Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Каждый новый год существования Вселенной во времени и пространстве приносит человеческому роду счастливый период благодатных святочных дней, когда мы всем укладом церковной жизни имеем возможность в опыте своей христианской жизнедеятельности войти в восприятие открытого нам Творцом и Промыслителем мироздания смысла существования как миробы́тия, так и каждого из нас.

Всеблагой Триединый Бог наш, не теоретически, а реальными фактами Богоявлений объясняет и показывает, для чего Он сотворил Вселенную, которая живет, движется и существует под Его Божественным промыслом (Деян. 17, 28).

Вселенная создана для того, чтобы в ее центре поставить имеющего богосообразный личностный способ бытия богозданного человека, являющего собой ее средоточие, в котором фокусируются все уровни многообразных проявлений жизненных свойств этой Вселенной, и которые в человеке могут войти в общение с Богом через межличностное взаимоотношение. Не просто через ощущение вложенных Богом природных способностей, реализуемых жизнедеятельностью, а как мы общаемся друг с другом, зная, что у каждого есть неповторимый характер действия, способности мыслить, желать, чувствовать, творить и одаривать своей уникальностью как друг друга, так и Самого Творца, если раскрыть перед ними свой внутренний мир. Но не просто раскрыть, а пригласить другого и желанного нам войти, чтобы можно было одарить его тем, что есть в неповторимом образе нашего обладания едиными для всех людей свойствами человеческого естества, который мы не скрываем от них, а доброхотно и самозабвенно отдаем всецело в их распоряжение в чистоте мыслей, желаний и самой материальной сущности собственного нам естества.

Так развивается вся человеческая цивилизация. Дети учатся от своих родителей, перенимают их опыт, пользуясь и развивая его в дальнейшей своей жизни, одаряя им окружающих и своих потомков. Если же такого желания нет, то сколько родители не будут стараться раскрыть и показать или даже вколотить колотушками ими познанное благо, ничего доброго из этого не выйдет. Насильно мил не будешь. Принять чужой образ жизнедеятельности, можно только свободно раскрывшись навстречу ему, чтобы доброхотно по подобию и сходству осознанным предпочтительным выбором усвоить его опыт как свой собственный.

В Творческом Божием плане и было это заложено: все многообразие сотворенного сфокусировать в человеческом естестве, исторически в потоке времени конкретизируемом миллиардами личностных самосознающих инаковостей человеческими индивидуами. Подарить каждому из нас, как нашу жизнь, могущую личностным образом предстоять Богу лицом к лицу, чтобы уникально возглавляемая каждым из нас Вселенная, могла бы своим неповторимым образом предстать пред Богом и войти с Ним в межличностное общение, а в Нем и с Ним и со всеми другими, Им созданными и Его любящими. Тогда каждый, как священник Бога вышнего (1 Пет. 2, 9) сможет воспринятый от Бога дар жизни и благоприобретенного богоподобия, своим неповторимым уникальным образом благодарственно ответно подарить Триединому Господу обогащенный уникальным личным творчеством — плод жизненного подвига, с молением принять этот дар ответной взаимной любви.

И Господь отвечает нам тем же, предлагая доступную нашему восприятию славу присносущного Его Божества принять в наше собственное достояние с тем, чтобы, что имеет Он Сам по природе, мы во взаимопроникновении межличностного общения с Ним имели доброхотно усвоенным по благодати! Тогда и осуществляется взаимообщение свойств, наше обо́жение (2 Пет. 1, 4), «да будет Бог все во всем» (1 Кор. 15, 28). Для этого, по благоволению Бога-Отца, содействием Святого Духа, Единородный Бог-Слово воплотился и вочеловечился от Пренепорочной Приснодевы и Богородицы Марии, чтобы человеческое естество существовало не просто как нечто богосотворенное, а как Его собственное, в Нем Самом пребывающее, наравне с природным Его Божеством. В личностном, ипостасном соединении с Богом у тварного человеческого существа появляется возможность не только обогатиться полнотой нетварных Божественных действований, присущих Божественной Личности по природе энергий, но существенно достичь совершенного богоподобия, когда вся полнота Божества пребывает телесно (Кол. 2, 9).

