Русская Православная Церковь на протяжении всей ис­тории государства Российского жила со своим народом одной жизнью. Первый же день Великой Отечественной войны – 22 июня 1941 года самым непостижимым образом совпал с православным праздником – днем Всех святых, в земле Российской просиявших. На это одним из первых обратил особое внимание митрополит Вениамин (Федченков), который пребывал тогда в Америке: «Это знак милости Русских Святых к общей нашей Родине и дает нам великую надежду, что начатая борьба кончится благим для нас концом».

Устами местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского) в его послании к верующим церковь благословила тогда всех православных на защиту священных границ нашего Отечества, назвав это дело всенародным подвигом.

26 июня 1941 года в Богоявленском кафедральном соборе Москвы митрополит Сергий отслужил молебен «О даровании победы». С этого времени во всех храмах Московского Патриархата стали совершаться подобные молебствия по специально составленным текстам «Молебен в нашествие супостатов, певаемый в Русской Православной Церкви в дни Великой Отечественной войны».

Во всех храмах звучала молитва, составленная архиепископом Августином (Виноградским) в год наполеоновского нашествия, молитва о даровании побед русскому воинству, вставшему на пути цивилизованных варваров.

Многие видные военачальники соглашались с тезисом Наполеона о том, что «на войне нравственный элемент относится к физическому, как 3:1», чем подтверждали решающее значение морального духа в укреплении армии и подчеркивали, что при определенных условиях храбрость солдат может компенсировать численный перевес противника.

Церковь наша с первого дня войны, не прерывая молитвы своей ни на один день, за всеми службами церковными усердно молилась Господу о даровании успеха и победы нашему воинству: «О еже подати силу неослабну, непреобориму и победительну, крепость же и мужество с храбростью воинству нашему на сокрушение врагов и супостат наших и всех хитрообразных их наветов…».

Послания главы Русской Православной Церкви носили не только призывной и консолидирующий характер, но имели и разъяснительные цели. В них определялась твердая позиция Церкви по отношению к захватчикам и войне в целом независимо от положения на фронте.

Так, 4 октября 1941 года, когда Москве угрожала смертельная опасность, и население переживало тревожные дни, митрополит Сергий выпустил послание к Московской пастве, призывая верующих к спокойствию.

Митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский), бывший ректор Тульской духовной семинарии (1906-1911), поддерживал патриотические чувства в сердцах верующих ленинградцев: «Победа, — говорил он в своем обращении, — достигается силой не одного оружия, а силой всеобщего подъема и мощной веры в победу, упованием на Бога, венчающего торжеством оружие правды, спасающего нас «от малодушия и от бури» (Пс. 54, 9). И само воинство сильно не одной численностью и мощью оружия, в него переливается и зажигает сердца воинов тот дух единения и воодушевления, которым живет теперь весь русский народ».

Выступая 26 июля 1941 года, он сказал: «Война – священное дело для   тех, кто предпринимает ее по необходимости, в защиту правды.…Потому-то Церковь и благословляет эти подвиги и все, что творит каждый русский человек для защиты своего Отечества».

В своем слове за Литургией в кафедральном Богоявленском соборе 10 августа 1941 года владыка напомнил: «…Как во времена Димитрия Донского, святого Александра Невского, как в эпоху борьбы русского народа с Наполеоном, не только патриотизму русских людей обязана была победа русского народа, но и его глубокой вере в помощь Божию правому делу; как тогда и русское воинство, и весь русский народ (осенял покров Взбранной воеводы, Матери Божией, и сопутствовало благословение угодников Божиих, — так и теперь мы веруем: вся небесная рать с нами. Не за какие-нибудь наши заслуги пред Богом достойны мы этой небесной помощи, но за те подвиги, за то страдание, какие несет каждый русский патриот в своем сердце за любимую мать-родину».

