Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

«…Кто жаждет, иди ко Мне и пей» (Ин. 7, 37) — так в одной из Своих бесед во время земного служения Своего среди родного еврейского народа обратился Господь Иисус Христос к тем, кто ходил за Ним, видя в Нем необычайного человека и даже пророка Божия (Мф. 21, 11; Мк. 6, 15; Ин. 4, 19; Ин. 7, 40).

По тысячелетнему опыту жизни еврейского народа эти люди знали, что пророки не похожи на обычных людей. Отличает их особый дар Бога — знание Его Божественных мыслей, которые они способны осознать в себе и выразить затем на понятном для окружающих людей языке. Потому что всякому человеку, зачатому в беззакониях и рожденному в грехолюбии (Пс. 50, 7), невозможно принять откровение Пресвятого Бога, Который будучи беспричинен, Сам является причиной всего богозданно существующего, но по природе Своей бесконечно принципиально по сути отличается от всего многообразия созданного мира. Ветхозаветные праведники и пророки имели нравственную силу не любить нечистоту и ненавидеть беззаконие, а любить правду и святыню, и потому были в состоянии воспринять, хотя лишь как внешнее, а не внутреннее воздействие света Божией святыни и затем рассказать людям, желающим приобщиться к ней опытом богообщения.

Для того, чтобы понять этот феномен, можно обратиться к известному всем факту человеческой любви. Любовь нельзя увидеть, услышать, осязать и обонять, но она – объективно существующая реальность, которая переживается всяким человеком с младенчества. При этом можем ли мы вполне знать любовь в детстве и юности только по рассказам о ней? Или, пока мы сами не испытаем полноты любви, то не будем знать этого чувства в глубине опыта? Так и в богопознании и богообщении.

Свидетели жизни Иисуса, окружавшие люди слышали Его и как-то откликались на то, что им открывалось в общении с Ним. Видели Его дела, но вникнуть во всей полноте в глубину, которая пребывала в Его внутреннем мире, конечно, никак не могли, ведь чужая душа – потемки! По Писанию: «Божьего никто не знает, кроме Духа Бога, и человеческого, кроме духа его» (1 Кор. 2, 11). К тому же Он – Несозданная Божественная Личность, Один от Святой Троицы, Единородный Сын Божий, Которым все живет и движется, и существует (Деян. 17, 28), а по внешнему виду как один из нас (Фил. 2, 7).

Однажды Он сказал во всеуслышание: «…Кто жаждет, иди ко Мне и пей» (Ин. 7, 37), Он дает такую воду, которая будет питать человека изнутри потоками жизни нетленной и вечной. Он, всегда пребывая с безначальным и единосущным Отцу и Святому Духу, для того и стал одним из нас, чтобы в Себе Самом явить на все времена неслитное, но и нераздельное, и неразлучное пребывание во взаимодействии и опразрачненном взаимопроникновении общение свойств двух сущностно разных природ: несозданной, Божественной и сотворенной, человеческой, в общении, осуществляемом обладающей этими обеими природами как Своим собственным достоянием одной и неделимой Личностью Единородного Божия Сына – Бога-Слова, которое было опознано Его современниками и засвидетельствовано лучшими из них, как общение, в котором состояние Божественной природы становится собственным для человеческой природы, и состояние человеческой природы становится собственным и для природы Божественной – единодействие Божества и совершенно богоподобного человечества.

Это — тот предвечный замысел, который Бог предназначил людям в самом нашем истоке, в самом нашем корне, в семени, из которого выросло все человеческое древо — в Адаме первозданном, именуемом Писанием Адамом ветхим (1 Кор. 15, 45), созданным по образу Христа (Быт. 1, 27), именуемого Писанием Адамом новым (1 Кор. 15, 45).  В конце времен (Гал. 4, 4), во исполнение предвечного Божия совета (Быт. 1, 26), Единородное Слово Отца принял в Себя к природному Своему Божеству и общее и единое со всеми нами богозданное человеческое естество.

Во Христе, в первом, кто рождался в потомстве богозданного, но падшего Адама, свет истины стал сиять не как усвояемый извне полученный дар, а изнутри.  Потому что Он, будучи Светом от Света и Богом истинным от Бога истинного, Сам и есть Свет, Который «просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин. 1, 9), Который, нас ради человек нашего ради спасения, воплотился и вочеловечился и изнутри наполнил Божественным светом человеческую сущность, обо́жив ее, и всежизненным подвигом послушания воле Бога Отца до смерти крестной (Фил. 2, 8) впервые возвел в Себе Самом человеческое естество в непадательное состояние.

А современные Христу люди видели и недоумевали: какой необычайный этот Человек, с одной стороны – понятный, сын плотника Иосифа из Назарета, и всем известна Его Мать, ткачиха Мария, умело ткущая качественные холсты, рубахи и хитоны. Ею был соткан и хитон, снятый с Христа при распятии (Ин. 19, 23). Все в округе знали и сводных братьев Его, и сестер, а значит, и Он – такой же, как все? Тогда почему еще двенадцатилетним отроком в Иерусалимском храме с богословами, учителями народа израильского Он беседовал так, что те удивлялись: «Откуда отрок имеет такие познания о Божественном, и говорит так, как мы не можем выразить, проучившись не один десяток лет?» (Лк. 2, 47). А став взрослым, этот Сын плотника прикасается рукой к гробу умершего единственного сына Наинской вдовы и возвращает юношу к жизни. Он пятью хлебами и двумя рыбами питает пять тысяч человек, не считая женщин и детей (Ин. 6, 3-14), Он ходит по водам Галилейского озера, как посуху (Мф. 14, 26-33), к Нему приходят просители со всех концов Средиземноморья с разными болезнями, и одержимые бесами, и все исцеляются (Лк. 6, 17-18).

