Митрополит Тульский и Белевский Алексий не в первый раз отвечает на вопросы читателей «Молодого коммунара». На этот раз он отметил, что туляков стали больше волновать глубокие, серьезные вопросы о месте христианина в современном обществе.

«Все идет от сердца» (Лк. 6, 15)

— В последнее время люди стали активнее отстаивать свои права. Может ли православный человек участвовать в гражданских акциях протеста – в митингах, пикетах?

— Всякий человек свободен, и Бог не ограничивает его свободу. Поэтому каждый может принимать участие во многом. Но если это человек православный, то он всегда должен стараться исполнить волю Божию, и если вы чувствуете, что в этой деятельности и есть исполнение Его воли – пожалуйста, протестуйте.

— Прокомментируйте, пожалуйста, последний скандал в США. Там пастор призвал 11 сентября жечь Коран. Общественность возмутилась, пастор вроде бы одумался, но все же два человека устроили в этот трагический день публичное сожжение копий святой для мусульман книги.

— Думаю, эту историю надо рассматривать в контексте нравов современной Америки. Там каждый может говорить и делать то, что он хочет, и это порой используется в коммерческих целях. Ну, представьте себе: сидит такой пастор в маленьком городке, община небольшая, человек тридцать, а обратить на себя внимание очень хочется. Сегодня о нем говорит весь мир. Он сам заработает, на нем заработают…

— Выходит, это пиар?

— Конечно. Но играть такими вещами никак нельзя, это опасно.

— Владыка, можно ли просить в молитвах к Спасителю или к святым о том, чтобы та или иная коммерческая сделка завершилась благополучно? Или конкретика здесь неуместна?

— Просить Господа нельзя только о помощи в осуществлении греха (если это сделка с совестью, с дьяволом). А обо всем остальном просить можно и нужно. Если же речь идет о сделке с совестью, молитесь: «Господи, не попусти мне этого сделать».

— У меня два вопроса. Первый – о вашем отношении к диакону Андрею Кураеву: его миссионерскую деятельность по-разному оценивают даже в церковной среде. И второй вопрос: на политическом форуме в Ярославле Президент России Дмитрий Медведев сказал, что наши предки уповали то на батюшку-царя, то на высшие силы, это, мол, национальная привычка такая, но в XXI век это тащить не нужно. Вы с согласны с главой государства?

— Когда говорит отец Андрей Кураев, то всегда надо понимать: или он говорит от себя как человек, который живет в нашей общей церковной семье и имеет какой-то свой личный опыт духовной жизни, или же он утверждает, что это есть нетленное учение церковное. Это всегда нужно различать, даже когда мы читаем творения Святых отцов. Или это мнение Русской Православной Церкви, или же позиция, как говорят в миру, физического лица имярек, пусть и духовного звания. Мы все чем-то иногда увлекаемся, и каждый из нас будет толковать учение церкви, исходя из своего личного духовного опыта.
Что же касается слов Президента России, то я согласен с ним в том, что Господь может попустить что-то сделать, но ничего за нас Он не сделает — без нас самих, без наших усилий.

— Дмитрий Анатольевич еще много говорит о модернизации, о новых технологиях. Как вы относитесь, например, к Интернету?

— Как ко всякому инструменту, который есть в наших руках. Все зависит от того, что у человека в мыслях, в желаниях и в сердце. Если в сердце чисто, то и инструмент будет применен для делания добра. Ведь все, что пишут в Интернете – и доброе, и злое — идет от сердца. А вы знаете, сколько сегодня в Интернете православных ресурсов, православных пользователей? Посмотрите на наших семинаристов: они очень активно общаются в сети с людьми разных конфессий и разных стран. Ведь Интернет – это отсутствие цензуры, то есть свобода в выборе собеседников, тем. Что еще нравится, и семинаристы, и священнослужители, и православные граждане выступают с открытым забралом, не прячутся за никами — псевдонимами, смело дискутируют, отстаивая нашу позицию.

«Всему есть плата»

— По радио рекламируют приборы биорезонансной терапии. Вредно ли это? Не грех ли пользоваться такими приборами?

— Я думаю так: нужно проконсультироваться с врачом. Пусть он сначала скажет, что это полезно, тогда уж и думайте, пользоваться или нет таким прибором. Вредить человеку в духовной жизни может явное и сознательное нарушение воли Божией. То, что мы называем грехом. Если вы найдете в Священном писании, что этот прибор – нарушение воли Божией, тогда твердо можете уклоняться от его использования.

— По медицинским показаниям не могу иметь детей, но родить ребенка очень хочется. Мне предложили искусственное оплодотворение, разрешает ли это Православная церковь?

