Во имя Отца Сына и Святого Духа!

Радуйся, любезная миру Помощнице, во спасение наше! Радуйся, Заступнице усердная рода христианского! Так ныне по всему лицу планеты нашей, от Востока солнца и до Запада, многомиллионная Православная Полнота Русского мира единым сердцем и едиными устами взывает к Пречистой и Преблагословенной Державной Владычице, Госпоже Богородице, Матери Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа, притекая в этот день под своды храмов для того, чтобы излить свою хвалебную песнь и свое сердечное молитвенное благодарение пред дивными, многочисленными, чтимыми и чудотворными списками с Богопрославленной в 1579 году  Казанской иконы Богоматери.

Широко, как никакой иной из Ее ликов, чтим мы образ Ее, именуемый Казанским! И одним только прикосновением взора своего к этому кроткому и милостивому лику Божией Матери – Приснодевы воспринимаем великое откровение Божественного замысла о всем мироздании, о человеческом роде и о каждом из нас. В этом образе  видим  мы изображение цели и смысла нашей жизни. На этом образе всеблагой Одигитрии – Путеводительницы нашей ко спасению вечному через  обо́жение в органическом единстве с Ее Божественным Сыном, явлены нам в неразрывной связи пребывающие две личности: богозданная Личность Пренепорочной Девы – Матери и «от Начала сущей» (Ин. 8, 25) Личности Единородного Сына Божия, ставшего для нашего спасения Сыном Девы и нашим братом по плоти так, что в Них двоих: и в биологической, и нравственной, и духовной жизнедеятельности – одна и та же благость, одна и та же красота кротости и смирения (Лк. 1, 48; Мф. 11, 29), но в Богородице она открывается по-своему, а в Том, Кого Она несет на Своих руках, по-Своему. Пренепорочная Дева — Матерь, при всей Своей кротости и скромности, сияет как драгоценный бриллиант, пребывающий в сиянии Своего Сына – Солнца правды, в целомудренной и застенчивой Своей внутренней богоподобной красоте и славе как сокрытая в тени ослепительного света Ее Божественного Сына, как уникальный кристалл, преломляющий Христов жизненосный, лучезарный свет в своем человеческом сердце, подобно Солнцу и Луне на небосводе. Так вносит Она в дивную картину гармонии Божией благости Свой неповторимый, уникально творчески выраженный вклад ответной любви и преданной верности Богу, а в Нем ко всему человечеству и мирозданию.

Помните, на браке в Канне Галилейской  вдруг не хватило вина (Ин. 2, 1) – позор и для устроителей этого брачного пира, и для жениха, заявляющего свои полномочия на возглавление семьи, чтобы ее обеспечить всяким земным благом, и для всей его родни, которая не позаботилась о том, чтобы первый шаг молодоженов был бы совершен в радости и благополучии изобилия, как результат взаимоуважения и братолюбия.

И Богородица, ходатайственно обратившись к своему Сыну о предотвращении нависшей беды,  сказала тем, кто оказался там как бы внешним элементом, функционально обсуживая тот брачный пир: все, что Сын Мой вам скажет, вы сделайте (Ин. 2, 5). Она этим словом Своим приглашает и нас углубить понимание, которое приходит к нам через зрительное восприятие Ее неразрывного единства в межличностном общении со Христом по доброхотному сходству с Ним, ибо пребывающий в любви в Боге пребывает, и Бог в Нем (1 Ин. 4, 16) в таинстве постоянно осуществляемого Боговоплощения Богоматерь заповедует нам: исполните то, что Христос Господь сказал. Четыре евангелиста эти живоносные слова Христа, воплотившегося Предвечного Божия Слова, написали в соименных им Евангелиях, а иные апостолы в Посланиях, а Сам Господь сводит то, чего не в состоянии вместить вся Вселенная (Ин. 21, 25) к краткой и емкой фразе: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и обретете покой душам вашим» (Мф. 11, 29).

И чем каждый из нас откликнулся на такое призвание? Может быть, как две сестры Лазаря в Вифании? Марфа и Мария принимают Одного и Того же дорогого им Учителя. И одна заботится и крутится устроить достойный прием дорогому Гостю и Его спутникам, и Иисус ее не останавливает – трудись во славу Божию и на радость людям. Но когда этот труд приносит неправильный плод, плод гнилого честолюбия, который не только ничего не стоит, но и затмевает мнимой значимостью суеты и земного усердия чувство благоговения и умиленного внимания от близости Единого на потребу (Лк. 10, 42) – Альфы и Омеги (Откр. 1, 8) всего созданно существующего — благостного Бога.

