Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

«Всему свое время и время всякой вещи под небом» (Еккл. 3, 1). Так человеческий дух, взыскующий откровения от знающего все глубины Божией сути Утешителя Господа Бога Духа Святого (1 Кор. 2, 10), человеческий тварный ум, ищущий откровения смыслов богозданного миробы́тия, в этом поиске получает такой ответ от все Ве́дущего Бога: «Всему свое время, и время всякой вещи под небом» (Еккл. 3, 1). И поэтому в течение года мы имеем определенные временны́е отрезки и даты, которые несут на себе особую печать разумного познания смыслов, данных Творцом, Промыслителем, Искупителем и Освятителем мироздания, которые открываются нам в опыте действий нашей познавательной способности, давая возможность проникать в эти смысловые значения, усваивая их благодатную доброкачественность и затем по ним выстраивать свою жизнедеятельность, ожидая соответствующего жизненного результата – деятельного богоподобия, сходства в межличностном взаимодействии с Триединым Богом (Пс. 17, 26).

Если в собственном смысле благо и добро – это не просто категориальная абстрактность, а Сам Господь Бог, Святая Живоначальная, Единосущная Троица, Которая творческим замыслом, а затем и осуществлением его вызывая из небытия к бытию все многообразие мироздания, напечатлевает его осуществление оттисками Своей благости, так что все богозданное многообразие является «добра зело» (Быт. 1, 31), но не в собственном смысле, а в смысле причастности к Божественному замыслу, Божественному осуществлению этого замысла и Божественной заботе о том, чтобы замысленное и осуществленное, получив в акте творения импульс движения, достигло той цели, ради которой оно и создано Богом, то знаем, что коль скоро Бог благ в собственном смысле, Он — Абсолютное Благо, то Он и творит все ради этого блага. Но то, что участвует в благе, само по себе не существует, а со́-бытийствует  по Божьему призванию, по соучастию, неся в себе необходимую потребность к бытию, будучи лишь отображением блага, неизбежно пассивно воспринимая его, имеет в себе потребность, чтобы оно как несамобытное не распалось и не возвратилось в предбытийное «ничто», имеют непрестанную потребность постоянного восполнения восприятия заботливых промыслительных действий, нетварных энергий Создателя, сохраняющих бытие и силы созданного.

Так, люди, опознавая Триединое Пребожественное Благо в межличностном взаимодействии с Ним, «ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны» (Рим. 1, 20). Принимая богооткровение, люди познают в Боге Три Несозданных Божественных Личности, во взаимообщении Друг с Другом опрозрачнивающих Каждый свою Личностную инаковость Друг перед Другом в такой полноте самозабвения, что обретают Каждый Самого Себя не из Себя и Самим Собою для Себя, а в Двух Других. И такой способ межличностного общения инаковостей и инаковости в общении есть полнота блага, обладаемая во всей полноте Каждой конкретной Ипостасью Единого Божества в ипостасной неслитности и сущностном природном единстве.

