Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Мы сегодня собрались по обыкновению нашему на общую молитву ради события, которое служит источником вдохновения и радости для всех христиан. Центром его является не столько знаменательный исторический факт, сколько внутреннее содержание события, раскрывающее собой суть жизни Христовой Церкви.

Когда мы спрашиваем друг друга, что же такое Церковь, в ответ можно услышать: здание с куполами, украшенное крестами, внутри – иконы, паникадила и совершаются богослужения в присутствии людей. И это-правда, но не вся, а лишь ее поверхность. Что же такое Церковь на самом деле? Любое церковное здание есть только символ, который четко и конкретно адресно выделяет это здание из всех прочих, жилых, государственных, социальных, хозяйственных, культурно-просветительских, культовых зданий, которые есть в округе. Церковное здание служит для того, чтобы в нем собирались люди, желающие пережить встречу с Тем, Кто не доступен для чувственного эмпирического восприятия, Кто по Своему естеству сверхприроден, но доступен для межличностного общения по сходству с Ним.

В храм, посвященный Триединому Богу, общающемуся  с ищущими  духовно-нравственного сходства с Ним людьми, они приходят с единственной целью, не для того, чтобы потолкаться и посмотреть друг на друга, обменяться новостями и впечатлениями, а для того, чтобы в себе здесь ощутить Божье действие и присутствие Творца и Промыслителя всего, Своим попечением содержащего все многообразие мира. Это побуждающее начало является особой функциональной значимостью собрания призванных ради Бога, что по-гречески звучит как «экклеси́я», в переводе на наш язык — церковь. Вот эта встреча – единое дыхание Творца и творения, единое жизненное взаимопроникновение триипостасного Бога и многоипостасного общества верующих людей именуется церковью, по сути, в прямом собственном смысле.

Но мы знаем, что встреча одной личности с другой может быть разноуровневой. Можно встретиться и сказать просто: «Здравствуй!», и пойти дальше. Можно встретиться, чтобы вместе сделать какое-то дело. А можно встретиться в военном противостоянии до смерти, а можно в дружбе – это уже совсем иной уровень взаимоотношений. А еще можно встретиться двум и более самосознающим личностным инаковостям на уровне достижения единой цели деятельности и во взаимной любви, которая может быть неразрывной, хотя и неслиянной, более того, две личности так взаимодействуют друг с другом в этой любви, что, не сливаясь по сути, по действию своему, по энергиям, по силам начинают обмениваться согласованно и беспрепятственно и  одно и то же мыслить, одинаково чувствовать, к одному и тому же стремиться в своих желаниях и подборе средств к их осуществлению – становиться, словно одним человеком, одной неразрывной жизнью. При этом один другого обогащает всеми своими способностями, силами и знаниями, не затмевая и не уничтожая, но наоборот уважая и требуя личностной инаковости и суверенитета другого более своих.

Церковь – это единство во множестве и множество в единстве в межличностном по сходству взаимообщении Трех Божественных Личностей, абсолютно свободных в Своих движениях и проявлениях, и конкретных богосозданно существующих человеческих личностей, тоже свободных в своих действиях. Эта открытость, доброхотное движение навстречу двух свобод осуществляет соединение множества уникальных самосознающих инаковостей в единстве жизнедеятельности, которое и является сущностью Церкви. И тогда, при ипостасном соединении разных природных сущностей, что происходит? – обмен свойств, то есть: в силу неразрывного, неуничтожимого единства личности: состояния и свойства одной природы становятся собственными для другой. Ведь сущность Трех несозданных Лиц Святой Троицы – Божественная, самоначальная, самодвижная, бесконечная, бессмертная Полнота.

А человеческая природа — не из самой себя, она же сотворена, живет, движется и существует от благоволения живоначальной Троицы, но не из Ее сущности, а по Ее воле. Воля Божия нарекает несуществующее, как сущее и оно является таковым, каким наречено, может существовать и двигаться, и проявлять себя во всех своих способностях и действиях только потому, что осуществляющая ее Божья воля – вечная, неуничтожимая всемогущая и благая. И в этой связи воли Божией конкретно с каждым из нас мы и есть уникальные человеческие личности при единстве и общности у всех нас человеческого естества. И наша свобода, состоит в том, чтобы самовластно из себя или пойти к Богу, или уйти от Него. Но ведь для нас, в отличии от Триединого Бога, существование и жизнь – не одно и то же.

