Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

«Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф. 11, 28-29). Господь только что беседовал с нами, обещая покой душам нашим. Этот покой, по мудрому слову того, кто так же, как и мы, искал его в своей жизни и в отличие от большинства из нас, сумел найти, есть предвечно от Бога-Отца исходящий (Ин. 15, 26), собезначально в Сыне почивающий, и Им в Церковь посылаемый Дух Святой, Который может быть усвоен нашим тварным человеческим духом, приобретен нашим чистым человеческим сердцем в межличностном общении с Богом-Троицей по мере доброхотного сходства нашего со Христом как самым желанным великим сокровищем, как самым значимым и главным, что есть в нашей жизни.

Почему так? Почему только в соединении духа человека с Духом Божиим — Утешителем можно прийти к достижению счастья, к которому мы всегда стремимся? Потому что жизнь наша, хотя и переживается каждым из нас опытно, как нечто данное нам в нашу собственную власть, от каждого из нас по сути своей не зависит. Есть некий закон жизни, и он не нечто слепое и абстрактное, а Личностная Триединая самосущая животворящая Пребожественная всеблагая Реальность, причастием к действиям, благодати Которой все, Ей задуманное и созданное живет и движется, и существует (Деян. 17, 28). Эта реальность – личный Самобытный, бессмертный Бог-Троица.

Тремя Собезначальными неслитными Самосознающими уникальными личностными Инаковостями в постоянном взаимоопразрачнивающемся общении самозабвения Каждого перед Двумя Другими, являет единство Пребожественной сущности Друг в Друге, абсолютное тождество бессмертного, собезначального и бесконечного всеблаженного бытия, хотения и действования. Сотворив доброхотно по преизбытку благости Своей все многообразие форм невидимого и видимого миров, и в них род человеческий, Сам будучи разумным Триипостасным Духом (Ин. 4, 24), Любовью (1 Ин. 4, 16), Бог создал человека соо́бразным Себе и призвал нас к доброхотному уподоблению Ему, чтобы мы были Его жилищем (2 Кор. 6, 16).

Для этого Всеблагой Творец одарил человека сообразным Себе личностным способом существования, чтобы мы могли лично предстоять Ему и так же выстраивать с Ним отношения межличностного общения, как Три соприсносущных Лица Божества сообщаются между собой, так и мы осуществляли бы наше повседневное взаимодействие, по выраженному пословицей закону: “С кем поведешься, того и наберешься”, а по Писанию: «С милостивым Ты поступаешь милостиво, с мужем искренним — искренно, с чистым — чисто, а с лукавым — по лукавству его» (Пс. 17, 26-27). Каждому из нас нормой нашего существования Бог определил быть нерукотворным жилищем (Ин. 14, 23) и храмом (1 Кор. 3, 16) Ему.

В нашем сознании, в нашем духе, пребывающих в норме богоподобия, появляется ровная ра­дость, сча­стье и по­кой, а в личной и общественной жиз­ни складывается еди­но­мыс­лие с друзьями и коллегами, от­кры­ва­ет­ся воз­мож­ность добродушного и благоплодного взаи­мо­действия; с родными же и близкими радостоносная симпатия, взаимоуважительная дружба и верная взаимная любовь. Из опыта такой жизни нам ясно открывается, что Бог при­нял на Се­бя от­вет­ст­вен­ность за риск создания природно ограниченных и причинно-зависимых личностных самовластно действующих  разумно-волевых существ: ангелов и людей и Сам, воспринял в Ипостась Единородного Бога-Слова единую и общую со всеми людьми человеческую природу, чтобы в Себе Самом спасти ее, от природной ограниченности, неустойчивости, и последствий добровольного падения прародителей человечества, то есть от человеческой тленности, болезненности, страстности и смертности, приведя ее через непоколебимое послушание всеблагой воле Бога-Отца (Флп. 2, 8), даже до Креста и сошествия во ад, в совершенно непадательное богоподобие соработничеством в согласии Божественной и человеческой воль.