Эти Три Божественные Ипостаси, открытые для межличностного взаимообщения с нами, влекут людей, открывающихся ответной самозабвенной любовью к Ним, войти в общение с Ними по доброхотному сходству в образе действий, то есть к взаимообмену природными энергиями в ипостаси конкретного участника общения. Ибо Один из Святой Троицы, Единородный Божий Сын, Бог Слово, воплотившись, возглавляет Собою род человеческий, а через это весь исторический процесс и доступен нам в восприятии во взаимодействии с Ним в жизни возглавляемой Им Святой Его Церкви даже и на биологическом уровне в таинстве Божественной Евхаристии. Мы можем, если захотим, если примем богооткровенный смысл миробы́тия и в нем смысл жизни каждого из нас, стать со Христом – Богочеловеком  единотелесными и единокровными, получить Его Богочеловеческое донорство как смысл своей биологической и нравственно-духовной жизни, состоящий не в том, чтобы выживать в борьбе за существование под солнцем, обеспечивая наличие биологического вида homo sapiens в многообразии биосферы, а чтобы достигнуть Богом предназначенного результата качества межличностного общения с Тремя Несозданными Божественными Лицами через Богочеловечество Христа с тем, чтобы доброхотно творчески осуществлять благо, войти в единомыслие, единонравие, единодушие, единочувствие и единодействие со Христом. И через такой плод нашей жизнедеятельности ощутить не только свое органическое единство с Ним по человечеству, но и причастность в Нем и с Ним единосущным с Ним по Божеству Отцом и Святым Духом и в Них выявить себя нерукотворным Их жилищем (Ин. 14, 23; 1 Кор. 3, 16), действующим совершенно богоподобно, богодвижно, и единонравно и с теми, кто являются органически соединенным со Христом и добровольно, и сознательно становятся клеточкой Его Богочеловеческого организма, частью Его Тела (1 Кор. 12, 27), в котором Он — Глава,  а все остальные неотъемлемые Его члены.

Это единодействие, обретаемое в Церкви со всеми ее членами по богоподобному человечеству во Христе, безгранично открывается и дальше: «Будьте совершенны, как Отец ваш Небесный совершенен есть» (Мф. 5, 48). Сего ради, «приидите верные, возведемся божественно» и видим схождение Христа, в Евхаристии нам в пищу нетления доброхотно Даруемого. Приидите приобщимся благодарно Чаши жертвенной любви Божией, «да причастниками Жизни Вечной будем»!

Тем более, что сегодня мы стоим перед живым примером святой великомученицы Анастасии Узорешительницы, которая благоволила утешить град наш Тулу и этот храм неведомыми для нас путями Божьего Промысла прийти сюда частичкой своего многострадального за Подвигоположника Христа нетленного и чудодействующего своего тела. В свое время она, как и мы, встречала праздники Христова Рождества, Обрезания, Крещения и увидела в этих фактах евангельской истории не только возможность после сорока дней ограничения себя в скоромной еде, во взглядах очес, похоти плоти и всякой суетной потребности житейской, на святках после поста, взорваться, когда все можно без греха и досыта. Как видим из ее жития, святая невеста Христова Анастасия полюбила вохристовление, то есть достижение, стяжание, приобщение христоподобию, приняла для себя Господа Иисуса Христа подлинным смыслом своей жизни. И посмотрите, она, как и Христос, став одним из нас, претерпела страдания, муки, так и все христолюбцы, ибо есть закон для тех, которые хотят жить благочестиво, как пишет святой апостол Павел, иначе в условиях мира, лежащего во зле, через наше  всеобщее доброхотное вредотворчество, грехолюбие и смертотворчество, иначе быть не может как только всякий, кто хочет жить благочестиво, гоним будет (2 Тим. 3, 12).

Девочка Анастасия родилась в Риме в семье знатного римского гражданина и сенатора. Отец Ее – язычник, а мать – христианка. И христолюбивая мать воспитывала дочь ответсвенно по-христиански и давала возможность Хрисогону, учителю-христианину, приходить и учить дочь всем наукам и христианскому мировоззрению. Прежде всего, понять конечный смысл всей человеческой жизнедеятельности и в свете Христовой правды затем повседневно достигать этой конечной цели в соответствии с Евангелием. И что же в результате получила святая Анастасия, как только пришла в отроческий возраст? — Господь забрал в иной мир мать-христианку, оставив Анастасию на руки язычника — отца, который воспитывает ее по-своему. Но юная Анастасия имеет уже такую глубину принятия семени христианства, что тайно продолжает общение через своих слуг с учителем Хрисогоном, чтобы получать от него духовные советы и четко следовать им в своей жизни. Когда пришла пора выходить замуж, отец отдал Ее по своему суждению за знатного, жадного и неприятного ей человека. Она просила подождать, ей не был мил тот, кого отец ей назначил в мужа, потому что избранник отца пришел в ее жизнь не ради единомыслия, единодушия, единонравия с нею, а корыстно, ради того приданого, которое ей подобало.