Сын Божий и Сын человеческий говорит: не заботьтесь, не надрывайтесь всем своим существом о выживании. Не превращайте своей жизни в соревновательный марафон под девизом: покажем, что мы не хуже всех. Не превращайте свою жизнь в суетную деятельность только на сиюминутную злобу дня (Лк. 10, 38-42) как Марфа, решающая усердно только одну задачу – что есть, что пить, во что одеться, чтобы не быть хуже других и получать одобрение от уважаемого авторитета, а для многих из нас еще и задачи как размножиться, как задержаться здесь по сравнению со своими сверстниками хотя бы на полвздоха подольше. Это бы нас устраивало, если бы мы были просто безличностными существами, каковы элементарные частицы и из них сложенные атомы и молекулы, какой бы формы существования они ни достигали в минеральном, растительном и животном мире!

Но мы, люди – существа личностные, создания, имеющие ни к чему и ни к кому иному несводимую свою уникальную самосознающую инаковость, не только способную, но и нуждающуюся в разумном и свободном отклике на Божий призыв: дай мне твое сердце, человек (Притч. 23, 26). Поэтому смысл нашей жизнедеятельности состоит не в сохранении своего биологического вида путем передачи генома потомкам, а в межличностном общении с Триединым Творцом и Промыслителем нашим, чтобы вырасти в меру друзей Божиих (Ин. 15, 15), в шествии нашем за Божией Матерью в достижении доброхотного сходства с Ее и Божиим Сыном, нашим Господом и Спасителем.

И все иконы Ее, которые именуются Одигитрией, то есть Путеводительницей, Милующей, где Она созерцается нами вместе, в неразрывности с Богочеловеком, Творцом, Промыслителем, Искупителем и Освятителем нашим Иисусом Христом,  показывают нам, как и в Священном Писании, так и в слове церковной проповеди объясняется, и в истории народа и государства христианского свидетельствуется: Бог вочеловечился, чтобы человек смог обо́житься.  Бог уничижил Себя до воспринятия человеческого естества (Фил. 2, 8), чтобы люди доброхотно по сходству с Богом в деятельности своей возвышались до богоподобия (Мф. 5, 48), тогда будет Бог во всем (1 Кор. 15, 2).

Так в 1579 году по Божиему особому промыслу и повелению Богоматери, девочка Матрона, после пожара в стрелецкой слободе города Казани, выкопала небольшой образ Божией Матери, от которого тут же стали совершаться чудеса, и так за ним в истории и осталось наименование Казанского образа Богоматери. А через 33 года, вся Русь погрузилась во тьму смуты, утратив мир после прекращения многовекового, почти шестисотлетнего, царствования династии Рюриковичей, от святого Крестителя Руси равноапостольного князя Владимира шедшей. По кончине последнего сына Ивана Грозного — благоверного царя святого Федора Ивановича, Россия потеряла династическую преемственность своих правителей, в которой, по народному, во многом искаженному сознанию, утверждалась вся сила, вся крепость, все благополучие Руси, а Бог – истинный источник благ по народному понятию пребывал в Царстве Небесном, на Его месте в повседневной жизни народа оказывался земной царь – помазанник, а на практике – по пословице: до Бога высоко, до царя далеко.

И стоило династии прерваться, как начиналась Семибоярщина, затем самозванцы  Лжедмитрии, потом пригласили и внешних правителей из Польши, и те пришли, и хорошо разместились в Москве, в Кремле. Патриарха Гермогена заточили в подземелье кремлевского Чудова монастыря и морили голодом, все, что можно было, обобрали, в храмах наших православных конюшни и стойла сделали, иконы жгли в печах, чтобы обогреться. Святитель же и страстотерпец Гермоген посылает свои грамоты на Волгу, в Нижний Новгород, и преподобный Дионисий, тогдашний игумен Троице-Сергиевой Лавры, пишет послания вместе со своим келарем Авраамием Палицыным, чтобы поднялся народ на защиту отеческой веры, святынь первопрестольной Москвы.