Сам владыка жил на хорах не отапливаемого Никольского кафедрального собора и ложился спать в ванной, накрытой досками. 5 апреля 1942 года митрополит Алексий провел службу в блокадном Ленинграде и особо отметил, что день Пасхи совпадает с датой Ледового побоища и ровно 700 лет отделяют эту битву под предводительством Александра Невского от сражения с фашистскими полчищами.

После благословения митрополита Алексия воинские части Ленинградского фронта под развернутыми знаменами двинулись от Александро-Невской лавры на свои боевые позиции. Он не уехал из осажденного города, хотя ему предлагали эвакуироваться из него. Испытывая тяжкие бедствия, которые обрушились на блокадников, он постоянно вел богослужение в действующих храмах Ленинграда.

За организацию патриотической деятельности в храмах города в период блокады митрополит Алексий с группой духовенства был удостоен государственных наград — медалей «За оборону Ленинграда» и «За добросовестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», а также четырех орденов Трудового Красного Знамени.

             

  Митрополит Вениамин         

                

   

 Митрополит Сергий      

Священнослужители, награжденные медалью «За оборону Ленинграда»: протоиерей Михаил Славницкий, протоиерей Владимир Дубровицкий, митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий и протоиерей Николай Ломакин. 15 октября 1943 г.

И словом, и делом

Не только на словах, но и на деле Церковь не оставила народа своего, разделила с ним все тяготы войны. Епископы, священники и миряне совершали свой подвиг независимо от линии фронта: глубоко в тылу, на передовой, на оккупированных территориях.

На ее призыв – послужить Отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может, откликнулись многие. Хотя Советский Союз еще в довоенный период официально считался страной победившего атеизма, на самом деле солдат, находясь на передовой линии фронта, верил в судьбу, то есть в суд Божий, верил в чудотворную силу икон и крестного знамения, и дома за него молились родные и близкие, чему есть немало свидетельств туляков-ветеранов войны и труда.

Об этом же писал и Константин Симонов в известном стихотворении «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины»:

«Как будто за каждою русской околицей,

Крестом своих рук ограждая живых,

Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся

За в Бога не верящих внуков своих».

Молитвы выступали в роли душевного успокоения. Оставшиеся в тылу старики, женщины и дети переживали за своих близких, которые были на фронте, но уберечь их от смерти они не могли. Поэтому оставалось только молиться, надеяться на силу Всевышнего, чтобы Тот защитил и уберег родных.

Митрополит Алексий в своем докладе 8 сентября 1943 года на Соборе епископов Русской Православной Церкви подчеркивал: «И мы можем отмечать повсюду, а живущие в местах, близких к военным действиям, как, например, в Ленинграде в особенности, как усилилась молитва, как умножились жертвы народа через храмы Божии, как возвысился этот подвиг молитвенный и жертвенный. Тени смерти носятся в воздухе в этом героическом городе-фронте, вести о жертвах войны приходят ежедневно. Самые жертвы этой войны часто, постоянно у нас перед глазами…»

Митрополит Алексий постоянно совершал крестные ходы вокруг храма. Певчая М. В. Долгинская, служившая с весны 1942 году в войсках ПВО, вспоминала, что однажды, во время ее возвращения в казарму на Фонтанке внезапно начался налет германской авиации. Она побежала к Никольскому собору, чтобы укрыться. «И вдруг из ворот вышли люди. Они двинулись вокруг храма гуськом, держась в темноте друг за друга. Впереди всех шел митрополит Алексий, подняв к небу икону «Знамение». Каждый вечер после литургии он обходил с нею собор. Даже налет не остановил его».

В 1943 году особенно часто обстреливался именно Никольский собор. Однажды в него попали три снаряда, причем осколки врезались в стену кабинета митрополита. Владыка вошел в алтарь, показал причту осколок снаряда и, улыбаясь, сказал: «Видите, и близ меня пролетела смерть. Только, пожалуйста, не надо этот факт распространять. Вообще, об обстрелах надо меньше говорить… Скоро все это кончится. Теперь недолго осталось».