Только тогда и другим человеческим личностям, в силу того что сама человеческая суть уже ипостасно соединена неслитно, нераздельно, неизменно, неразлучно с Божественной сущностью в Едином от Святой Троицы, от Начала Сущем (Ин. 8, 25) Боге-Слове, единство жизнедеятельности конкретного человека с Богом может быть передано даже на биологическом уровне по закону донорства самой жизнью Христова Богочеловечества через органическое соединение со Христом в единокровности и сотелесности, то есть возглавляемой Им Церковью в совершении ее таинств, и усвоено через принятие верующими дара Утешителя Духа Истины, личностным образом приходящего в каждого из членов единого Христова Тела (Еф. 4, 5).

Этот дар обо́живающей благодати, живущий в Церкви, позволяет христианам правильно выбирать между добром и злом, но не как подскажет ветер собственной головы, а как это делает Бог, являя нам во Христе пример совершенно богоподобного человеческого действования. Для этого Он стал человеком, чтобы мы могли строить свою жизнедеятельность – совершенно богообразно и богоподобно.

На грани XVIII и XIX столетий жизни нашего народа Господь показал такого светильника веры и благочестия – преподобного Серафима Саровского, простого русского человека, происходившего из курских купцов. В своей христианской жизни, он показал смысл её не в формальном количественном исполнении заповедей, а в приобретении через их усердное исполнение ощущения собственной немощи и рождаемого этим чувством богоподобных кротости и смирения (Мф. 11, 29), единственно способных привлечь, принять, вместить и удержать как свои собственные нетварные действия Святого Духа.

Первое, что нужно искать в доброделании — смирение, которого всегда просим вместе со всей церковной полнотой молитвой преподобного Ефрема Сирина: «Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего». Если плод доброделания есть трезвенное ви́дение себя худшим всех, тогда христианское призвание осуществляется правильно, ибо подлинное смирение не видит себя смиренным, а раскрывается деятельным покаянием, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 3, 2).

Преподобный Серафим именно таким путем и шел в своей христианской жизни, хотя Господь показывал через него великое и необычайное! Опыт кротости и смирения, подвижник познал с детства, от своей матери, потому что она лишилась радости земной супружеской жизни в самом ее начале. Только родился у нее второй сын, как Господь забрал у нее мужа. Ей пришлось самой впрягаться в его дела, чтобы иметь средства на сохранение семьи и воспитание детей. Она при этом не роптала, а принимала этот путь как благословенный крест. Однажды, осматривая вместе со своим младшим сыном отроком Прохором, так от крещения и до монашества звали преподобного отрока, строившуюся колокольню, она не заметила, как мальчик её, засмотревшись и заигравшись, упал вниз… Ужас, конечно, объял ее и побледнела она от страха. Побледнев, как белая скатерть, сбежала она с колокольни вниз, и увидела чудо – совершенно невредимого Прохора. Ангел Божий поставил его целым и невредимым, явив пример детской чистоты восприятия иного мира и общения с ним. Невидимый нами, взрослыми грехолюбцами, окружающий нас духовный мир стал для него путеводной звездой на всю его последующую жизнь. И он уже не искал радости в том, что этому опыту не соответствовало, а мать его ему в этом не препятствовала.

Повзрослев, исполняя обязанности купеческого звания за прилавком магазина, по любви к Христовой заповеди, он продавал товар дешевле, а заметившие это покупатели приходили бо́льшим числом и брали больше, принося большую выгоду. Этот опыт доброго купечества во славу Божию и на радость людям Серафим Саровский потом преподавал своим духовным ученикам, поясняя, что добро следует делать бескорыстно и ради Христа, например, в храм приходить не ради земного благополучия или здоровья, а чтобы научиться исполнять Господни заповеди совершеннейшим образом, как делал это Христос. Только тогда начнут спадать с глаз «кожаные ризы» (Быт. 3, 21), открывая окружающий нас духовный мир, закрытый для человеческой самости.