Затем, по благоволению Бога-Отца, содействием Святого Духа, Христос Господь — новый Адам (1 Кор. 15, 47) – Донор богочеловечества да­ет Свое обо­́жен­ное Че­ло­ве­че­ст­во как ле­кар­ст­во от на­шей бо­лез­ни грехолюбия и смертотворчества, и, ес­ли мы бу­дем при­ни­мать его ра­зум­но, с же­ла­ни­ем, твердой ре­ши­мо­стью не грешить и бу­дем до­ро­жить им как наивысшей цен­но­стью, то­гда через доброхотное послушание от­кро­ет­ся и в нас внут­реннее стрем­ле­ние не жить для се­бя и ра­ди се­бя, а жить ра­ди Жиз­ни (Ин. 14, 6), ради Христа, то есть во славу Божию и на радость людям, по­то­му что смысл жиз­ни не в смер­ти – следствии нашего самохотного грехолюбия в богозабвении и богонечувствии, а в Самой Истинной самосущей Жиз­ни — Боге-Троице.

По­ни­ма­ние пра­виль­но­го смыс­ла жиз­ни при­хо­дит толь­ко то­гда, ко­гда мы органически при­ви­ва­ем­ся ко Хри­сту, «Ло­зе ис­тин­ной» (Ин. 15, 1). На­чи­на­ем по­ни­мать, что жизнь – не про­сто не­кий биологический про­цесс, нет! Жизнь — это не не́что, а Не́кто: Пресвятая животворящая Троица: Отец, Сын и Свя­той Дух. Она жи­вет не только внут­ри Са­мо­й Се­бя, а да­рует по причастию Своим творящим и промыслительным энергиям окачественное существование и жизнь дру­гим, до того не бывшим существам, от­кры­ва­ет Се­бя для взаимодействия в межличностном об­ще­нии по сходству ангелам и людям, хо­чет это­го об­ще­ния и нас вле­чет к не­му.

Так Бог уст­роя­ет все по­треб­ное к то­му, что­бы мы мог­ли по­нять, при­нять, вме­стить и удер­жать Его нетварные дары, присущие Пребожественной, метафизической сущности Его энергии, Божии силы, действия, как наши собственные. Для этого Единородный Божий Сын не толь­ко ста­но­вит­ся и Од­ним из нас, не толь­ко воз­глав­ля­ет Со­бой че­ло­ве­че­ский род, но устроя­ет «Свою Церковь» (Мф. 16, 18) и в ней сре­ди друг другу преемственно приходящих в потоке истории людских по­ко­ле­ний в тех, кто от­кли­ка­ют­ся сво­бод­но и доб­ро­хот­но на открываемые Им смыс­лы богоподобной жиз­ни и добровольно по­ко­ря­ют­ся дей­ст­вию Бо­жест­вен­ной Люб­ви и бла­го­да­ти, соз­да­ет осо­бое Свое пре­бы­ва­ние и ме­сто­жительство в них (Ин. 14, 23) по благодатному вселению и взаимопроникновенному обмену свойств в обо́жении.

И мы ви­дим, как в ка­ж­дую ис­то­ри­че­скую эпо­ху, в раз­лич­ных об­ще­ст­вен­но-эко­но­ми­че­ских фор­ма­ци­ях, в разном культурно-историческом контексте лю­ди от­кли­ка­ют­ся на этот при­зыв Бо­же­ст­вен­ной бла­го­да­ти. Как по­сте­пен­но че­ло­век ста­но­вит­ся спо­со­бен пре­одо­леть свою ложную и смертотворную са­мо­дос­та­точ­ность, уви­деть кра­со­ту Бо­же­ст­вен­ной Триединой Жиз­ни и на­пра­вить свою во­лю к по­ис­ку Ее, об­ретая со­дей­ст­вую­щей се­бе не­соз­дан­ную Триеди­ную и многоразличную по действиям Бо­же­ст­вен­ную благодать.