Упомянутый осколок сохранился и сейчас находится в Троице-Сергиевой лавре. Во время другого обстрела Никольского собора митрополит Алексий, понимая, что у верующих могут не выдержать нервы, а если они побегут из храма, у дверей будет давка, вышел на хоры и, сказав слово, успокоил людей.

Архиерейский собор Русской Православной Церкви, проведенный 8 сентября 1943 года, провозгласил в числе своих деяний «Осуждение изменников вере и Отечеству», согласно которому «всякий виновный в измене общецерковному делу и перешедший на сторону фашизма, как противник Креста Господня, да числится отлученным, а епископ или клирик – лишенным сана» («ЖМП», 1943, № 1, с. 16).

Ни на минуту не прекращался сбор средств на оборону, на помощь раненым и сиротам. Всего же за войну только в подчиненных ему храмах было собрано около 17,5 млн. рублей, из них 4,7 млн. рублей поступило на нужды фронта от Никольского Морского собора. Причем сам митрополит Алексий внес 50 тысяч, протодиакон Л.И. Егоровский – 49 тысяч, а в целом сумма пожертвований духовенства города на Неве достигла 390 тысяч рублей.

Русская Православная Церковь с 1941 по 1944 год внесла в Фонд обороны более 200 миллионов рублей, в том числе по Горьковской области – 9 234 тысяч, Ставропольскому краю – 6 130 тысяч, Свердловской области – 4 615 тысяч, Красноярскому краю – 4 179 тысяч.

А к концу войны общая сумма средств, переданных на нужды обороны, увеличилась до 300 миллионов рублей, не считая драгоценностей, вещей и продуктов. Кроме денег верующие приносили для солдат валенки, рукавицы и телогрейки.

Патриотическая деятельность духовенства и верующих проводилась во всех регионах нашей страны, в том числе и в Тульской области. «Верующие нашей общины любят и ценят нашу Красную Армию, сражающуюся за нашу родину. В день Красной Армии было пожертвовано 3000 рублей на подарки Красной Армии и 50 полотенец. Мы будем постоянно собирать пожертвования нашим красным воинам и молиться за них в родном храме. При этом мы заявляем Московской Православной Патриархии, что сердца наши горят глубокою любовью к матери-родине, за спасение которой мы готовы отдать свою жизнь», – говорится в посланном 30 марта 1942 года рапорте настоятеля церкви Святых Двенадцати Апостолов города Тулы протоиерея Михаила Понятского и 55 представителей этого прихода.

В день празднования Пасхи 6 мая 1945 года в пяти из восьми приходов Тульской епархии было пожертвовано 250243 рубля наличными, облигациями и вещами, в том числе Всехсвятский храм пожертвовал 80 тыс. рублей, а приход Святых Двенадцати Апостолов – 157 тыс. рублей.

В течение всей войны приходы Тульской епархии вносили свой посильный вклад в дело освобождения страны от агрессора. Только за первые три месяца 1945 года ими внесено в фонд обороны 331680 рублей, в том числе церковь Святых Двенадцати Апостолов – 111350 рублей, а Всехсвятская церковь – 100 тыс. рублей.

Вклад сравнительно бедных сельских приходов был, конечно, значительно ниже и составил: церковь Архангела Михаила в селе Татарском Заокского района – 5 тыс. рублей, Никольская церковь в поселке Крапивна – 3 тыс. рублей, а Иоанно-Предтеченская церковь в городе Веневе и церковь Николая Угодника в селе Ровки Лазаревского района – по одной тысяче рублей.

Как видим, суммы пожертвований серьезно отличались и в первую очередь зависели от благосостояния прихода. Всего за 1945 год в девяти приходах Тульской епархии верующие и духовенство пожертвовали 990 700 рублей.

Московские и тульские пастыри благословляли верующих на сооружение оборонительных рубежей и сами участвовали в этом. Священнослужители организовывали в своих храмах бомбоубежища. Многие из них вместе с прихожанами осуществляли ночные дежурства, руководили постами противовоздушной обороны, принимали личное участие в тушении пожаров от зажигательных бомб и ухаживали за ранеными.

