Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Только что Тот, Кого мы почитаем своим Спасителем, Творцом, Промыслителем, Искупителем, Судьёй и Освятителем, беседовал с нами, как со Своей Церковью, органически соединенными с Ним членами Его Богочеловеческого тела (Еф. 1, 22), о которой Он дает свидетельство, что врата адовы не одолеют ее (Мф. 16, 18), потому что непреложно обещание Божественного Главы ее каждому из нас: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28, 20).

И вот мы видим, как это раскрывается в историческом бытии святой Церкви. Сразу же по Вознесении Господнем и с посаждением Своего единосущного со всеми потомками праотца Адама человечества одесную Бога и Отца, Его Церковь, то есть живые люди, которые откликаются, как и мы с вами сегодня, на это радостоносное обетование Христово, претерпевают серьезное испытание своей верности крещенским обетам в гонениях, преследованиях и мученической смерти от врагов Церкви. Нам, в отличие от них, не дано видеть Господа Иисуса Христа своими телесными очами, слышать Его и осязать своими руками, как это делали святые Его апостолы, но вместе с ними дано и нам повеление: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8, 34).

И не только это является испытанием для каждого христианина, но и внешние условия свидетельства личного христианского благочестия часто обманывают нас и льстят нашему тщеславию и честолюбию. Из истории первенствующей Церкви мы видим, что ветхозаветные священники, законоучители, старейшины и народ Израиля, встречаясь с учениками Христовыми, с народившейся Церковью Христовой лицом к лицу, начинают Ее гнать. Побивают апостола архидиакона Стефана камнями. Сводного Брата Господня, апостола Иакова сбрасывают с вершины стены Иерусалимского храма, апостолу Иакову, сыну Зеведееву, усекают главу, других апостолов начинают гнать. И верующих, тех, кто присоединяется к апостолам и хочет быть такими же, как они в своей жизни, свидетельствуя свою веру, что чают Воскресения мертвых и жизнь вечную, подвергают насилию и уничтожению. А затем и язычники, многобожники, видя чистоту и благородство веры в Бога у христиан, также начинают их преследовать, предавать лишениям, мучениям, смерти.

Проходит это испытание и приходит иное время уже после того, как кровь мучеников победила свидетельством своей беспредельной любви к Богу и к своим мучителям их ненависть и злобу.

После гностиков, в начале IV века, Арий, священник Александрийской Церкви, начинает учить о Христе, как о высшем творении Божием, и многие соглашаются с ним. Неслучайно ведь Господь обращал вопрос к своим ученикам: Меня, Сына Человеческого, бездомного, ничего не имеющего, про которого говорят, что Он – сын плотника и ткачихи, за кого меня принимают люди?. И Ему отвечали, что за одного из Господних пророков (Мф. 16, 14), потому что очень многие пророки были как раз по своему происхождению именно такими – из самых что ни на есть низших социальных слоев. Если они были верны Богу, то Господь мог действовать в них, и народ израильский замечал, что боголюбивый человек, может воспринять и мысли, и действия Божии, и понятным для них образом выразить и объяснить их своим соплеменникам. Так и большинство современников Христовых относились к Нему, как к одному из пророков, усвоившему себе Божию силу по вселению, а не обладающему ей природно, как Бог, что было совершенно немыслимо.

«А вы за кого почитаете Меня»? – спросил Христос своих учеников. На этот вопрос от всего круга 12 апостолов Петр ответил Ему: Ты – Христос, Сын Бога живого (Мф. 16, 16), Ты – помазанник Божий (Лк. 9, 20), Ты – Мессия  (Мк. 8, 29), Ты – то самое Семя жены, о котором Бог наш открыл еще прародителям Адаму и Еве после их грехопадения, еще прежде их изгнания из пределов рая (Быт. 3, 15), Ты – наш Спаситель (Лк. 2, 11). «Блажен ты, Симон, сын Ионы, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф. 16, 17), — был ответ Христов.