Что же это за Человек, вроде совсем обычный, и такой необыкновенный? И только интуитивно, как ребенок знает со слов старших о взрослой любви, окружающие Христа люди что-то гадательно предчувствовали Божественное, но пережить изнутри присущую Ему жертвенную и живоносную Божию любовь не могли. Чтобы как реальный факт пережить Любовь, которую Христос носил в Себе, людям, по наследственному преемству от ветхого Адама имеющим испорченное, поврежденное грехолюбием естество, нужно изменить состояние своей человеческой природы, чтобы она из эгоистической удобопреклонности ко греху обратилась к неуклонному добротолюбию по сходству с Богом. Для этого ее, искаженную и поврежденную в самом ее истоке, в падших прародителях Адаме и Еве, нужно было сначала исцелить, а затем утвердить в неуклонном навыке непадательного предпочтительного выбора богоподобия, чтобы для принятия внутреннего совершенствования у каждого конкретного человека, наследственно через родителей принимающего свое естество от праотца Адама,  появилась такая же естественно непринужденная потребность творить волю Божию, как дышать, без чего невозможно жить.

Но, чтобы зараженным тленностью, страстностью и смертностью потомкам падшего Адама людям даровать такую потребность, Христос, будучи Богом, и в силу этого непричастным греху и не обязанным умирать, но по послушанию Богу-Отцу, не хотящему смерти грешника (Иез. 33, 11), и по жертвенной любви ко всем нам с добровольного согласия непорочного потомка Адама — Пречистой Девы Марии, содействием Святого Духа  вочеловечивается и Самим Собой возглавляет весь человеческий род, добровольно подчиняет Себя неукоризненным болезням, страданиям нашего поврежденного естества: голоду, жажде, усталости, климатической зависимости и биологической смерти – разделению во времени и пространстве души от тела, чтобы  существенно преобразить их действие по сходству с действием Своего Божества.

Подобное делает здоровый человек для исцеления больных, прививая себе возбудителя болезни, которую побеждает силой своего иммунитета ради спасения страждующих, вырабатывая в своем организме противодействующие ферменты и становясь донором спасения от болезни и смертности. Господь, пришедший исцелить нашу человеческую сущность в Себе Самом, дарует нам противоядие от нашей страстности, тленности и смертности. Чтобы Его силой каждый из нас преображал воипостазируемую нами человеческую сущность по доброхотному сходству со Христом, побеждая овладевшее нашей свободой грехолюбие, чему нет сил противостоять без Божьей помощи (Ин. 15, 5). Для того, чтобы победоносный живительный Свет Господень стал виден нашей душе, нам надо органически «привиться», как веточка к лозе, ко Христу, изменить образ существования нашего естества по Его подобию. Тогда наш дух, наша воля, движение нашего разума в определении целей и нахождения средств к достижению их, в нас начнет христоподобно возрастать, внутренне преображаться по сходству со Христом, нашим Подвигоположником.

Это — та цель, которую Бог предопределил для нас, людей. И мы видим, как достигнута она Христовыми учениками, которые ходили вместе с Ним, покуда Он был на земле, и по Его Вознесении и сошествии на них Святого Духа также творили чудеса, исцеляя больных, помогая всем нуждающимся обрести Царство Божие внутри себя (Лк. 17, 21).

Вот и сейчас в XX веке, на этом месте, мы видим, как возрождается монастырь после долгих лет запустения, когда в ответ на просьбу главы администрации города Белева Святейший Патриарх и Священный Синод благословили обновить и возродить в этих полуразрушенных стенах монашескую христианскую жизнь. Сегодня здесь пока что под небесным сводом будет свершаться то же Таинство, что и во время земной жизни Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа впервые было совершено Им на Тайной вечери в Сионской горнице перед страданиями в Иерусалиме.

Мы, у которых, есть жажда Христа, оставили обычные свои попечения и заботы, на некоторое время всецело – сосредоточено молитвенно предстоим здесь пред Господом и просим: «Не покинь нас Всемилостивый Спасе, яви нам Свою благодать действенно, для нас понятным, ощутимым образом в Твоих Пречистых Теле и Крови. По Твоему святому благословению мы благодарственно и благоговейно приносим Тебе хлеб и вино — вещество этого мира, из которого соткана наша человеческая физическая сущность, Тобой сотворенная. Приносим со смирением и кротостью, как Матерь Твоя в день Благовещения принесла Тебе начатки нашего человеческого естества, а Ты Сам соткал Себе из них единосущное с нами человечество, восприняв его в Свою Божественную Личность, в Свое собезначальное Отцу и Святому Духу Божественное Лицо Единого от Святой Троицы. Возьми и это, нами приносимое как Твое от Тебя существующее вещество мира, в Твои Пречистые Тело и Кровь, чтобы дать их нам в пищу нетления и бессмертия, как Ты обещал: «Тот, кто будет есть Мое Тело и пить Мою Кровь во Мне пребывает и Я в нем!» (Ин. 6, 56).

Это – первая наша жажда, которую мы можем утолить и получить в ней изменение нашей жизни во славу Божию, чтобы давать простор нашему духу, который будет искать прежде всего Утешителя Духа Истины, а не только того, что есть, что пить и во что одеться.  Через это богоносное приобщение в нас откроется «новая двер»ь, возможность и способность обрести в меру нашего доброхотного сходства со Христом, иного Утешителя, от Отца исходящего Духа Истины (Ин. 15, 26), и пережить внутри себя неотъемлемое вечное счастье богосыновства, да и в нас прославится Всесвятое имя Отца и Сына и Духа Святого. Аминь.