Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В сегодняшний день Господь и Спаситель наш Иисус Христос, как, впрочем, и в каждый день нашей жизни на земле, привлекает нас к себе тем, что дает возможность услышать слово Свое и разумно творчески откликнуться на содержание услышанного. Степень нашего слышания и нашего отклика бывает различна и зависит от степени нашего внимания к услышанному и качества отношения к нему. Одно дело, когда оно совершается в келейном домашнем восприятии, другое в молитвенном собрании единоверцев в храме, где двое или трое собираются во Имя Божие (Мф. 18, 20).

Когда стоит на подсвечнике одна свеча, она горит медленно малым огнем. Когда же свечей много, каждая воспринимает в себя действие огня как присущей, так и всем прочим, и от большой степени нагрева свечи быстрее размягчаются, расплавляются и сами становятся огнем. Также и мы, когда собираемся в едином стремлении и в едином целеполагании и слышим Слово Божие в храме. Церковь Божия через своих священнослужителей помогает нам откликнуться на услышанное не только в меру нашего личного жизненного опыта, на свой лад, но и осмыслить, принять его с учетом тысячелетнего опыта жизни святых людей в Церкви.

Сегодня мы обращаемся к святым из дивного сонма учеников Христовых: покровителю этого храма апостолу Андрею Первозванному, который из числа Двенадцати самый первый увидел Христа, остался с Ним и стал его посланником, принесшим семена Христова благовестия на просторы исторической Руси, и к апостолу из числа семидесяти, память которого мы ныне совершаем календарно – евангелисту Луке, и к беседовавшему с нами словами послания своего к христианам Коринфа первоверховному апостолу Павлу, который в своей земной жизни никогда не видел и не слышал Христа и с Ним не беседовал, но уверовал, пережив встречу с живым Христом в глубине своего сердца.

Сегодня апостол Павел говорит нам следующее: «Знаем, что, когда земной наш дом – тело – разрушится, мы получим от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный и вечный. От того мы и воздыхаем под бременем телесным, желая облечься в небесное наше жилище, которое пребывает вечно и нетленно, и на это самое создал нас Бог и дал нам в залог Духа» (2 Кор. 5, 1-5).

Церковь в опыте воспринятия Божественного замысла о созданно сущем, и в нем человеческого рода и каждого человека открывает нам, что, когда мы придем к часу нашей смерти, все многообразие действий нашей психосоматической природы отнимется от нас. Почему так? Потому что никто из нас не является источником собственной жизни и своего «я» – никто из нас не задумал себя самого и этот свой замысел сам собой не осуществил – не выбрал себе заранее родителей, народности, расы, пола, нрава или характера. И даже сил к тому, чтобы сохранять свою жизнь как можно дольше, ни у кого из нас в себе самих нет – мы должны их заимствовать из окружающего мира во взаимодействии с ним.

А этот мир тоже не самобытен. Он тоже получает силу своей жизнедеятельности от первоисточника своего. Все решает взаимосвязь причинно-следственных отношений, и наш ум ищет первопричину, из которой все исходит и к которой все обратно возвращается. И это возвращение происходит во исполнение закона сохранения энергии, когда одна форма существования переходит в другую, и ничто нигде не прибавляется и не убавляется, и в целости Вселенной сущностно ничего не меняется. Но наш ум, познавательно исследуя окружающую нас реальность, отмечает, что наше существование является не просто биологическим процессом, но и существованием личностным, когда мы сразу ощущаем в себе две различные реальности – реальность своего «я» и реальность своего «не-я», которая глубоко, онтологически, бытийно отличается от нас самих и находится в нашем обладании, усвояющем нам в собственность все многообразие свойств и функциональных действий нашего «не-я». Ведь внутренний «я» всегда самотождественен – тот же самый, что был в момент своего зачатия, рождения, крещения, взросления, старения… и в смертный час и лишь в силу усвоения себе постоянно меняющихся свойств, качеств, способностей своего «не-я» ощущает себя изменяющимся.

И каждый живой член Церкви прекрасно понимает, что все это возможно лишь только потому, что Бог изначально, прежде сложения мира имеет в Себе Самом замыслы, которые сосредоточены в личности Единого от Святой Троицы – Боге-Слове, Единородном Божием Сыне.

Для всего богозданного бытия, многообразия сотворенного существующего и для существования человеческого рода и каждого из нас Он Есть то Предвечное Основание, Начало и Конец (Откр. 1, 8) всего, что живо и после Второго пришествия Христова на новом небе и на новой земле (Откр. 21, 1). Каждый из нас включен в исконное действие жизни в Боге, Который предвечно созерцает все как замысел в собезначальном и соприсносущном Образе Своем (Быт. 1, 27) в Боге-Слове, творчески осуществляющем по благоволению Отца и содействием Святого Духа его, вызывая из небытия в бытие, а затем пришел, чтобы в историческое время Самого Себя привить к дереву человеческому, что выросло из Адама, приводя его к достижению предвечно назначенной цели: «Да будет Бог все во всем» (1 Кор. 15, 28).

Бог-Слово в Своем воплощении через человеческое естество возглавляет все Им созданное, и мы находимся в той или иной степени неизбежной связи с Ним. Апостол Павел говорит, что для христиан есть два рождения, одно – общее, от ветхого Адама через зачатие родителями, другое – в день крещения, чтобы во Христа крестившись, во Христа облечься (Гал. 3, 27) – обрести в Богочеловеке Христе донора новой человечности, которая неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно соединена с Божеством в Лице Отчего Сына, поэтому  и сотелесным с Ним верующим и верным христианам сообщает и усвояет свойство Божественной нетленности и бессмертности в Воскресении: «Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут» (1 Кор. 15, 22).

Чтобы тела наши были облечены в Бога, мы и крещаемся во имя Святой Троицы, и запечатляемся в таинстве миропомазания печатью даров Святого Духа, чтобы прийти в понимание, что живем мы не автономно, а в едином древе от семени Адама Первозданного растущем и привитом к стволу Божества Единого от Святой Троицы – Сына Божия и Сына Человеческого – нового Адама (1 Кор. 15, 47).

В конечном итоге, цель и смысл нашей жизни, крестившись во Христа, найти для себя в межличностном общении с Ним по взаимному сходству реального органического единства с Его Богочеловеческим Телом – Святой Церковью, что проявлялось бы жаждой жить и действовать не по себе, а по Богу: не как я хочу, но как хочет Отец Небесный (Мф. 26, 39).  Тогда каждый из нас будет жить, как святые апостолы, как жили все подлинные христиане, которых мы прославляем и почитаем как святых угодников Божиих, о которых сказано Христом Спасителем: «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его, но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего» (Ин. 15, 15).

Чтобы, по завершении земного странствия нашего, обрести нам себя в Нем, для нас желанном, и безгранично любимом, для этого по-христиански осуществим Божий замысел о нас, и во Христа крестившись во Христа облечемся. Во веки пребудем в единомыслии, единонравии, единодушии и единодействии с Ним — Подвигоположником, Спасителем и Господом нашим Иисусом Христом и в Нем со Отцом и Святым Духом. Аминь.