцев мирянами в чрезвычайных ситуациях, когда стоит вопрос о жизни и смерти ребенка. Мы передали его в реанимационные отделения всех родильных домов, отделения выхаживания недоношенных, во все отделения, где лечатся новорожденные дети. Этот чин может быть совершен врачом в крайнем случае, и тогда душа крещеного младенца уйдет к Богу. А если, с Божией помощью и благодаря искусству врачей, малыш будет спасен, его Крещение будет завершено в храме – миропомазанием.

Когда я рассказала об этом на исполкоме Всероссийского общества православных врачей, членом которого являюсь, из 44-х существующих региональных отделений очень многие попросили, чтобы и им передали этот чин, и теперь по благословению своих духовников они тоже его применяют.

– Татьяна Николаевна, изменилось ли что-то в Вашей профессиональной деятельности после того, как Вы стали верующим человеком?

– Конечно! Добавилась помощь Того, Кто является настоящим Целителем наших душ и тел…В трудных ситуациях мы всегда обращаемся за помощью к Богу. То, что мы, медики, «соработники Божии» в деле укрепления здоровья людей – это не слова, это так и есть.

– Во время приема мам с детьми стараетесь ли Вы говорить им о Боге? Направляете в церковь? Бывали случаи, когда после знакомства с Вами родители становились верующими?

– В педиатрии, как нигде, важен сбор анамнеза, то есть учет всех обстоятельств жизни и развития ребенка для правильной постановки диагноза и назначения лечения. Нередко видишь, что причины болезни – духовные, и, конечно, очень важно указать на это родителям. Говоря о режиме дня ребенка, как бы между прочим спрашиваю, крещен ли он; получив утвердительный ответ, задаю следующий вопрос: причащается ли? Не все и не всегда готовы нас слышать. Но иногда именно такая беседа становится для человека первой ступенькой на его пути духовного понимания окружающего, первым шагом на пути – к вере, к храму. Не всякий человек в трудной ситуации сразу пойдет в храм и станет говорить о своих проблемах со священником, иногда на первых порах ему ближе и понятнее врач. И тогда именно православный врач становится тем миссионером, который помогает пациенту в дальнейшем обратиться к священнику, направит его в церковь. Объяснит, что надо идти духовным путем – исповедоваться, причащаться… Это работает на сто процентов, болезнь излечивается вернее, когда к физическому лечению добавляется духовное. Я убеждена: мы, православные врачи, должны – и можем — быть тем мостиком, который приведет человека к вере, к Богу…

– То есть порой врачу приходится быть в какой-то степени первым «духовником» для своего пациента?

– Миссионером – это точно! Главное отличие православного врача от врача неверующего в том, что мы воспринимаем здоровье человека как гармоничную совокупность состояний его духа, души и тела. Смотрим на человека с этой позиции, причем в ее иерархичности, где духовная составляющая – главная.

– Не могу не спросить о Вашей преподавательской деятельности. Говорите ли Вы своим студентам о Боге? Происходит ли на медицинском факультете хотя бы элементарное знакомство будущих врачей с основами Православия?

– В университете есть кафедра теологии, которую возглавляет протоиерей Лев Махно, в расписании студентов есть и его лекции, так что знакомство с основами Православия у них происходит. Но, к сожалению, этот предмет преподается только на начальных курсах, а в этом возрасте не все студенты готовы к восприятию серьезных и глубоких духовных вопросов. Но вот что интересно: нынешняя ситуация с эпидемией коронавирусом многому научила наших студентов, на многое открыла им глаза! Студенты-медики старших курсов становились помощниками-волонтерами в ковидных отделениях, госпиталях, прошли хорошую школу. И сегодня, беседуя с ними, я вижу у них интерес именно к духовным вопросам. Старшекурсникам говорю о том, что наша профессия – от Бога. Что больной в больнице должен иметь возможность прибегнуть к церковным Таинствам – Крещению, Причастию, Соборованию, это не противоречит никаким медицинским показаниям. Что у изголовья больного ребенка может, по желанию родителей, находиться иконка…

– Каким негативным современным вызовам, в том числе применяемым в медицинской науке и практике, Вы, православные врачи, стараетесь противостоять?

– Много лет мы участвуем в акциях «Белая свеча», которые проходят в храмах дважды в год, 11 января, в день памяти Вифлеемских младенцев, и 1 июня, в День защиты детей. Последовательно отстаиваем мысль о начале жизни человека с момента зачатия, о недопустимости убийства – абортов… Несколько лет назад, во время проведения в Туле большой конференции, в которой приняли участие представители власти, здравоохранения, духовенство Тульской епархии во главе с владыкой Алексием, мы, православные врачи, обозначили свою позицию в отношении ЭКО, экстракорпорального оплодотворения, и сегодня мнение Православной Церкви в этом вопросе однозначно отрицательное. Столь же недопустимыми считаем суррогатное материнство и применение некоторых других медицинских технологий. Сегодня, в эпоху так называемого «трансгуманизма», вопросы биоэтики стоят как никогда остро. Подробно об этом будет идти речь на предстоящем 6-м съезде православных врачей, который пройдет в мае в рамках Образовательных чтений, в котором мы тоже примем участие. Жизнь Общества православных врачей продолжается!

А нам остается поздравить дорогую Татьяну Николаевну с днем рождения и от всей души пожелать здравия духовного и телесного, помощи Божией и Пресвятой Богородицы во всех добрых делах. Многая и благая Вам лета!

Беседовала Татьяна Огнева