Вынужденная вступить в супружеский союз, она сохранила целомудренную чистоту Христовой невесты, представившись больной и неспособной к супружеству.  А когда отец умер, то муж, узнав о том, что она как христианка по ночам одевается в рубище и идет в тюрьмы, которые заполнены христианами, страдающими, мучающимися в темницах, и тратит свои деньги на то, чтобы их лечить, кормить, если возможно, кого из них выкупая, освободить, так что ей даже присвоили в этих тюрьмах имя – Узорешительница, жестоко избили ее, судом отнял у нее имущество, закрывали ее насильно внутри дома. Но в горячей молитве она получает откровение от Бога: во сне ее посещает Хрисогон и дает ей наставления: не бойся, но доверяй Богу и терпи (Лк. 21, 19; Мф. 10, 22). Это что же? Ведь если девушка идет таким христианским добродетельным путем, то, по нашему обыденному себялюбивому понятию, ее надлежало бы избавить от насилия и горьких лишений Божиим могуществом. Но говорит ей Хрисогон: не бойся, терпи и, терпя, благодари Господа. В терпении Твоем Ты обретешь опыт упования (Рим. 5, 3-5), ибо упование на Бога не посрамляет. Затем ее супруг получает особое поручение от императора осуществить выгодную коммерческую поездку в Персию, во время которой бездна морская поглотила его и всех, кто был на корабле. Анастасия же после этого, получив полную свободу, не только в Риме, но и по всей округе, по всему Средиземноморью, начинает ради Христа заниматься благотворительным служением. Но и тут что получает? Христиан ко львам! Христиан в цирк на уничтожение! В Римской империи до Миланского эдикта 313 года христианство – религия вне закона. И знают христиане на что себя обрекают.

Того же Христогона, учителя и духовного наставника Анастасии, схватили и осудили на сожжение. Она же продолжает служить и находит своих единомышленников, в том числе Феодотию и трех ее сыновей, видит, как и их схватили и на ее глазах сожгли. А потом схватили и ее и осудили вместе с уголовными преступниками, посадили их на специальную баржу и вывезли на морские просторы, открыли донный люк, чтобы все утонули. Среди обреченных был единственный христианин и Анастасия, остальные были все язычники. И тут вдруг вместо того, чтобы кораблю постепенно погружаться под воду, все увидели, что женщина стоит на корме этой баржи, направляя ее движение к берегу. Анастасия в этой женщине узнает сожженную мученицу Феодотию, которая, как парус, стоит и выводит этот корабль. Молились все: и Анастасия, и этот христианин, и язычники. И когда они выходят на землю, то просят себе Крещения, но вскоре их арестовывают и осуждают на казнь через сожжение. А для Анастасии поставили четыре столба, на которых ее крестообразно привязали, а под ней развели огонь. И она так предала свою душу Богу, но тело ее не сгорело. А христиане потом выкупили тело страдалицы Господней, погребли его с честью. И уже в христианские времена святые мощи добропобедной великомученицы Анастасии были перенесены из Македонии, где она пострадала, в Константинополь. Частичка их чудом хранится и в нашем Свято-Знаменском храме, источая благодать христоподобия всем, с верою и любовию приходящим.