Среди них в первую очередь необходимо отметить митрополита Николая (Ярушевича), архиепископа Алексия (Палицына), протопресвитера Николая Колчицкого, московских протоиереев Александра Смирнова и Алексея Смирнова, Аркадия Пономарева и Василия Ремешкова, Вячеслава Соллертинского и Козьму Алексеева, Михаила Кузнецова и Николая Сарычева, Павла Успенского, Стефана Маркова и Федора Казанского.

Особо отличились настоятель Воскресенской церкви протоиерей Николай Бажанов, настоятель Николо-Хамовнической церкви протоиерей Павел Лепехин, настоятель Ильинской церкви протоиерей Павел Цветков, настоятель церкви Нечаянной радости протоиерей Петр Филатов и двое тульских протоиереев – настоятель храма Святых Двенадцати Апостолов Михаил Понятский и настоятель Всехсвятского кафедрального собора Петр Турбин. В своих речах, проповедях и обращениях к верующим они неустанно призывали к подвигам в труде в деле укрепления обороны страны и по праву были награждены медалью «За оборону Москвы».

Несколько десятков священнослужителей на временно оккупированных территориях удостоены медали «Партизану Великой Отечественной войны». А сразу после Победы над Германией более 50 священников отмечены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Проявления патриотической деятельности Русской Православной Церкви в годы Великой Отечественной войны были очень разнообразны, начиная с идейной критики фашизма как антигуманной, античеловеческой идеологии, ободряющих посланий и проповедей к пастве и кончая организацией сбора пожертвований на оружие и боевую технику, помощь раненым, детям-сиротам и семьям бойцов Красной Армии.

Так, епископ Калужский Питирим (Свиридов) обратился к командованию госпиталя с предложением принять шефство над госпиталем, и предложение епископа было принято. Церковный совет, осуществляя шефство, собрал 50 тыс. руб., приобрел на них 500 подарков для раненых. Силами церковного хора в госпитале устраивались концерты с программами русских народных песен и песен советских композиторов.

После снятия блокады Ленинграда митрополит Алексий (Симанский) и его сестра А.В. Погожева в мае 1944 года передали свою дачу на станции Сиверская под детский дом для сыновей и дочерей погибших солдат и офицеров.

 «Эта забота со стороны верующих нашего Союза о детях и семьях наших родных воинов и защитников да облегчит великий их подвиг, а нас да соединит еще более тесными духовными узами с теми, кто не щадит и крови своей ради свободы и благоденствия нашей Родины», –  отмечал в своем обращении митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий.

«Дай Бог, чтобы и на будущее время не оскудела ревность и щедрость русских православных верующих людей и чтобы это посильное участие наше в деле стояния за Родину и борьбе за ее честь и свободу привлекли благословение Божие на великий подвиг», — эти слова митрополита Алексия, сказанные незадолго до окончания войны, звучат сегодня как обращение к будущим поколениям духовенства и мирян Русской Православной Церкви.

Крестный ход на Пасху в городе Богородицке

Богослужение в Никольском Морском соборе в Ленинграде во время войны

Архиерейский собор, 1943 г.

Сидят: митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский), митрополит Киевский Николай (Ярушевич).

Стоят: архиепископ Куйбышевский Алексий (Палицын), архиепископ Горьковский Сергий (Гришин), архиепископ Красноярский Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ Ярославский Иоанн (Соколов), протоиерей  Николай Колчицкий.

Священники, награжденные медалью «За оборону Москвы». 1944 г.

Воспитатели и дети детского дома на станции Сиверская

Сбор средств на нужды обороны, подарки бойцам,

содержание раненых и сирот

Танки – от Церкви

Особую страницу в летописи Великой Отечественной войны составляет создание на церковные средства танковой колонны имени Димитрия Донского.

