Минуло девять лет с того дня, когда был призван ко Господу протоиерей Геннадий Витальевич Ковалевский. Светлая память об этом замечательном церковном деятеле, мудром пастыре и удивительном человеке живет и не угасает, несмотря на годы, в сердцах многих  и многих людей.

Вокруг храма преподобного Сергия Радонежского, с которым неразрывно связаны последние пятнадцать лет жизни протоиерея Геннадия Ковалевского,  с утра уже прогуливаются счастливые  мамы и заботливые бабушки с малышами. Лучшего места для детей в районе, со всех сторон застроенном многоэтажками, пожалуй, нет: ухоженные лужайки, тенистые дорожки, а главное, удивительное ощущение спокойствия, как будто и нет за церковной оградой спешащих по делам людей, оживленных городских магистралей…

А в это время в самом храме идет служба, собравшая многих, кто хранит в сердце память об отце Геннадии, кому довелось с ним встретиться на жизненном пути в самое разное время. По окончании богослужения к приезду митрополита Тульского и Ефремовского Алексия, почтившего в этот день своим визитом храм преподобного Сергия Радонежского, на могилу  его бывшего настоятеля храма люди несут  свежие букеты цветов и венки.

Владыка Алексий отслужил заупокойную панихиду по протоиерею Геннадию Ковалевскому в присутствии тульского духовенства, клириков и прихожан Свято-Сергиевского храма.

Вспоминая протоиерея Геннадия Ковалевского,  Его Высокопреосвященство  Владыка Алексий отметил, что его жизненный путь является примером служения для многих.

— Ровно девять лет, как всеблагому Божиему смотрению благоугодно было призвать из этого мира в мир иной собрата нашего, протоиерея Геннадия Ковалевского, и вместе с этим для нас, еще продолжающих свой земной путь, дать возможность нового опытного восприятия того небесного благодатного мира, в который много лет назад Преблагословенная Богородица благолюбиво отверзла отцу Геннадию Божественные входы. Этот новый опыт молитвенного общения, которое требует от нас определенного духовного напряжения и сосредоточенности, дает нам возможность понять: почему на земле сердце этого человека билось такой могучей христианской преданностью к подвигу Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа, таким высоким пастырским порывом, который давал возможность в свое человеческое сердце вмещать сотни и сотни людей с их болями, с их лишениями, с их радостями и надеждами,  и давать им ощущение нетленной, милующей благодати Божией. Дай Бог, чтобы этот опыт, который сегодня отец Геннадий нам дает через наше молитвенное общение в Боге,  давал бы и нам возможность подражать его верному христианскому жизненному служению, его подвигу пастырскому, чтобы, когда по Божьему произволению нам придется оставить этот мир и предстать пред судилищем Господним, наше предстояние пред Богом было не посрамлено, не осуждено, а прославлено Отцом и Сыном и Духом Святым как благое, благомерное и благоплодное!

Говорить о протоиерее Геннадии Витальевиче Ковалевском можно долго, настолько многогранным и в то же время цельным был этот человек. Потомственный священнослужитель, церковный деятель, добрый пастырь, созидатель в самом широком смысле этого слова, крепкий хозяйственник, мудрый и внимательный наставник, верный друг… Возможно, когда-нибудь воспоминания об отце Геннадии самых разных людей  объединят в одну большую книгу, в которой будет рассказано все, что было сделано им во благо Матери-Церкви и православных людей за годы служения на различных поприщах. Но самое главное, во что хочется верить, — она сполна будет пропитана любовью и теплом, которые отец Геннадий в свое время щедро отдавал людям.

Вспоминает благочинный города Тулы протоиерей Сергий Резухин:

— Отец Геннадий был уникальным человеком. В 1999 году он стал благочинным храмов Тульского городского округа, человеком, который знал духовенство и ладил со всеми. Также он очень хорошо знал студентов, получающих духовное образование, так как с 1996 по 1998 годы являлся ректором Епархиальных пастырских курсов, а в 2003 году стал I проректором Тульской духовной семинарии. У него был богатый жизненный опыт, он был очень хорошим строителем, о чем свидетельствует восстановленный им в Туле храм преподобного Сергия Радонежского. Но самое главное — отец Геннадий был хорошим человеком и добрым наставником для прихожан.

Для Татьяны Федоровной Бобровной, долгое время прожившей в Заречье, встреча с отцом Геннадием Ковалевским, в ту пору настоятелем храма преподобного Сергия Радонежского, стала точкой отсчета новой жизни.