И когда первенствующая Церковь после апостольского Иерусалимского собора около 50-го года нашей эры с трудом отделялась от иудейских законнических традиций, в 70-м году от Рождества Христова, то есть через тридцать семь лет после Его Вознесения, от Иерусалима не осталось камня на камне, как и предсказал Господь евреям: «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23, 38). Пришел римский император Тит Веспасиан и стер город с лица земли. Но в развалинах, в природных пещерах, каменоломнях как-то умудрялись жить уцелевшие люди. Затем в 135-м году другой римский император – Публий Элий Адриан после подавления восстания лжемессии Бар-Кохбы перепахивает напрочь всю землю, на которой располагался Иерусалим, а всех жителей выселяет на расстояние нескольких километров и строит новый город, назвав его своим именем – Элия Капитолина, запретив всяческое упоминание об Иерусалиме. Более того, на тех местах, которые христианская Церковь еще хранила, как связанные с мироспасительным служением Господа, по повелению завоевателя были устроены языческие капища. Там приносили жертвы идолам, и совершали всякие порочные и развратные, безнравственные общественные действия.

К началу IV века из памяти народной уходит прежнее значение места страданий, погребения и воскресения Христа. Так христиане лишились возможности прийти и увидеть, а не просто услышать или прочитать о Нем свидетельства апостолов.

Когда же сознание большинства церковного народа стало понимать спасительное для людей служение Христа не только в Его единосущии с Отцом и Святым Духом, но и в единосущии со всеми людьми, явившего в отличие от ветхого Адама и всех его потомков совершенную норму богоподобия человеческой жизнедеятельности, раскрывшейся в Воскресении, Вознесении и сидении одесную Отца, Господь содействовал вере и благочестию Святой Церкви, осудившей Арианскую ересь, спустя десятилетие после I Вселенского собора, бывшего в городе Никее.

Мать легализовавшего Христову Церковь императора Константина Великого, царица Елена, произвела археологические раскопки в Палестине. И Господь открыл ей и место Своего рождения в Вифлееме, и место Своего страдания — Голгофу, и Крест Свой Животворящий, и место Своего погребения и Воскресения, и Вознесения на Елеонской горе. Через десять лет, по повелению почитаемого равноапостольным императора Константина и молитвам благоверной матери его преставившейся через два года после того, как обретено древо Животворящего Креста Господня, над этими Святынями был построен храм. Он под своим сводом объединял священные: Голгофу, камень помазания снятого с Креста бездыханного Тела, погребальную пещеру, то есть гроб Господень, потому что, как известно из евангельского свидетельства, они находятся недалеко друг от друга (Ин. 19, 42).

И когда здание храма было закончено в 335-м году, то в Иерусалим прибыли для освящения этого храма, который по-гречески так и называется Мартирион – то есть Свидетельство, потому что Бог на свидетельство верности Ему Церкви Его являет Свое свидетельство – зримое, доказывающее, что Он с нами действительно во все дни до скончания века. Все архиереи, проходившего тогда по повелению императора Константина на Средиземноморском побережье Тирского Собора, прибыли в Иерусалим, чтобы освятить этот храм.

И Господь ежегодно в Великую субботу по православному церковному календарю прославляет место страдания Своего и Воскресения чудом явления благодатного огня — чтобы мы не сомневались, что немощное Божие крепче, чем любая человеческая сила (1 Кор. 1, 25).

Вот и в этот день, когда мы совершаем воспоминание того освящения храма Гроба Господня вошедшее в календарь церковных праздников под наименованием Словущего Воскресения, Господь зовет нас всем напряжением своих жизненных сил очистить чувства, чтобы молитвенным участием в литургии, приобщившись Его пречистых Тела и Крови, внутренним взором увидеть радостоносный свет Его Воскресения и им светить окружающим нас людям (Мф. 5, 16)

Дай Бог нам с вами действительно внутри самих себя увидеть, как Христос Господь может жить или не жить в нас, действовать Своей благодатью или не действовать, давать нам пространство, которое будет превосходить и самую Вселенную, или мы только будем чуть слышать, как Он стучится в двери нашей души (Откр. 3, 20), а мы будем только приоткрывать Ему щелочку, чтобы лишь глазком взглянуть и закрыть ее. Потому что для верности Тому, Кто стучится внутрь нашей души, от нас требуется отвергнуться от самих себя, взять свой крест и за Ним последовать (Мк. 8, 34), не просто словами на приветствие Церкви в апостольском свидетельстве «Христос Воскресе!» ответить «Воистину Воскресе!», но чтобы самой жизнью во все дни в нас негасимо сиял свет Христовой жертвенной любви и он был бы виден окружающим нас, и они прославляли бы, познавая через нас, Отца нашего Небесного (Мф. 5, 16).  Аминь.