Сегодня в Свято-Никольском храме (на Ржавце) за богослужением священство, казачество и миряне молились об упокоении казаков, во время Гражданской войны жизнь свою положивших, от ран и глада скончавшихся, в пленении и горьких работах невинно умученных и от безбожной власти убиенных.

Прошло чуть меньше ста лет с тех пор, как не стало Российской империи. За этот век наша земля увидела три разные страны, три разных народа. О потерях и достижениях, что было и что стало, по-прежнему ломаются копья и до хрипоты спорят с трибун и с экранов телевизора странные, вызывающие удивление люди. Ведь чаще всего их интересует не сохранение Родины, а то, как отнять у нее последнее.

И в этот скорбный день, чтобы знать, что значит быть русским на русской земле, мы вспоминаем о людях, которые были действительно ее хозяевами – рачительными, трудолюбивыми владельцами и защитниками.

95 лет назад, 24 января 1919 года, Оргбюро ЦК рабоче-крестьянской партии большевиков выпустило циркулярную директиву «о расказачивании». Это письмо ставило казачество в положение поверженного врага и фактически объявляло его вне закона. И это не случайно.

Казаки — обособленные, трудолюбивые и отважные люди, для которых ответственность за свою землю была естественна. Будь то труд мирный или воинская служба за Отечество – всюду казакам была присуща самоотдача и хозяйский смекалистый взгляд. А потому казачество было одним из самых естественных врагов для нового режима. И, в первую очередь, это понимали красные вожди революции.

Троцкий на собрании политкомиссаров Южного фронта в Воронеже заявлял: «Казачество — опора трона. Уничтожить казачество как таковое, расказачить казачество — вот наш лозунг. Снять лампасы, запретить именоваться казаком, выселить в массовом порядке в другие области».

Он же замечал: «Казаки – единственная часть русской нации, способная к самоорганизации. По этой причине они должны быть уничтожены поголовно». Это случай, не имевший аналогов в российской истории, когда целые субэтносы русского народа подлежали истреблению в законодательном порядке: им надлежало, как выражался об этом Троцкий, «устроить Карфаген».

Вслед за директивой ЦК РКП (б) в начале февраля 1919 года в большевистской газете «Известия ВЦИК» появилась статья Вацетиса «Борьба с Доном», в которой автор, стремясь перечеркнуть многовековые заслуги казачества перед Отечеством, писал: «У казачества нет заслуг перед русским народом и русским государством. У казачества есть заслуги перед темными силами русизма. По своей боевой подготовке казачество не отличалось способностями к полезным боевым действиям. Особенно рельефно бросается в глаза дикий вид казака, его отсталость от приличной внешности культурного человека западной полосы. При исследовании психологической стороны этой массы приходится заметить свойства между психологией казачества и психологией некоторых представителей зоологического мира».

«Это своего рода зоологическая среда, и не более того. Стомиллионный русский пролетариат даже с точки зрения нравственности не имеет здесь права на какое-то великодушие… Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции… Пусть последние их остатки, словно евангельские свиньи, будут сброшены в Черное море…».

Это слова о тех, чье воинское мастерство в прошлом был вынужден признать Наполеон: «Надо отдать справедливость казакам: именно им обязаны русские своим успехом в этой кампании. Это, бесспорно, лучшие легкие войска, какие только существуют… Если бы я имел их в моей армии, я прошел бы с ними весь мир».

Это слова о тех, кто 22 года спустя, уже в будущем, будет вновь защищать Отечество, но от нового врага. Забыв обо всем, что причинила красная власть казачеству, кавалерия будет биться в смертельном бою против танковых частей. Не многим известен подвиг на Волоколамском направлении казаков-кубанцев 4-го эскадрона 37-го Армавирского кавалерийского полка 50-й Кубанской кавалерийской дивизии. Кубанцы, необученные правилам ведения боя против танковых войск, до последнего стояли, защищая Москву. А получив указ сжечь оставляемую деревню, ослушались, понимая, что в деревнях оставались простые крестьяне, обреченные на замерзание приближающейся зимой.

Циркуляр Оргбюро ЦК РКП (б) об отношении к казакам, подписанный председателем ВЦИК Свердловым, вошел в историю как «свердловская директива». Свердлов, Троцкий, Вацетис, кто же скрывается за этими фамилиями? В наше время великих подмен, важно называть вещи своими именами.

Свердлов Яков Михайлович — Ешуа-Соломон Мовшевич Свердлов; его отец — Михаил Израилевич Свердлов- ремесленник-гравер, мать — Елизавета Соломоновна. Окончил четыре класса гимназии, затем учился аптекарскому делу. Уже в юности был известным подпольщиком в Нижнем Новгороде.

Троцкий Лев Давыдович — Лейба Давидович Бронштейн; его отец — Давид Леонтьевич Бронштейн, мать Анетта Львовна Бронштейн (урождённая Животовская). Сын богатых землевладельцев-арендодателей из числа еврейских колонистов земледельческого хутора неподалёку от села Яновка Елисаветградского уезда Херсонской губернии.

