Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Во исполнение богоданного ветхозаветным патриархам, и, в частности, праотцу Аврааму, Закона доброхотного спасительного союза взаимодействия по сходству между Богом и потомками «отца верующих» (Быт. 12, 25), (Быт. 17, 9-14) в восьмой день по рождении от Непорочной и Пречистой Приснодевы Богородицы Марии Богомладенца Христа, Закона Творец, закон исполняя, принял обрезание и Ему было наречено имя, которое архангел Гавриил при Благовещении Пресвятой Деве возвестил, как откровение Божественное: «Будет имя Ему Иисус (Мф. 1, 21), потому что Он рождается во исполнение древнего, еще в раю прародителям данного обещания о том, что Семя Жены сотрет главу змия (Быт. 3, 15).

Это Божие обетование со временем непрестанно, из поколения в поколение повторялось устным преданием ветхозаветных патриархов, затем пророков в народе Израильском. И один из них, пророк Исайя, за пятьсот лет до Рождества Христова сказал: «Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве прии́мет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Емману́ил» (Ис. 7, 14), что по смыслу означает «с нами Бог», то есть Изба́витель, Спаситель, по-еврейски Ие́шуа, в греческой огласовке — Иисус.

Именно поэтому ангел Божий возвестил Пречистой Деве, что рожденное от Нее Дитя должно быть названо именем – Иисус, чтобы означить Того, Кто в Самом Себе соединяет и Божественное, и тварное естества, вечное и временное, беспредельное и ограниченное, духовное и материальное, бессмертное и тленное. В Нем Бог и человек встречаются воедино, согласно Определения IV Вселенского собора, «неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно». Такое объединение двух бесконечно разных естеств, двух принципиально противоположных природ возможно только в их ипостасном соединении, когда обе они будут собственностью одной и той же личностной самосознающей, ни к кому другому не сводимой инаковости, то есть ипостаси.

Сами по себе, как таковые, природа несозданная Божественная и сотворенная человеческая, не могут слиться, то есть образовать нечто новое, до того не существовавшее, потому что отстоят друг от друга, как говорит преподобный Иоанн Дамаскин «не местом, и временем», а принципом, логосом бытия, именно по сути природы, сущностно. Однако, при этом обе эти природы имеют одинаковый способ, модус личностного существования, воипостазированного разумно-духовного бытия, то есть природы, позволяющей в силу неразрывности целостности самосознающей, ни к кому другому несводимой личностной инаковости, то есть ипостаси, преодолеть природную разность в единстве личного собственного обладания ими в полноте присущих им свойств во взаимопроникновенном взаимодействии, так что состояния и действия одной природы становятся собственными для другой природы. Божественная сущность не может быть обладаема ни кем иным, кроме, как только Тремя несозданными собезначальными Божественными Ипостасями, неслиянными и нераздельными Лицами Отца и Сына и Святого Духа, пребывающими в Своем природном единосущии. Так, что их неслиянная личностная инаковость проявляется в единстве мысли, воли, власти, действий.

Такое единство во множественности и множество в единстве в Боге-Троице обеспечивает самовсеначальная Ипостась Бога-Отца, вечно источающая из Себя полноту Божественности, так, что рождающийся соприсносущный Ему Сын получает ту же самую полноту Божества в единстве действий со Своим Отцом и Святым Духом, но в ипостасном отличии от Них, что на богословском языке выражается термином «рождение».

И так же от Отца, предвечно ипостасно исходит Дух Святой уже иным образом, не рождением, а исхождением, но сущность, воля и действование у Троих – едино, потому что Отец – один, как в книге I «Точного изложения православной веры» свидетельствует преподобный Иоанн Дамаскин: «Отец безвиновен и нерожден, потому что не есть от кого-либо, но Сам от Себя имеет бытие и из того, что имеет, ничего не имеет от другого; напротив, Он Сам есть для всего начало и причина того образа, как оно существует от природы. Сын же от Отца — по образу рождения; Дух же Святой, хоть также от Отца, но не по образу рождения, а по образу исхождения. Три ипостаси находятся одна в другой, чтобы не ввести множества и толпы богов…