30 декабря 1942 года, в дни, когда решалась судьба Сталинградской битвы, патриарший местоблюститель Сергий (Страгородский) обратился к архипастырям, пастырям и приходским общинам Церкви с призывом о сооружении на средства верующих общецерковной танковой колонны имени Димитрия Донского. «Пусть наша церковная колонна,— писал митрополит Сергий в своем обращении к верующим,— несет на себе благословение право­славной нашей Церкви и ее неумолкаемую молитву об успехе русского оружия».

И этот призыв был с воодушевлением под­хвачен Церковью: от Москвы до самых до окраин начался сбор пожертвований для защиты Родины. Во всей стране на свободной от фашистов земле не было ни одного храма, ни одной церковной общины, которые остались бы в стороне от этого священного дела. Не существовало почти ни одного, даже сельского, прихода, не внесшего свой вклад в общенародное дело спасения Отечества.

Не прошло и недели, как Патриархия внесла на постройку танковой колонны 100 тыс. рублей, Елоховский кафедральный собор в Москве – 300 тысяч, а настоятель этого собора Николай Федорович Колчицкий – 100 тысяч.

В целом духовенство и верующие Москвы и Подмосковья пожертвовали на это благое дело свыше двух миллионов рублей, Ленинграда один   миллион рублей, Куйбышева – 650 тыс. рублей, Астрахани и Пензы  – по полмиллиона,  Казани, Саратова и Вологды – по 400 тысяч, Молотова (Перми) – более 300 тысяч, Уфы – 230 тысяч, Калуги – 140 тыс. рублей.

Всего на общецерковную танковую колонну имени Димитрия Донского духовенством и верующими нашей страны было собрано свыше 8 миллионов рублей и большое количество золотых и серебряных вещей.

Сорок танков Т-34, которые составили грозную танковую колонну, были построены на заводе Челябинска. Их передача частям Красной Армии состоялась 7 марта 1944 года у деревни Горелки, северо-западнее Тулы, по месту расположения комплектующих военных лагерей. 38-й отдельный танковый полк получил 19 танков Т-34, вооруженных 85-мм орудием. А 516-муогнеметному танковому полку  достался 21 огнеметный танк с 76-мм орудием. К тому времени оба прошли нелегкие боевые пути.

Первый участвовал в боях на Демянском плацдарме, под Вязьмой и Ржевом, освобождал города Невель и Великие Луки, бил врага под Ленинградом и Новгородом.

Второй до получения «тридцатьчетверок» от Русской Православной Церкви с честью оправдывал доверие дальневосточной молодежи, пройдя дорогами войны на танках колонны «Хабаровский комсомолец».

И как пять с половиной столетий назад преподобный Сергий Радонежский послал в ряды русских войск двоих иноков – Александра Пересвета и Родиона Ослабю – из числа братии Троицкого монастыря на правую брань с мамаевыми полчищами, так и во время Великой Отечественной войны Русская Православная Церковь направила два танковых полка на борьбу с фашизмом.

Два полка, равно как и два воина, немного могли прибавить силы русскому оружию, но они были посланы от Церкви. Видя их в своей среде, российское воинство воочию убеждалось, что на святое дело спасения Родины оно благословляется Православной Церковью.

Учитывая высокую значимость патриотического акта верующих, в день передачи колонны состоялся торжественный митинг, на котором перед танкистами по поручению Патриарха всея Руси выступил митрополит Коломенский и Крутицкий Николай  (Ярушевич), который обозвал немецких солдат «сатанистами» и «врагами культуры» и вручил личные подарки: офицерам – часы с гравировкой, солдатам – складные ножи.

В своей речи перед танкистами архиерей дал им напутственный наказ: «Вперед, дорогие воины, во имя полного очищения нашей земли, во имя мирной жизни и счастья нашего народа. На святое дело — вперед!»