— Существует такой документ – «Социальная концепция Русской Православной Церкви», там можно найти ответы на все эти вопросы. Если в зачатии будут участвовать половые клетки вашего супруга – пожалуйста, не надо ничего бояться, это приемлемо.

— Мой ребенок – наркоман. Сейчас появляется много рекламы разных центров помощи наркозависимым ребятам. В основном, они протестантские, насколько мне известно. Можно ли обратиться туда православному человеку?

— Нужно очень внимательно и ответственно подходить к такому выбору. Пробовать. Если помогает, почему бы не принять помощь? Но не стоит забывать, что всему есть плата. Если взамен что-то требуют, например, изменить мировоззрение, взгляды – то это уже вопрос свободы совести.

— Как готовить к причастию ребенка?

— Прежде всего, надо понимать, что это ситуация касается не только жизни ребенка, эта ситуация в жизни всей «малой церкви» — семьи. Даже если взрослые в этот день не причащаются, они должны так же готовиться: молиться, держать пост. Конечно, мера поста у взрослого и ребенка различна, но поститься должны все вместе. И идти к причастию вместе, предварительно объяснив ребенку, почему мама и папа сегодня не могут принять причастие. Главное – не подходить к этому механически. В духовной жизни нельзя ничего делать формально: это будет не впрок.

— Еще один вопрос. У меня тяжелая работа. Я всегда пощусь в среду и в пятницу. Могу ли я не держать трехдневного поста перед причастием?

— В дореволюционной практике для учащихся, студентов, беременных женщин, для тех, кто занимался тяжелым физических трудом, бремя поста ослаблялось. Главное – не принимать решение самостоятельно. Подойдите к священнику, объясните ситуацию, попросите у него благословение. Вообще нельзя дисциплину поста превращать в диету. Это дисциплина воздержания в мыслях, чувствах, поступках, желаниях, воздержания от всего того, что противно Богу.

— В Москве, да и в Туле тоже, появилось много мигрантов из Средней Азии. А нас становится все меньше и меньше, люди не хотят рожать. Многие тревожатся: не приведет ли такая миграционная политика к тому, что скоро в России мусульман будет больше, чем православных?

— Если тревожатся, то пусть растят в своих семьях по 10-14 детей – ведь именно столько рожали их бабушки и прабабушки.
Почему так сейчас происходит? Потому что многие из нас только носят бирку «Я православный», а жить по-христиански не хотят. Вот говорят: дорого детей растить, жизнь сегодня тяжелая. А что, у мигрантов райская жизнь? Но они приезжают, рожают детей, растят их, воспитывают, дают им образование…

О духовной экологии

— Какое участие Тульская Епархия примет в праздновании 630-летия Куликовской битвы?

— 18 сентября в 11 часов по обыкновению пройдет торжественное шествие из храма Преподобного Сергия к колонне Дмитрия Донского. Там совершится заупокойная лития, затем состоится митинг. А 21 сентября, в праздник Рождества Пресвятой Богородицы, в Монастырщине в 9 утра будет совершаться чин полного освящения храма Рождества Пресвятой Богородицы. Нет, Патриарх всея Руси на праздник не приедет. Он уже посещал Куликово поле 1 июня – открывал торжества в день памяти благоверного князя Дмитрия Донского.

— Прошедшим летом многие пострадали от природных пожаров. Слышала, что Тульская епархия собирала гуманитарную помощь для погорельцев. Много ли было людей, пожелавших поддержать пострадавших?

— Мы сразу же создали при епархии специальную комиссию, которая вошла во взаимодействие с комиссией при администрации Тульской области и с нашей общецерковной комиссией. Связались с Рязанской епархией – у них там было много пострадавших – и очень быстро организовали сбор и доставку гуманитарной помощи. Мы благодарны всем людям, которые принимали в этом участие. Не только тем, кто жертвовал, но и тем, кто организовал адресную доставку гуманитарной помощи нуждающимся.
Всего мы собрали около 800 тысяч рублей, перечислили деньги на специальный счет. Не было никакого давления: просто в храмах висели объявления, и люди откликались. Но самое главное — как народ в эти дни молился! Искренне, горячо, трогательно. Каждый день люди обращались к Богу с покаянными молитвами, с просьбами, чтобы Он простил им прегрешения и послал дождь. Это было реальным опытом обращения к Богу и получения отклика.

— Государство приняло закон о возвращении РПЦ собственности, отнятой коммунистами. Но ведь коммунисты отняли имущество не только у церкви, но и у народа. Как вы относитесь к идее реституции?