Жизнь – это окачественное абсолютной полнотой  блага существование, и качество его для созданно существующих личностей людей определяется степенью открытости нашей свободы Богу, Который благ по природе и только доброе творит, вредить же никому не вредит. Взаимная любовь Триединого Бога и людей – и есть Церковь. Она — Единство Божией благодати Святой Троицы, обращенное в сторону как каждой человеческой личности, так и всего человеческого рода, доброхотно по сходству с Ней усваивающих в межличностном общении эту благодать, как собственную силу и действие. Такова Церковь Христова, Которую Христос, — Возглавитель ее, приобрел Себе кровью Своей (Деян. 20, 28), подвигом жертвенной любви.

А где же она впервые проявляет себя в факте бытия человеческого рода? В свободе, которую показала пред Богом Пренепорочная дочь праведных Иоакима и Анны — Преблагословенная Приснодева Богородица Мария. Она всем своим существом откликнулась на призыв Господа возлюбить Его всей своей свободой, всей душою, всею силою, всею крепостью своею (Мк. 12, 33). Она сумела сохранить верность своего сердца Богу в абсолютной предельной полноте, возможной для тварной человеческой свободы. Божья воля чрез посланника Божия, архангела Гавриила, возвещает Ей жажду единства жизни Бога и Его создания через вочеловечение Единородного Бога Слова.

Ей возвещается призвание стать Матерью Творца по Его человеческой природе. И Она отвечает: «Я – раба Господня» (Лк. 1, 38), у меня нет никаких желаний и движений, которые не были бы продиктованы одним побуждением – делать все не по-своему, а по-Божиему. Она захотела убедиться, нет ли в словах вестника древнего голоса человекоубийцы, исконного врага рода человеческого – дьявола, который обещанием ложного пути достижения богоподобия погубил праматерь Еву. И убедившись, открыла весь свой внутренний мир, всю полноту своего самосознания и обладаемого им единосущного всем людям человеческого естества всеблагому действию Бога: «Пусть будет со мною по глаголу Твоему» (Лк. 1, 38).

Здесь происходит встреча Бога и человека на таких глубинах, которых не может быть в самой прекрасной человеческой романтической любви. По благоволению Бога-Отца Дух Святой осеняет Пренепорочную Деву, сообщая ее ограниченному тварному естеству силу понести существенное ипостасное вселение в Нее Единородного Сына Божия, самодействием Своим соткавшего Себе от Ее девственных кровей багряницу Своей человечности, привившего ее к Своему  природному Божеству. Бог, пребывая неизменно Богом становится и Младенцем с самого момента зачатия. Невместимый во всю вселенную вмещается в лоне Приснодевы Богоматери. Она, теперь уже на все времена, входит в неразрывное единство жизни Божественной и человеческой, как врата, через которые факт Боговоплощения осуществился, как фундамент жизни Христовой Церкви (1 Кор. 3, 11).

Вся дальнейшая история Церкви, полна свидетельств, как из этого зерна растет во времени и пространстве древо жизни церковного здания. И каждая человеческая личность, органически встраивается в богочеловеческую жизнь Христа при Ее участии. Невозможно иначе войти в реальность отношений Бога и человека. Невозможно любить Бога и не любить Его Пречистую Мать. И Церковь за все два тысячелетия своего существования полна свидетельств того, как Пречистая Дева участвует в усвоении людьми благодати обо́жения в христоподобии.

Вспомним о жившем в X веке в Константинополе пленнике — славянине блаженном Андрее, юродивом Христа ради, который был восхищен за чистоту своей христианской жизни на третье небо, и увидел там много святых, угодивших Богу, но не узрел Божьей Матери. Потому что Она по Своей материнской любви пребывает на земле с людьми, помогая им. Однажды в Константинопольском храме Пресвятой Богородицы, построенном царицей Пульхерией в местности Влахерны, где хранились привезенные из Палестины одежды Божьей Матери: плащ, пояс и платок (покров), на всенощной службе под воскресный день присутствовал и блаженный Андрей с учеником Епифанием.