С материнского благословения став монахом Саровской обители, на 26 году жизни, исполняя свое диаконское служение, на литургии после Трисвятого, при произнесении слов — «Господи, спаси благочестивыя» — он увидел Господа, с западной стороны идущего в храм, осеняющего весь присутствующий народ, а затем вошедшего в Свой местный образ в иконостасе у царских врат. В алтаре заметили, что иеродиакон словно остолбенел и больше ничего не говорит и не делает, вышли посмотреть, а Серафим переливается всеми цветами радуги! Проводив его под руки в алтарь, духовные старцы поняли, что ему было виде́ние. С тех пор его жизнь стала идти в поисках постоянного ви́дения себя в Боге и Бога в себе. Он подвизался многими внешними трудами – постом, поклонами, затвором и особыми молитвами, но не получал искомой благодати. А от этого испытывал он мучение такое, что невозможно выразить словом, а делом преподобный показал: тысячу дней и ночей, стоя на камне, взывая воплем мытаря к милости Божией (Лк. 18, 10-14), что не было простым повторением заученных слов евангельского кающегося грешника, а являлось движением всей его человеческой сути.

И только, когда принятый им в виде́нии за литургией как внешний, свет благодати засиял в нем тихим светом негасимой лампады изнутри него, он и стал тем, кем знает его наша Церковь. К нему стали приходить со всех сторон, и он всех приветствовал словами: «Радость моя! Христос Воскресе»! И каждый видя, как его принимает батюшка Серафим, чувствовал, что слова не с языка слетают, а из сердца его льются. То слово было тождественным его внутреннему свету и радостотворному сиянию! Так, Богу содействующу, преподобный открыл нам смысл нашей христианской жизни и в частности праздников, – не просто правильного исполнения обрядов, как, например, троекратное погружение во время крещения в воду, а в сознательном доброхотном погружении в благодать Духа Святого, Который будет действовать в вас не внешне, а изнутри, если во Христа крестившись, мы изо дня в день усердным исполнением евангельских заповедей покаянно во Христа облекаемся (Гал. 3, 27).

Вот это и есть та цель, ради которой Бог задумал мир, в центре которого поставил человека, Сам воплотился и вочеловечился, чтобы каждый из людей при желании мог, прививаясь к Нему, как веточка к стволу (Ин. 15, 5), получить возможность сознательного выбора между добром и злом, Христом и велиаром, и утвердился в навыке христоподобия.

Серафим Саровский образом своей жизни показывает, как это может быть, и в земных условиях, когда мы существуем, как биологическая индивидуальность, и после нашей кончины, когда тело погребается в землю (Быт. 3, 19), а душа отходит к Создавшему её Богу (Еккл. 12, 7). По блаженной кончине старца не только Саровская братия, Дивеевские сестры и духовные чада его пользовались его благодатной помощью, а вся боголюбивая Россия и вся христианская Вселенная вошли в молитвенное общение с возлюбленным избранником Божией Матери.

Мы видим, как в прошлом веке скрыл Господь мощи преподобного Серафима и казалось, что во веки веков их не отыскать, живая же любовь его к людям никогда не исчезала, вся церковь молилась ему. В 1903 году открылись его святые мощи и опять запели Пасху летом – когда вернули их в Дивеево, в соответствии с его же пророчествами. И в голову не могло многим прийти, что такое чудо может произойти и кому-то до мощей преподобного дело будет, а в Дивеево будет не просто действующий монастырь, а женская Лавра, какую мы сегодня видим! Вот что значит быть крещеным Духом Святым! И это открыто для каждого, ищущего истины! И примеры эти убедительнее любого слова. Нам же, чтобы сегодня воспринимать их, необходимо – и слово, и толкование его, и еще конкретный пример, как это слово может быть осуществлено такими же, как и мы людьми.

Поэтому мы составляем сегодня великую радость и великий праздник! Сегодня по всему лицу Земли нет такого места, где самая малая христианская община не собрались бы вместе, чтобы порадоваться тому, как Господь все устроил, обо всем заботится, открыл и показал нам мудрость Свою и как человек может откликнутся на дар Божией благодати, стать похожим на преподобного Серафима Саровского и других друзей Божиих. В этой радости мы не можем не понудить самих себя к тому, чтобы пойти тем же самым путем христоподобной жизнедеятельности. А если страшно, то тут и надо попросить преподобного старца: заступник и печальник наш милостивый, отче Серафиме, помоги малодушному и слабому, возьми меня за руку и приведи туда, где ты сам пребываешь, и сподоби и меня исполниться благодати Святого Утешителя Духа Истины, чтобы ею вместе со всеми святыми Небесными силами славить великое имя Святой Живоначальной Троицы – Отца и Сына и Духа Всесвятого, во веки веков! Аминь.