Христианство дает благо, но усвояемое людьми не бесовской, не душевной, не плотской верою в сверхъестественную безличную силу, а верой подлинной, духовной, движимой самозабвенной, преданной любовью (Гал. 5, 6). Но и не только это, оно еще дает и силы пострадать за Христа (Фил. 3, 10). Посмотрите на Анастасию и иных с ней страдальцев, или на Веру, Надежду, Любовь и матерь их Софию. Три девочки, 12, 10 и 9 лет. Что говорит Надежда, совсем юная еще девочка, которая только что видела, как со старшей сестры заживо сдирали кожу как среднюю сестру зажаривали на раскаленной решетке, как они благодарили Бога, и как мать стоит рядом и молит детей терпеть с верой во Христа до конца? И младшей предлагают отказаться от Христа, принести жертву языческим богам, иначе ждет такое же мучение. Надежда отвечает: разве я не той же матери дочь? Разве я не сестра моих сестер? Разве я, во Христа крестившись, не должна в Него облечься (Гал. 3, 27)? В своих страданиях за Христа что она говорит? Разве это стишок, выученный к рождественскому утреннику, когда учитель заставит рассказывать на глазах у всей почтейнейшей и христиански благороднейшей публики?

Что же Надежда говорит всем мучителям и любопытным зрителям вслух: «Радости бо́льшей нет, Господи, как за Тебя страдать»! Откуда ребенок мог такое выдумать, в какой книге вычитать, запомнить наизусть и потом высказать при таких страданиях? Это – не творчество мира сего, а плод взаимодействия Духа Божия и духа человеческого во взаимной любви, ибо «всему свое время и время всякой вещи под небом» (Еккл. 3, 1). Поэтому есть и в нашей жизни такие благодатные периоды сорокадневия поста перед Рождеством, Пасхой, иными значимыми и священными праздниками. Если даст Бог, будем живы и доживем еще и до поста Святой Четыредесятницы перед Пасхой, то будем знать, что доброкачественный христоподобный плод может быть только тогда, когда смысл всей нашей жизни будет по-евангельски правильно нами понят, что смысл всех смыслов — в Троице, в возможности войти с Ней в теснейшее межличностное общение по сходству через Христа, и во Христе Духом Святым усыновиться Богу и Отцу. Поэтому мы слышим в сегодняшней праздничной стихире: «Приидите верные, — то есть не просто верующие в бытие Бога как бесы веруют что Он есть (Иак. 2, 19), а верные Христу, как мученики, как великомученица Анастасия, и — «возведемся Божественне, и видим схождение Божественное свыше, в Вифлееме к нам явленное, и, умом очистившеся, житие принесем добродетели, вместо мира предуготовляюще верно рождественныя входы, от душевных сокровищ зовуще: в Вышних слава Богу, сущему в Троице, Егоже ради в человецех благоволение явися, Адама избавляя первородныя клятвы, яко человеколюбец».

Вот куда мы возводимся, через сияние Троического Божественного взаимоопрозрачнивания и взаимопроникновения, открытого для нас во Христе Иисусе. Вот для чего все в этом мире нам дано, чтобы мы поняли и полюбили Христа. Поняли, что Он для каждого из нас есть Путь, Истина и Жизнь (Ин. 14, 6), а не средство к беспечальной потребительской жизни на земле. Вот Тебе, Господи — свечку, а мне дай здоровья, и чтобы было что есть, что пить, во что одеться и на полвздоха подольше по сравнению с моими сверстниками на земле задержаться. Когда будем сейчас подходить к иконе великомученицы, об этом себя и спросим. Если поймем по совести, что безбожные смыслы мнимой правды наполняют нас, то можем поплакать, потому что нам дано это время именно для покаяния (Мф. 4, 17), чтобы совестью огорчившись от практикуемой нами лжи, сердцем восплакаться (Мф. 5, 4), благодатью Божией очиститься, у таких путеводных звезд, как блаженная Анастасия попросить себе помощи, чтобы не напрасны были наши посты и другие наши внешние как бы христианские поступки. И важно, чтобы мы принесли плод в истине, в смиренном и кротком поклонении Троице Единосущной и Нераздельной, сделав единодушный выбор со всеми святыми не только на словах, но самим христоподобием нашей жизни, да будет Слава в вышних Богу, на земле мир, и к людям благоволение (Лк. 2, 14). Аминь.