-Я, как и многие представители моего поколения, выросшего в советское время, была далека от церкви, хотя и была крещена в детстве. А в 1999 году, как сейчас помню, в Вербное воскресенье, после долгих уговоров своей сотрудницы пришла в Свято-Сергиевский храм на службу. Думаю, что многим, кто впервые приходит в храм совершенно неподготовленным, знакомо это ощущение, когда внутри тебя начинают просыпаться какие-то новые чувства и при этом возникает множество вопросов. Но, когда я услышала проповедь отца Геннадия, живую, искреннюю, я почувствовала такую радость, необъяснимую какую-то, как в детстве! С этого момента я начала ходить в Свято-Сергиевский храм: сначала спонтанно, как душе было угодно, а потом со временем начала воцерковляться, стала посещать духовные беседы, записалась в храмовую библиотеку. Самые ценные воспоминания того времени  это, конечно, общение с отцом Геннадием. Сколько в нем было энергии, сколько участия, любви к людям, сколько терпения! Он был удивительно открытым, простым и добрым человеком, откликался на любую просьбу, не жалел ни времени, ни сил для своих прихожан. При этом он не был, знаете, таким добреньким, был требовательным, но мудрым и справедливым. Уже несколько лет я живу в Пролетарском районе, перебралась к сыну, поэтому в Свято-Сергиевском храме бываю не часто, но в такой день, когда почитается память уважаемого всеми отца Геннадия,  не прийти не смогла. Светлая ему память и вечный покой!

Иерей Алексий Матвеев, ныне клирик Николо-Зарецкого храма, несколько лет служил диаконом в храме преподобного Сергия Радонежского под началом протоиерея Геннадия Ковалевского и считает его своим учителем и наставником:

— Я благодарен Господу Богу за то, что он дал мне, молодому священнослужителю, возможность пройти школу богослужения и личного общения у отца Геннадия. За эти годы я почерпнул у него многое. Прежде всего, Отец Геннадий обладал удивительной способностью – жить Церковью. Сегодня во время службы мы читали Евангелие, притчу про Марфу и Марию, и мне подумалось, что это о нем. Отец Геннадий действительно сочетал в себе и энергию Марфы, и духовность Марии. Совмещать в себе столько должностей и при этом уделять внимание людям, клиру, своей семье, одновременно восстанавливать из руин храм, консолидировать вокруг этого дела совершенно разных людей, от бабушек до руководителей всевозможных организаций и чиновников, воодушевлять их – такое под силу не каждому священнику. И самое главное, что он всегда оставался самим собой, с кем бы ни общался.

Кроме того, отец Геннадий обладал редким даром  чувствовать людей, которые служили рядом с ним, улавливать их состояние, настроение.  Благодаря этому качеству он как настоятель умел предвосхищать многие сложные ситуации, создавал, таким образом, в храме атмосферу взаимопонимания, единения. И еще, меня всегда восхищал его талант проповедника, его проповеди  всегда были тесно связаны с жизнью. И, будучи преподавателем гомилетики в Тульской духовной семинарии, он учил нас, семинаристов, тому же, добивался от нас умения говорить просто, ясно и в то же время с максимальной отдачей.

Игоря Николаевича Шелопаева – уполномоченного по делам религии при губернаторе Тульской области в 1993-2000 годы — с протоиереем Геннадием Ковалевским связывали не только деловые, но и дружеские отношения:

— Наряду с теми качествами, которые обязательно должны быть присущи православному священнику, отец Геннадий был человеком большого размаха, настоящим государственником. Я очень рад, что судьба подарила мне встречу с такой яркой, незаурядной личностью, имея в виду его ответственный подход ко многим важнейшим событиям, которые происходили в 90-е годы в сфере государственно-церковных отношений. Я счастлив тем, что вместе с ним мы содействовали сближению органов власти и Церкви на взаимоприемлемых правовых основах в сфере образования, культуры и, я бы даже сказал, в сфере человековедения. С ним было очень приятно работать, он успешно отстаивал интересы Церкви, особенно когда они касались вопросов духовно-нравственного и патриотического воспитания детей и молодежи. В то время, когда многие люди находились в плену негативных представлений и опирались на закон о том, что Церковь и государство должны быть отделены друг от друга, это, пожалуй, было самым сложным.  Однако после общения с протоиереем Геннадием Ковалевским, который в то время был благочинным ряда округов Тульской епархии, многие руководители администраций различных территорий соглашались с ним и выражали желание сотрудничать. Иными словами, отец Геннадий олицетворял собой симпатичное лицо Русской Православной Церкви. Он был умным, интеллигентным, деятельным, но, прежде всего, глубоко верующим человеком. С его участием была создана основа региональной муниципальной правовой базы соработничества Тульской епархии и органов региональной  власти, за пять лет во многих городах Тульской области, не имеющих действующих православных храмов, была решена проблема духовного окормления верующих. Не случайно труды отца Геннадия были отмечены государственными и светскими наградами, а его имя занесено в книгу лучших людей России. И все-таки на первое место я бы вынес такое его замечательное качество, как доброту, которой он был одарен свыше, как и любовью ко всему окружающему миру, к людям, к природе, к своему Отечеству. Примечательно, что среди множества церковных и светских наград отец Геннадий имел орден Доброты, учрежденный администрацией Тульской области.

Протоиерей Геннадий Ковалевский был очень счастливым человеком: он сделал много добра при жизни. И после своего ухода этот удивительный человек,  служитель алтаря Господня, не искавший признания, а усердно исполнявший свои пастырские обязанности, продолжает помогать и путеводительствовать не только тем, кто так или иначе был связан с ним при жизни, но всем, кто продолжает его начинания. Свет любви к Господу и людям, которым были наполнены  душа и сердце отца Геннадия, не меркнет со временем, он отражается в его духовных чадах и последователях.

Марина Полянская, фото Федора Передиреева