В ответ на это напутствие командиры полков — 38-го, подполковник И.А. Горлач, и 516-го, майор С.Н. Замелюк, — заверили митрополита Николая в том, что личный состав достойно выполнит воинский долг и с честью пронесет имя великого полководца на броне боевых машин.
На последующем за этим торжественном приеме  присутствовали: от военного совета бронетанковых и механизированных войск Красной армии — генерал-лейтенант Н. И. Бирюков, который стал впоследствии Героем Советского Союза и командовал сводным полком от 3-го Украинского фронта на Параде Победы 24 июня 1945 года на Красной площади в Москве.

От Русской Православной Церкви Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский), митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский) и митрополит Коломенский и Крутицкий Николай (Ярушевич).

Долгие годы краткая стенограмма речей на приеме скрывалась под грифом «секретно». На самом деле, она не содержат никаких тайн, а скорее выражает единство чувств и стремлений людей полярных мировоззрений, но скрепленных преданностью Родине в ее трудный час.

Генерал-лейтенант танковых войск Н. И. Бирюков от имени военного совета бронетанковых и механизированных войск Красной Армии поблагодарил Патриарха и заверил, «что те танки, которые мы построили на средства духовенства Русской Православной Церкви и всех верующих, вручены достойным людям, которые не остановятся перед тем, чтобы отдать жизнь свою за освобождение нашей Родины от врагов…»

В ответном слове Патриарх Московский и всея Руси Сергий сказал: «…только можем радоваться,  что и мы тут, хотя и ничтожную, но каплю своего участия прибавили к этому общему подвигу, общему труду, что и мы участвуем в этом деле». Он пожелал, «чтобы вы здоровыми и невредимыми возвратились домой и радовались бы и с нами со всеми, и с вашими близкими людьми. Дай Бог Вам, чтобы Ваши слова исполнились на деле, и чтобы слава Димитрия Донского коснулась и Вас, и всех представителей танковых войск».

По-разному сложится военная судьба боевых машин танковой колонны имени Димитрия Донского. Короткой и яркой будет она для 38-го полка, продолжительной и скрытной окажется у 516-го.

Менее чем за два месяца 38-й полк прошел с боями свыше 130 км и более 500 км сумел преодолеть маршем по бездорожью на своих танках.
В составе 53-й общевойсковой армии 2-го Украинского фронта он принимал участие в Днепровско-Карпатской стратегической наступательной операции по освобождению Правобережной Украины. За проявленные мужество и героизм 49 танкистов колонны имени Димитрия Донского из 38-го полка были награждены орденами и медалями СССР.

516-й отдельный огнеметно-танковый полк воевал в составе 1-го Белорусского фронта. Его танкисты первыми ворвались в Брест и вышли на государственную границу, освобождали Польшу, штурмовали Познань и Зееловские высоты. За овладение крупнейшим промышленным центром Польши Лодзь полку было присвоено почетное наименование «Лодзинский». За образцовое выполнение боевых заданий командования при овладении городом и крепостью Познань и проявленные при этом доблесть и мужество 5 апреля 1945 года полк был награжден орденом Красного Знамени. К этому времени в нем было 13 кавалеров ордена Красного Знамени, 17 — ордена Отечественной войны I и II степеней, 57 — ордена Красной Звезды, 29 — ордена Славы II и III степеней, 137 человек награждены медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».

Митрополит Николай (Ярушевич)

Протоиерей Николай  Колчицкий                 

Генерал-лейтенант Н.И. Бирюков

Танкисты выстроились у подаренных Русской Православной Церковью боевых машин

Митинг на заснеженном поле под Тулой

Экипаж и обслуживающий персонал у подаренного церковью танка

Передача частям Красной Армии танковой колонны имени Димитрия Донского у деревни Горелки 7 марта 1944 г.

Колонна танков имени Димитрия Донского, переданная Церковью

Вручение формуляра танкистам от РПЦ и командования РККА.

Горелки, 7 марта 1944 г.

Белов Александр Георгиевич, ведущий специалист Тульского военно-исторического музея