В храме святого благоверного великого князя Александра Невского по воскресным дням после поздней Божественной Литургии проходят катехизаторские беседы для взрослых. Ведет их выпускник Санкт-Петербургской Духовной Академии магистр богословия диакон Артема Мартынов. Сегодня отец диакон – наш собеседник.

— Отец Артема, Вы самый молодой среди духовенства нашего храма и относитесь к поколению людей, выросших в лоне Православной Церкви. Ваши родители могли уже свободно ходить в храм, исповедовать веру. Расскажите о своем детстве, о родительской семье.

— Родился я в 1991 году в поселке Жданковском, недалеко от Богородицка. Мама моя вот уже пятьдесят три года поет в храме на клиросе, служит регентом. Отец работал охотоведом, сейчас тоже трудится в этой области. Моя бабушка, мамина мама, еще в советское время приняла тайный монашеский постриг, стала монахиней Пелагеей. У родителей нас трое сыновей, я младший. Детство было обычное, как у всех. Правда, в церковь стал ходить рано, сначала это был храм Казанской иконы Божией Матери в Богородицке, где мама пела в хоре. С шести лет начал там пономарить.

Главное, что мы получили в семье – это любовь, которую все мы, братья, чувствовали. Не могу вспомнить ни одного случая, чтобы на меня дома подняли руку – как бы плохо порой я себя ни вел. Родители старались всегда действовать на нас словом, убеждением. Воспитывали с позиции любви, а не с позиции силы.

— Когда человек впитывает веру «с молоком матери», она воспринимается органично, как некая данность… И когда-то должна возникнуть, мне кажется, личная потребность, нужда в Боге, произойти личная встреча с Богом в более зрелом возрасте. Как это было в Вашей жизни?

— В детстве вера воспринималась как нечто естественное, но в то же время и несколько обыденное. Да, я ходил в храм, ходили мои родители, братья, дома мы молились. Все это хорошо, но чего-то не хватало… Личная встреча с Богом произошла, когда я уже учился в старших классах. После некоторого перерыва в подростковом возрасте снова пошел пономарить в алтарь. И это был уже мой осознанный выбор, а не потому, что мама посоветовала. Произошло это в Успенском соборе, у отца Алексия Резухина. Тогда же я задумался об учебе в семинарии, о служении в Церкви.

— А почему Вы выбрали Калугу местом своей учебы в семинарии?

— Причины вполне земные. В Калужской семинарии учился мой хороший знакомый; в Туле же я никого не знал. К тому же в Тульскую семинарию в то время брали только после службы в армии, а мне было 17 лет. В армию было рано, а терять год не хотелось. И я поступил в Калужскую семинарию, проучился там год, а потом пошел служить в армию.

— Где служили?

— Начинал в Арсаках, там есть такая православная часть, ее окормляет иеромонах Варнава, организовавший замечательный солдатский хор «За веру и Отечество». Владимирская область, поселок Арсаки, недалеко от Сергиева Посада – два часа электричкой. Потом служил в Муроме; в Нахабино в Московской области. После участия в Параде Победы в 2010 году отправили в командировку на взрывные работы в Читу, а оттуда вернулся в Подмосковье. Служил в инженерных войсках. Служба была очень интересная. Трудности, конечно, тоже были, но так получилось, что тот костяк, который образовался у нас еще на призывном пункте, 37 человек, весь состоял из верующих ребят. И мы друг друга поддерживали, всегда старались один другому помочь. Причем были довольно активными военнослужащими, выпрашивали себе у руководства возможность сходить в воскресный день или на большой православный праздник – Рождество, Пасху — в храм. Это очень помогало.

— Так много верующих оказалось на призывном пункте? Или это был какой-то специальный набор?

— Да, набор был, все православные стремились служить именно в этой части, и отец Варнава сам выбирал, кто ему подходит. Много солдат было из числа семинаристов и из тех, кто уже окончил семинарию. Но в момент нашего призыва в Арсаках сменилось руководство, с которым у Церкви была договоренность, и нас разослали по разным направлениям. Но к концу службы мы снова все вместе собрались. Как раз в это время, осенью 2011 года, в Москву с Афона привезли пояс Пресвятой Богородицы, и нам посчастливилось поклониться этой святыне. В очереди стояли всего часа два, при том, что люди там стояли как минимум 8-10 часов. Все-таки оказали снисхождение к людям в форме.

