В апреле исполнилось двадцать лет работы хора храма Преподробного Сергея Радонежского под управлением регента Масловой Ларисы Анатольевны.

Лариса Анатольевна поделилась  рассказом о своей жизни и деятельности в храме за это время: «Как дочь священника протоиерея Анатолия Маслова я ходила в храм с детства, которое прошло в соборе Всех Святых города Тулы. Ходить регулярно в храм было неукоснительным  правилом для всех детей в нашей семье, и  все три  дочери по очереди под чутким руководством мамы и папы училась в музыкальной школе.

Мне всегда везло с учителями. В музыкальной школе на улице Первомайской, которую я закончила, были самые хорошие в городе на тот момент педагоги. Часто мы ездили на конкурсы, а после  окончания школы,  я поступаю в музыкальное училище имени А.С. Даргомыжского на  дирижерско-хоровое отделение. Когда все мои ровесники  гуляли, я все свое свободное время сидела за музыкальными инструментами, поэтому в  дальнейшем желания связывать свою жизнь с музыкой не было, но отец Анатолий воспитал в нас послушание.

По окончании училища, я  поступаю в консерваторию в Саратове. Тогда в Москву и Санкт-Петербург было поступить очень сложно, но во времена Великой Отечественной войны Московская консерватория со всем педагогическим составом была эвакуирована в Саратов. После войны лучшие педагоги остались работать там, в том числе преподаватель  Лицова Людмила Алексеевна, которая  в 1991 году, когда в стране в годы перестройки царила  разруха,  все закрывалось,  организовала «Театр хоровой музыки», который потом переименовали в  «Городской хор».  Я, входя в его состав,  объездила  с концертами многие страны  Европы.  Очень запомнилась первая поездка во Францию на летних каникулах,  мы пели всенощную Рахманинова в огромном костеле, были также в Германии, Польше. Годы учебы  в Саратове с утра до поздней ночи каждый день были своего рода подвигом.

В храме я начала петь только в Саратове. Поступив в консерваторию, нужно было еще на что жить, и я пение в хоре совмещала с работой на клиросе. В нашей стране  жизнь повернулась к Церкви в 90-е годы, после 70-ти лет отрицания религии. Это время рассвета, когда  стали открываться храмы и  зазвучала духовная  музыка с концертных площадок, которая много лет  была запрещена.

Проучившись плодотворно пять лет, я вернулась в Тулу по наставлению родителей и  стала работать в музыкальной школе, которую сама  закончила и  еще начала петь в Сергиевском храме у регента Валентины Андреевны Лебедевой, когда настоятелем был отец Геннадий Ковалевский.  Пробыв в Туле год, я снова поехала учиться, на этот раз  в Троице-Сергиеву Лавру в регентскую школу. С  преподобным Сергием Радонежским у меня много чего связано в жизни. Когда мы были детьми, отец Анатолий нас часто туда возил, он сам закончил семинарию, а  затем академию в Загорске, так назывался тогда Сергиев Посад. Хор Лавры под управлением отца Матфея Мормыля произвел на всю жизнь неизгладимое впечатление, позже я как раз попала петь в хор отца Матфея. В регентскую школу я пошла учиться уже имея хорошую музыкальную базу. Мне необходимо было понять ход службы, ее устав.

По благословению отца Геннадия, я создала при храме второй хор — левый  для будничных служб. В 1998 году ко мне пришли девочки с музыкальным образованием, но они никогда не пели в храме и многие не были воцерковлены. С ними мы прошли обиход, азбуку церковного пения, основу, которую надо знать каждому певчему. Девочки в процессе работы пришли к вере. Сейчас из того состава в хоре  остались  несколько человек.

В храме для человека главное — это молитва, а хор сопровождает эту молитву, он имеет огромное значение. На хоре лежит  большая ответственность: пение может либо настраивать на молитву, либо наоборот раздражать людей. Оно должно проходить ровно и сопровождать работу священнослужителя.  Все и хор и священник должны идти в одном ритме, клирос должен успевать за действиями священника, но это все приходит с опытом.  В хоре есть понятие спетости. Еще необходимо  понимать, почему поются те или иные молитвы во время службы,  от этого зависит темп и подбор музыки.  Композиторы пишут мелодии  исходя из своего личного мнения, но если они относятся к духовному сословию, то пишут музыку, которая дает  нужный эмоциональный эффект  в данный момент Богослужения,  будь это, например,  Херувимская песнь или  Евхаристический канон, Хвалите имя Господне на Всенощный, Свете тихий.

Регент должен понимать службу и ее назначение. В Великий пост одни песнопения, на праздники и Пасху другие, в храме все четко разграничено.  Задача хора не мешать молиться людям. За двадцать лет нашей работы  было много всего, были и ошибки, но без них невозможно. Они крепко засели в мою память.  Хочу сказать огромное спасибо отцу Димитрию Хлюпну, он на момент начала моей деятельности был диаконом в храме и мне во всем  подсказывал, обращал мое внимание на все связки, тонкости и мелочи.

Наличие хора в храме прямое желание и заслуга настоятеля. Отцу Вячеславу Ковалевскому настоятелю храма хочется выразить  большую благодарность, за то, что он содержит два хора  и не ограничивает мою профессиональную деятельность. Наш репертуар постоянно обновляется, планов очень много. Хочется  задействовать и русскую музыку  и современную — Ирины Денисовой (монахини Иулиании)  и митрополита Иллариона Алфеева, Сергея  Зосимовича Трубачева, который  прослушивал меня в свое время, и сделал огромное количество обработок Знаменного распева.

Говорят, что в любом искусстве нет придела совершенства, но думаю, главное  работа в храме нас очищает и возвышает духовно».

Татьяна Шитова