— Если говорить о справедливости, то, конечно, принцип реституции должен быть распространен на всех. Но есть ли для этого реальные условия? Это вопрос не ко мне, а к государству. Я могу судить о том, что сам вижу: если церковь возвращается к живому приходу, то вместо руин появляется чудесный храм, который украшает город, улучшает его духовную экологию.

— Есть ли программа популяризации тульских святых, в частности, архимандрита Макария Сушкина?

— По моим наблюдениям, тульских святых хорошо знают и почитают. Что касается памяти архимандрита Макария Сушкина, то мы надеемся, что скоро в нашем городе появится мемориальная доска в его честь, нам помогает это осуществить газета «Молодой коммунар». А пока собираем информацию, этим занимается протоиерей Павел Савельев.

— Много ли молодых людей поступает сегодня в Тульскую духовную семинарию?

— Не сказал бы, что много. В этом году у нас было 13 абитуриентов, взяли 9. А на кафедру теологии Тульского государственного университета – 50 человек на место. Сравните сами…

— Как проходят вступительные экзамены в семинарии?

— Все начинается с собеседования: с ребятами встречаются наши проректоры. Потом вступительные экзамены: устное чтение на русском и славянском, вопросы по Святому писанию, затем письменная работа. С теми, кто прошел испытания, беседую сам. Важно выяснить, есть ли призвание к пасторскому служению у молодого человека, есть ли искра, из которой можно разжечь пламень. Это, поверьте мне, может быть еще не до конца понятно ему самому, но нам видно сразу…

«Люблю реалистическую живопись»

— Уголовный процесс против кураторов выставки «Запретное искусство» вызвал серьезную дискуссию в обществе. А как на ваш взгляд: художник подсуден или нет?

— Когда художник создает свою картину, он хочет, чтобы ее увидели. Значит, должен быть готов к тому, что кому-то его произведение понравится, а кому-то нет.

— Но здесь возбудили уголовное дело…

— Выставка — публичная акция, она может кого-то оскорбить. Я считаю, что суд в таких случаях – цивилизованное решение, главное, не надо выяснять отношения другими методами.

— А вы каких художников любите?

— Я люблю реалистическую живопись: не обязательно религиозные сюжеты, люблю пейзажи, исторические темы. К абстрактному искусству, к сюрреализму душа не лежит. В Тульском музее изобразительных искусств был два раза. Очень достойная коллекция.

— После долгих дебатов вокруг преподавания основ православной культуры в наших школах появились дисциплины на выбор: хочешь, основы православия, хочешь, светская этика. Как вы к этому относитесь?

— Очень правильное решение. Каждая семья может выбрать, что нужно ребенку. Хорошо, что закон обязывает с уважением относиться к свободе совести ребенка, что администрация школы не может на него и родителей надавить. Сейчас идет период эксперимента, появляются учебные пособия: у нас в Туле появились неплохие учебники, они апробируются. Здесь нужен общий стандарт – государство ведь не частная лавочка.

— Вам не кажется, что взрослых тоже нужно образовывать? После 70 лет воинствующего атеизма многие элементарных вещей не знают, возникают конфликтные ситуации.

— Сейчас любой человек может заняться самообразованием. Чувствуешь, что чего-то не знаешь, не понимаешь, зайди в Интернет, почитай хотя бы Википедию. Другое дело – мотивация. Можно быть ходячей энциклопедией, а в отношениях с людьми – настоящим Кощеем Бессмертным. Мы живем в большом и открытом мире, постоянно соприкасаемся с другими культурами, важно уметь уважительно разговаривать с людьми.

-То есть вы говорите о толерантности? А почему же это слово у нас не в чести?

— Слова, приходящие к нам из другого языка, из другой культуры, имеют свою этимологию, свой смысловой оттенок. На мой взгляд, понятие «толерантность» несет в себе некоторое равнодушие. А человек безразличным быть не должен.

— Мои соседи – адвентисты. Люди, вроде, хорошие, но очень активно агитируют за свою веру. Как к этому относиться?

— Если это один раз — можно постоять, послушать и уйти по своим делам. Если это происходит каждый день и навязчиво, попросите больше не беспокоить. Это общее правило человеческих взаимоотношений, не важно, в какой сфере. Ведь свобода этих людей заканчивается там, где начинается ваша свобода. Но старайтесь не ссориться. Апостол Павел говорил так: «Если возможно с вашей стороны, имейте мир со всеми людьми» (Рим. 12, 18).

На «прямой линии» с митрополитом Алексием дежурили Елена Барковская, Ирина Скибинская