Чтобы поняли, что жизнь – это не еда и питье, не размышления во что и как получше одеться, а жизнь – это сходство с самой подлинной жизнью Триединого Бога, это неразрывное соединение со Христом во Святом Духе, вохристовление: во Христа крестившиеся во Христа облекаются (Гал. 3, 27), опытно обретая усыновление Небесному Отцу во Святом Духе в богоподобной жизни Святой Православной Церкви.

Центральная Россия, конца XVI — начала XVII веков, красовавшаяся внешней обрядностью, как мыльный пузырь, лопнула, испустив один гной самомнения, тщеславия и богонечувствия. Остался малый остаток с чувством горькой оскомины духовного бесплодия.  А куда ушла живая сила отеческой веры и благочестия? Писал Патриарх Гермоген, что — ничто вас не соединит вместе, как только покаяние, а оно в вас никогда не проснется и не всколыхнется спасительно-действенно, если мы, взор свой низводя в сокрушении в глубину сердец,  не будем покаянно пламенеть перед ликом Пречистой в горячей молитве и самозабвенном желании Христоподобия:  творить не свою волю, а волю Небесного Отца (Ин. 6, 38). Если не будем слышать непрестанно, ревностно и твердо исполнять заповедь Богоматери: «Что вам говорит Сын мой, делайте», исправляйтесь, приносите плод покаянный. «Ищите прежде Царствия Божия и правды Его» (Мф. 6, 33), научитесь от Христа кротости и смирению (Мф. 11, 29), а Отец ваш Небесный знает, в чем вы нужду имеете (Мф. 6, 8) и помилует вас. Молитесь Богу не словами на показ, а покаянными делами.

Тогда действительно обратились пращуры наши к Пречистой Божией Матери, взяв новоявленную в Казани чудотворную икону и с ней, уповая на благодатный Покров Богородицы, русской земли Заступницы, пошли освобождать Москву. И до этого Скопин-Шуйский шел уже на Москву, и казалось бы, освободили Первопрестольную, а в малодушии и маловерии не раскаялись и смиренно Бога не призвали, покоряться во всем воле Божией не захотели, а только стремились восстановить прежний порядок политической власти – и опять ничего не вышло. И только, когда один из побочной линии потомков Рюриковичей, потомственный суздальский князь Дмитрий Михайлович Пожарский, к тому времени бывший Зарайским воеводой, согласился как опытный военноначальник возглавить и войско, и народное ополчение, помните, как Кузьма Минин, будучи Нижегородским старостой, от всех свидетельствовал: все отдадим ради победы – если сами не отдадим, то придут и не только имущество, но нас с лица земли сотрут. Но не сами по себе, а под покровом Божией Матери с покаянием будем спасать и веру, и Отечество. И тогда приобрели оружие, обучились военному делу, отговев, причастились Христовых Таин, из Ярославля пришли в Сергиеву Лавру, затем и на Москву и дали победоносный отпор вооруженным, по последнему тогдашнему слову европейской техники вооруженному профессиональному польскому войску.

А в это самое время в Кремле последний выживший в его казематах Элассонский архиепископ грек Арсений получил откровение во сне от Божией Матери: молитвами Моими и московских святых Первосвятителей преложил Господь гнев Свой на милость. Вставай, облачайся, бери Мой Владимирский образ, сохранившийся чудом непреодолимой Божественной благодати в Успенском соборе Кремля, выходи через Спасские ворота на Красную площадь и неси этот образ. Из последних сил Божий архиерей несет святыню, написанную еще апостолом и евангелистом Лукой. Спасские Ворота открываются, святой Арсений выходит, а ему навстречу со стороны северо-западной Тверской заставы идет все войско ополченцев, несут Казанский образ Божией Матери. И тут, где Лобное место, перед собором Василия Блаженного, как два луча единого солнца, соединяются  в сиянии два этих лика Богоматери. И весь народ падает на колени, вопия: «Радуйся, грешником споручнице во спасение»! «Пресвятая Богородице, помогай нам»!