Во всех же созданиях различие лиц созерцается делом… Они и местом отделяются, и временем различаются, и отличаются умом, силой, видом или образом, нравом, темпераментом, достоинством, поведением и всеми характеристическими свойствами; более же всего тем, что существуют не одна в другой, но отдельно; поэтому и говорится: два, три человека и многие …Это же и во всей твари; но в Святой и пресущественной, и высшей всего, и непостижимой Троице… общность и единство усматриваются на самом деле по причине совечности Лиц и тождества их сущности, действия и воли…

Потому что одна сущность, одна благость, одна сила, одно хотение, одно действие, одна власть; одно и то же, не три, подобные одно другому, но одно и то же движение трех Ипостасей; ибо каждая из них едина есть с другой, не менее как с самой собой; ибо Отец и Сын и Святой Дух во всем едино, кроме нерожденности, рождения и исхождения, мыслью же разделенное… По слову Господа, сказавшего: “Я во Отце и Отец во Мне” (Ин. 14, 11), — ни о различии хотения или мысли, или действия, или силы, или чего другого, что производит в нас действительное и совершенное разделение.

Об Отце, Сыне и Святом Духе говорим не как о трех Богах, но как об едином Боге, Святой Троице, так как Сын и Дух возводятся к одному Виновнику …Ибо Божество… нераздельно в разделенном… Один Отец — Отец и безначальный, то есть безвиновный; ибо Он — не от кого-либо. Один Сын — Сын, но не безначальный, то есть не безвиновный; ибо Он — от Отца …Один Дух Святой… не по образу сыновнему, а по образу исхождения. Так, ни Отец не утратил нерождения чрез то, что родил, ни Сын — рождения чрез то, что родился из нерожденного…  ни Дух не преложился ни в Отца, ни в Сына чрез то, что Он произошел и потому, что Он Бог. Ибо свойство неизменяемо».

У нас сотворенных по образу и по подобию Божию людей, такого единосущия, которое обеспечивается Божественной Единовсеначальной ипостасью Бога-Отца, нет. Люди властны рождать, вольны плодить себе подобных, но в этом рождении является множественность. Нет в нас единства воли и действия. Каждая новая человеческая ипостась, выявляет собственное свое желание, самовластие, действие. И для достижения единства нам надлежит осуществлять межличностное общение с Триединым Богом по доброхотному сходству с Ним, быть органически соединенными с ипостасью Бога-Отца, Который единственно самовластно доброхотно обеспечивает как личностную инаковость, так и природную уникальность взаимодействующих с Ним существ. Как во внутрибожественной жизни Пресвятой Троицы, Отчая ипостась обеспечивает неразрывное единство воли и действия других собезначальных Ей Лиц, так Она же восстанавливает и единство рода человеческого и через него всего творения, принимая человечность в Своем воплощенном Сыне, Новом Адаме, в Котором человечество вновь наполнено действием Святого Духа (Еф. 1, 23).

Поэтому апостол Павел говорит, что христианам надо искать органического единства и подобия Христу (1 Кор. 11, 1), в Котором вся полнота Божества пребывает телесно (Кол. 2, 9). Больше нет такого человеческого индивидуума, в котором бы такое наблюдалось. Но эта полнота не замкнута, она открыта для всех, как лоза, которая приглашает всех нас привиться к ней (Ин. 15, 1-5), войти с нею в неразрывное органическое единство, чтобы сок Божественной жизни, который несет ее корень, Духом Святым мог бы перелиться в дух конкретного человека, который принимает Иисуса из Назарета Галилейского своим Спасителем. Принимает желанно, чтобы жить в гармонии с Ним, и так, как Он показал: «Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца» (Ин. 6, 38).

И нас Он научил просить у Отца Небесного великого блага, чтобы на земле, в сердце каждого из нас, в глубинах нашего духа, где рождается наша мысль, желание и импульс к деятельности, была бы Его благая воля – как и на небесах в Боге-Троице, святых ангелах и людях, к чему призывает нас и великий свидетель истины православия святой Афанасий, архиепископ Александрийский, объясняя стих XXIV из главы II евангелия от Луки: «Христос, сущий Бог, неизменяемо по естеству делается человеком, и… не ради Себя, но ради нас, чтобы мы, будучи человеками, по благодати сделались чрез усыновление богами, и обрезались духовно, а не по Закону, и крещением омыли греховную скверну, и распялись миру, и восстали Богу». Аминь.