Вацетис Иоаким Иоакимович — латыш, родом из Нейгофской волости, мыза Нейгоф, рос в многодетной семье безземельного крестьянина (фактически батрака).

Не странно ли слышать такие слова от тех, кто в многовековой истории России запечатлел лишь самые кровавые страницы? Но нам нужно об этом знать и повторять, чтобы, не дай Бог, мы не забыли.

[Циркулярное письмо Оргбюро ЦК РКП (б)] Об отношении к казакам
24 января 1919 г.
Циркулярно. Секретно.

1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо принять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.
2. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам.
3. Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселения, где это возможно.
4. Уравнять пришлых «иногородних» к казакам в земельном и во всех других отношениях.
5. Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.
6. Выдавать оружие только надежным элементам из иногородних.
7. Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах впредь до установления полного порядка.
8. Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания.

ЦК постановляет провести через соответствующие советские учреждения обязательство Наркомзему разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли.

Был геноцид или не было? Была ли это «классовая борьба» и казаки сами виноваты, что веками охраняли границы Отечества, служа царизму?… Потери говорят сами за себя. На момент переписи населения 1897 года суммарная численность казаков в России составляла 2 928 842 человек (мужчин и женщин), или 2,3 % всего населения без учёта Финляндии. Общая численность казачества в 1916 году составляла не менее 4.4 миллиона человек. На военной службе состояло в это время 285 400 казаков. К началу Первой мировой войны существовало одиннадцать казачьих войск.

Андрей Вадимович Венков, донской казак, профессор, доктор исторических наук, автор многочисленных монографий и учебников пишет о том, что наиболее «кровопролитная» война для казаков — Первая мировая. В ней донские казаки потеряли 10 тыс. личного состава, на 1,5 млн. население Дона. Но в Гражданскую войну безвозвратные потери среди только донских казаков составили 250 тысяч человек. Это каждый шестой житель, или каждый третий мужчина. Если не считать детей и стариков, то выбили всех, кто сопротивлялся»

Вслед за Гражданской войной началось расказачивание, коллективизация, раскулачивание, депортации, три голодомора… По самым скромным подсчетам красный террор унес жизни около трех миллионов казаков.

Палачи-интернационалисты (в т.ч. из числа красных латышей, китайцев и мадьяр) перед расстрелом отрубали православным казачьим священнослужителям руки и вырезали языки, чтобы те не могли перед смертью сотворить крестное знамение и помолиться. Многих священников распинали на воротах храмов, прибивая руки и ноги гвоздями.

Казачьим офицерам перед расстрелом вырезали на плечах и ногах кожу (в виде погон и лампасов). Многих рубили шашками, заживо сжигали в куренях и хатах вместе с семьями. Почти в каждой станице комиссары-изуверы и их подручные практиковали массовые изнасилования казачьих жен и несовершеннолетних дочерей, которые происходили на глазах казаков, приговоренных к казни.

Из казачьих станиц красными продотрядами (по директивам из Центра) изымалось все продовольствие с целью намеренно спровоцировать массовый голод и вымирание казачьего населения Дона, Кубани, Терека, Урала, Сибири и др. казачьих областей. На место вымирающих станиц переселялось иногороднее население, а также кавказские горцы, исконные враги казаков из числа т.н. «красных интернационалистов».

В приказе-воззвании в августе 1919 года красный комдив Миронов писал: «Население стонало от насилий и надругательств. Нет хутора и станицы, которые не считали бы свои жертвы красного террора десятками и сотнями. Дон онемел от ужаса… Восстания в казачьих областях вызывались искусственно, чтобы под этим видом истребить казачество». Станицы обезлюдели. В некоторых было уничтожено до 80% жителей.

И сегодня, памятуя о том времени, мы, потомки тех, кто пострадали в годы гонений, молитвенно обратились к Господу с поминовением всех, кто понес те скорби.

Настоятель храма протоиерей Игорь Корейша за проповедью отметил, что корень всех революций лежит в безбожии. «Человечеству свойственна эволюционная дорога. К Царствию Небесному нужно всю жизнь идти. Революция же – это бесовская выдумка, и дьявол пленных не берет и с ним нельзя прийти к компромиссу. Приходит более пламенный революционер и уничтожает пламенного, а затем придет еще более пламенный и уничтожит предыдущего. И кончается это все разобщением и безверием. Когда мы поминаем наших пращуров, мы должны помнить, что те, кто пролили свою кровь за Веру, Царя и Отечество, они не просто так отдали свои жизни. Эта кровь, пролитая в русскую землю, соделала ее великим антиминсом, который простирается над всей русской землей».

В этот день помолиться об упокоении казачества в нашем храме собрались атаманы и казаки Тульского городского казачьего общества, а также атаманы и казаки станицы г. Новомосковска СКО «Исток-Донская».

У нас есть великая история. Трагичная, тяжелая, но великая. И лишь помня о ней, мы можем смотреть в будущее. Так же, как смотрели и наши предки — деды и прадеды – как хозяева, ответственные перед Богом за землю, данную нам в удел.

Иерей Антоний Фадеев
Корнаухова Татьяна.