Армейская служба оставила во мне много хороших воспоминаний. Слава Богу за все! Это полезный опыт. У меня было даже желание остаться в армии: с детства хотелось помогать людям. Пойти учиться на врача я не мог – не хватало школьных знаний по биологии. В армии же увидел возможность реальной помощи, служения. У меня тогда был выбор между этими двумя стезями, и я выбрал духовное направление. Ведь и в Церкви можно людям помогать!

— Учеба в Калужской семинарии связана со святынями Калужской земли. Там ведь и Оптина Пустынь, и Шамордино, и Пафнутьев-Боровский монастырь…

— Мне посчастливилось там много где побывать, многое увидеть, будучи одним из иподиаконов владыки Климента. Незабываемо общение с Оптиной. Оптина Пустынь – это кусочек неба на земле. Старец Илий и благословил меня идти служить в армию…

— Каким Вам запомнился митрополит Климент?

— Владыка Климент человек замечательный! Молитвенник, строгий аскет, для нас, семинаристов, он был по-настоящему заботливым отцом. Бывало, заболеешь, звонишь, что не сможешь с ним поехать. А поздно вечером он сам звонит и говорит: Артем, я нашел для тебя лекарство, пойди, возьми в трапезной мед, лекарственные травы – все, что нужно для лечения…

Владыка Климент человек очень активный, написал не одну серьезную богословскую книгу, имеет ученые степени доктора исторических и педагогических наук. Часто ему приходится в Москве бывать как председателю Издательского Совета РПЦ, но и в своей Калужской митрополии он все держит под контролем, вникает во все детали. Бывало, работая над какой-то научной темой, готовясь к очередной конференции, мы, семинаристы, сидим в библиотеке, клюем носом: время уже к двум часам ночи приближается… А владыка рядом с нами – бодр, активен. А сколько встреч проходило у него постоянно с самыми разными людьми! Владыка Климент подал пример истинно пастырского, самоотверженного служения. Он и дал мне рекомендацию для поступления в Академию.

— Почему Вы решили учиться в Санкт-Петербургской Духовной Академии?

— Проректор Калужской семинарии был выпускником этой Академии и всячески нам, семинаристам, ее «рекламировал». К тому же по опросам учебного комитета Санкт-Петербургская Академия лидирует по уровню духовного образования в нашей стране, и хотелось учиться именно там.

— В годы учебы в Академии кто оказал на Вас особенное влияние?

— Примером для всех учащихся в Санкт-Петербургской и семинарии, и Академии является ректор Академии владыка Амвросий (Ермаков). Он еще достаточно молод и потому особенно близок студентам; при этом очень образованный, начитанный. К нему всегда можно подойти со своей проблемой, он выслушает, всячески поддержит. Владыка Амвросий часто проводил различные встречи, конференции, на которые приглашал и светских ученых; обычно несколько раз в месяц такие встречи происходили, и мы, студенты Академии, в обязательном порядке в них принимали участие, выступали с докладами.

— Вот откуда у Вас опыт публичных выступлений! В Ваших катехизаторских беседах в храме поражает, что Вы не по бумажке читаете, а рассказываете все по памяти…

— Практика подобных выступлений началась еще в Калужской семинарии, там была возможность преподавания в университете, мы читали лекции по курсу церковной истории. Правда, опыт этот был небольшой, но очень полезный. Именно тогда мне понравилось преподавать: ты можешь делиться с другими своими знаниями, мыслями. В Санкт-Петербургской Академии этот опыт удалось развить. А еще там была такая практика: мы выступали со своими магистерскими работами перед однокурсниками. Ты излагаешь наработанный материал, а студенты или пытаются найти в нем что-то хорошее, или, наоборот, критикуют, каверзные вопросы задают. Это была такая репетиция защиты магистерской работы, тема которой у меня «Аналитика современного учения пятидесятников».

— Санкт-Петурбург, безусловно, запомнился Вам и своими святынями…

— Очень любил бывать на Смоленском кладбище, у блаженной Ксении. Атмосфера там особенная, умиротворяющая. Душа не просто успокаивается, она настраивается на молитвенный лад, получает особые благословения. И, конечно же, Александро-Невская Лавра. Когда заходишь туда, в храмы Лавры, особенно сильно ощущаешь величие Православия. Несколько раз за время моей учебы к нам приезжал Патриарх Кирилл, довелось побывать на патриаршей службе, близко увидеть Святейшего, подойти под его благословение. Я благодарен Богу, что Он сподобил меня учиться в Санкт-Петербургской Духовной Академии: помимо научных богословских знаний я получил опыт молитвенной жизни, ведь в Академии очень много монахов, и среди студентов, и среди преподавателей. Со мной училось несколько человек, которые в процессе обучения приняли монашество. Там очень дружественная, братская атмосфера, несмотря на огромное число учащихся.