И всякий раз, когда мы не внешне, а сердечно, самой сутью, сосредоточием своей жизни раскрываемся христоподобно в кротости и смирении, приглашаем войти мир небесный внутрь себя по доброхотному сходству с ним, себя этому миру благодати Триединого Бога усваиваем и его самим себе также благоговейно усваиваем, тогда совершаются чудеса. Когда же не делаем этого, когда  по ветру своей головы навязываем Богу себя грехолюбивых и тщеславных, полагаясь на формальное внешнее исполнение обрядов и ритуалов, тогда и Божия Матерь нам не нужна, и Господь не чувствуется сердцем и забыт – ибо мы самовластно отвратились от Него, а Всемилостивая Владычица все равно являет свою благость, как сто лет назад: Царь – помазанник Божий  подписывает под давлением своего окружения отречение от своих обязанностей, а Царица Небесная является иконой своей «Державной». Все для того, чтобы напомнить, что смысл жизни – только в одном: то, что Сын Мой говорит, то исполняйте.

И когда под Москву в 1941-м году пришел немецко-фашистский враг, и в канун памяти благоверного Александра Невского началась битва за Москву. И потом, по откровению Божией Матери на Ближнем Востоке митрополиту гор Ливанских Илии, Матерь Божия является и говорит, что нужно сделать, чтобы Россия не погибла и весь мир от заразы коричневой чумы фашизма очистился: пусть возьмут Мой Казанский образ и облетают с ним на самолете перед всякой битвой. Так вот старец митрополит написал об этом, принес в Советское посольство. Сообщили Сталину, а тот дал соответствующее распоряжение, и Казанский образ самолетом с Жуковым Георгием Константиновичем перед каждым большим сражением облетал боевые рубежи.

А народ-то наш в это время, уже вкусивший горечи плодов от сеяния решений по ветру своей головы, покаянно молился всей душой как прадеды наши в 1612 году. И это после того, что по 12 часов стояли у станка, за те небольшие долечки хлеба, которые давали в войну за работу на заводах в тылу! Бабушка моя в Москве на военном заводе работала – была сверловщицей, делала двигатели для самолетов, приходит домой, а там дочка, мама моя маленькая девочка, и бабушка поделит пайку на две части – посмотрит в глаза дочке и все ей отдает! А сама идет, берет ведро воды, эту воду пьет, слезы в нее льет, и опять на работу, опять стоять, трудиться, и в храм еще надо успеть сходить и всех помянуть, ибо похоронками пропахло все жилое пространство. Вот это была пламенная, живая молитва и потом Победа какая!

Вот и мы сейчас видим своими глазами эту Казанскую икону Божией Матери, что ласковым взором проникает внутренне в сердца наши, даруя откровение Божьего замысла о нас, через слышание Ее заветных слов, открывает всю глубину нашего предназначения. Как мы, христиане ХХI века, на это откликаемся, каково наше отношение, какова реакция? Что мы будем просить сейчас у Божией Матери – помощи в решении задач повседневной земной суеты или силы услышать и исполнить то, что Она говорит: «Все, что Сын Мой вам заповедал, вы сделайте», а иначе мы вводим смерть через себя в реальность миробытия.

И дай то Бог, чтобы сегодня, сопоставляя себя, в 405-й раз в истории Отечества нашего с историческим опытом прошлого, собираясь вокруг Казанского образа Пресвятой Богородицы по всем континентам Земного шара под сводами наших православных храмов, мы уже в 12-й раз в новейшей истории нашей собирались бы не ради желания только земного блага, а чтобы искать прежде всего Царствия Божия и правды Его (Мф. 6, 33). За этот поиск самая «вода» веры, надежды и любви нашей к Богу превратится содействием Его благодати в цельбоносное «вино» жизни нетления и бессмертия. И нам приложится благостию Божией тихое веяние Божественной мудрости и откроется правильное ощущение разумной достаточности во всем.

Ради приобретенного христоподобия мы потеряем животный страх «черного дня», он отнимется действием благости Божией, а придет кротость и смирение в ощущении, что Богом все живет, и движется, и существует (Деян. 17, 28).  И дай то нам Господь, чтобы в последующую за сегодняшней 12-й годовщину в новейшей истории Отечества нашего празднования Дня народного единства под благодатным Покровом Божией Матери от чудотворного лика Ее Казанского на нас изливающегося радостоносного света Ее спасительного призыва, именно с таким ответом обратились мы к Господу и Спасителю нашему Иисусу Христу: не наша, а Твоя,  благая и совершенная воля да будет с нами и в нас, Господи!  Ему же слава и держава со Отцом и Святым Духом. Аминь.