Во время пения великого славословия, Андрей увидел разводящиеся небеса и Пречистую Деву, в славе небесной грядущей. Справа и слева от Нее – Иоанна Крестителя и Иоанна Богослова, ангелов и архангелов. И вот Божья Матерь идет с Запада в сторону алтаря, там преклоняет колена пред иконой Сына Своего, Христа Бога нашего. Молится со всем народом, а потом, обратившись с востока на запад, снимает с головы своей покров и простирает его над всем народом, и он сияет ярче света солнца. Эта благодать наполняет всех и все, и Андрей обращается к воспитаннику: «Видишь ли молящуюся Владычицу?», «вижу – и ужасаюсь!» ,- с трепетом ответил Епифаний. Еще некоторое время Пречистая так стояла, потом вышла, но долго еще не гасло сияние и чувствовалось благоухание присутствия Божьей Матери.

Многие из нас после пребывания в храме могут рассказать другим: вот побыл на службе, и душа моя словно отдохнула, так она очистилась, так мне стало светло. Конечно, мы не можем, как блаженный с учеником видеть Пречистую и святых, но некая малая мера небесной реальности чистым и сокрушенным сердцам нашим доступна к воспринятию.

Чтобы возлюбить Господа всей душой, всей крепостью, всей силою своею, приблизиться к Нему (Мф. 22, 37), как те святые, что просияли красотой христоподобия на земле — святая Екатерина, Мария Египетская, преподобный Сергий Радонежский, которому Богоматерь явилась со святыми апостолами, преподобный Серафим Саровский, видевший Богоматерь на яву и Ей причисленный к роду девственных христолюбцев, церковных людей, а среди них сколько русских людей, таких как наша Матронушка Себинская, Московская, которые имели великий дар – видеть духовный мир небесный.

И нам его можно получить, но нужно возрастать тем путем, который Богородица предлагает, и который вначале кажется страшным. Вспомним, как при жизни Ее Сына, Они присутствовали на свадьбе в Кане Галилейской, где не хватило вина. И Богородица упросила Христа помочь людям в беде. Прислуживающим велено было налить в кувшины воду и угощать ею гостей. С человеческой точки зрения это что? Совершенное безумие. Но что Она говорит: «Все, что Он вам скажет, делайте, не сомневаясь». И каков был результат повиновения? Распорядитель пира возмутился, что лучшее вино приберегли на конец свадебного пира. Обычно же его выставляют в начале. Но обслуживавшие не предполагали, что обычная вода, приготовленная для омовения, станет вином, доставляющим собравшимся особенное удовольствие.

Вот и нам сейчас в нашем молитвенном собрании, вещество этого мира — вино и хлеб, будут предлагать, как Христово истинное Тело и Его истинную Кровь. Для чего? Да чтобы мы имели реальную возможность открыть себя для Него, даже на уровне своей биологии. Чтобы тела наши, с Ним породнились, как закваска квасит любое тесто, и кровь наша стала единокровной с Ним, и этим огнем выжигалась бы в нас всякая тленная самость, всякое наше эгоистическое желание, чтобы мы себя Ему готовы были отдавать безгранично.

Чтобы блаженны мы были не только как слышащие слово Божие, но и как творящие его (Лк. 11, 28), чтобы и мы действовали по просьбе Пречистой: если вы хотите быть Его братьями и сестрами, молю вас, делайте, что Он вам говорит. И в жизни нашей, как в клокочущем котле, нет иной силы, которая могла быть дать реальность свою свободу держать открыто перед Богом, кроме как Его благодать, о которой Он говорит: только когда будете вкушать тело Сына Человеческого и будете пить кровь Его, только тогда будете иметь жизнь в себе (Ин. 6, 53).

И если мы хотим, чтобы наша свобода имела христоподобную силу, то надо жить с Ним, иметь Его в себе постоянно, а не эпизодически. Не заходить в Церковь со своими болезнями, как к врачу на прием, а потом, когда полегчало, забыть о Боге.

И нам сегодня не просто надо вспоминать то историческое событие в жизни Царьграда, не просто просить: «Помоги нам Владычице, в бедах и скорбях наших», а просить самого главного: благодатной силы в исполнении всеблагой воли Божией. И да прославится в нас великое имя Пресвятой Троицы Отца и Сына и Святого Духа, и будет с нами всегда милостивое предстательство благословенной Приснодевы Богородицы. Аминь.