— И вот Вы приехали в Тулу… Как промыслительно: учились и жили рядом с Александро-Невской Лаврой, и служите сегодня в храме имени этого же святого.

— По окончании Академии меня могли распределить в любую епархию нашей необъятной страны. Из Тулы меня никто не запрашивал, и было большой неожиданностью и то, что распределили в Тулу, и что владыка Алексий направил именно в храм святого Александра Невскому, которому я, как и все студенты семинарии и Академии, конечно же, особенно молился. Вижу в этом Промысл Божий. В день престольного праздника храма, 12 сентября, когда Церковь вспоминает перенесение мощей святого благоверного князя Александра Невского, я был рукоположен Владыкой Алексием на диаконское служение в этом храме.

— Как Вас встретила Тула?

— Очень хорошо! Честно говоря, я и не ожидал такой теплой встречи. Церковная среда – это одно, но люди есть люди… Думал, что начнутся «пересуды»: мол, приехал чужак из Петербурга, «ученый», начнет нас «учить». А на самом деле ко мне очень благосклонно отнеслось и руководство семинарии, в которой я преподаю, и священноначалие, и все батюшки нашего храма. Владыка Алексий, проповедями которого я искренне восхищаюсь, встретил меня на Тульской земле с радостью. Отец Виктор, настоятель Александро-Невского храма, принял, как собственного сына; всячески во всем помогает. Да и вообще все батюшки в храме очень хорошие; это просто чудо Божие, что в одном храме собралось столько хороших людей. И приход здесь – как большая духовная семья.

— Вы ведете в храме катехизаторские беседы для взрослых. Расскажите немного об этом.

— Прошло пока только пять занятий; сейчас мы «проходим» Ветхий Завет. Предполагается провести четыре курса: по Ветхому и Новому Заветам; по догматике, или богословию; по сравнительному богословию, то есть сектоведению, и по литургике. Летом, когда у прихожан начнется дачный сезон, сделаем перерыв, и осенью продолжим. Всего предполагается провести 20 лекций-бесед.

— Впечатляет, как я уже говорила, что Вы не читаете по бумажке, не пользуетесь никакими «шпаргалками», а ведь приходится излагать огромное количество сведений…

— Нас так учили и в семинарии, и в Академии: если общаться людьми напрямую, а не читать по бумажке, информация ими воспринимается с большим интересом. Все, о чем я говорю, мы ведь не один год изучали, достаточно что-то освежить в памяти, вспомнить наиболее яркие моменты, на которые стараюсь обратить внимание. Я не стремлюсь нагружать слушателей чрезмерной информацией, но стараюсь ее актуализировать применительно к нашему времени. Чтобы человек не только обладал знаниями, но мог при случае достойно защитить свою веру. Ведь сегодня очень много нападок на православие, на священство, на вероучение. И каждому верующему необходимо знать основы своей веры. Всем нашим оппонентам и противникам можно дать отпор, обоснованный и с научной точки зрения, и с исторической. Вот это мы и пытаемся на наших беседах разбирать.

— А что Вы преподаете в семинарии?

— На курсах псаломщиков веду три предмета: литургику; введение в Библейскую Историю, Ветхий и Новый Завет; и историю церковного пения. Также в семинарии я занимаюсь так называемым тьюторством, являюсь курсовым наставником. С понедельника по четверг провожу время со своим курсом как воспитатель, помогаю делать домашние задания. Даю советы, как лучше написать то или иное сочинение. Обсуждаем с ребятами волнующие их темы, ведь у них уже на втором курсе накапливается много вопросов, а подойти с ними к более старшим по возрасту преподавателям они зачастую стесняются. Я же для них как друг, им проще у меня что-то спросить.

— Не могу не задать вопрос о Вашей семье…

— Моя матушка Елизавета родилась в Богородицке, но потом с родителями переехала в Новомосковск, там и жила до нашей свадьбы. Познакомились мы еще до моего поступления в семинарию, а свадьбу сыграли год назад, когда я уже окончил Академию. Матушка окончила правовую академию, она юрист.

— Дай Бог Вам счастья и долгого плодотворного служения в нашем храме!

Беседовала Татьяна Огнева.