Ве­ли­кий сын на­ше­го рус­ско­го на­ро­да — свя­той бла­го­вер­ный князь Алек­сандр Ярославич Нев­ский по­ка­зы­ва­ет нам в этом убедительный пример. Его зем­ная жизнь не бы­ла, по со­вре­мен­ным на­шим мер­кам, жиз­нью привлекательной — все­го на­все­го 43 го­да, исполненных тяжелого труда и многих невзгод, а ка­кое внут­рен­нее духовно-нравственное со­дер­жа­ние этой жиз­ни, ка­кая на­пол­нен­ность богоподобной красотой! Ока­зы­ва­ет­ся, не ко­ли­че­ст­вом лет ис­чис­ля­ет­ся пол­но­та че­ло­ве­че­ской жиз­ни. Мож­но про­жить до глу­бо­кой ста­рос­ти и так ни­ко­гда из мла­ден­че­ст­ва не вый­ти, а мож­но быть и немноголетним по воз­рас­ту, а пол­но­цен­ным по глу­би­не богоподобия, — ко­гда серд­це, ин­тел­лект и во­ля схо­дят­ся в сво­ем истоке в движении действий не для се­бя, а для Бо­га, благочестно и благодатно христоподобно действуют изо дня в день во славу Божию и на радость людям, являя полноту меры возраста Христова (Еф. 4, 13).

Вот так и бы­ло в его жиз­ни. Святитель Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской зем­ли, по­стри­жен­ник и вос­пи­тан­ник Кие­во-Пе­чер­ской Лав­ры, один из составителей Кие­во-Пе­чер­ско­гоПа­те­ри­ка, преподобный Старец Симон посвятил пятилетнего Александра на слу­же­ние кня­же­ское и преподал на­став­ле­ние: пом­ни, что ты не свой, а Бо­жий. По­это­му толь­ко то­гда ты жи­в, ко­гда про­слав­ля­ешь Бо­га и в ду­ше и в те­ле сво­ем (1 Кор. 6, 20), ни­ко­гда не по­зволь се­бе рас­по­ря­дить­ся ни мыс­лью тво­ей, ни же­ла­ни­ем тво­им, ни дви­же­ни­ем плоти твоей по-сво­ему, а  пред­ставляй все­гда мыс­ли и все желания твои в во­лю Бо­га Тво­его, по­то­му что в этом подлинные жизнь и бла­го, и исполни, что Господь те­бе пред­ла­га­ет в Писании или особым откровением через духовника, а так же наставление в писаниях святоотеческих или, что бывает крайне редко, через Ангела.

Поэтому, два­дца­ти­лет­ний юно­ша — бла­го­вер­ный князь Ве­ли­кого Нов­го­ро­да, когда на северо-западные ок­раи­ны дер­жа­вы на­шей Рос­сий­ской захватнически напали соседние шве­ды, воору­жен­ные по последнему слову боевой техники, благоверный Александр идет в храм Божий, в Новгородский дом Со­фии Пре­муд­ро­сти Божией, по­свя­щен­ный Гос­по­ду и Спа­си­те­лю на­ше­му Ии­су­су Хри­сту, и молится: «Гос­по­ди! Враги наши на ко­лес­ни­цах и на ко­нях, а мы имя Твое при­зы­ва­ем!» (Пс. 19, 8). И ко­гда ощущает в сердце своем, обретает христоподобное от­но­ше­ние к своему христианскому и государственному долгу, что готов жизнь свою за веру отцов, за свой на­род от­да­ть с ра­до­стью, во славу Божию в этом про­яв­ля­ет­ христианскую жертвенную лю­бовь, а лю­бовь свой­ст­во Бо­же­ст­вен­но­е (1 Ин. 4, 16), — то­гда со­вер­ша­ют­ся чу­де­са. То­гда Гос­подь идет и спе­ре­ди, и сза­ди, и спра­ва, и сле­ва Своего боголюбивого слуги. И си­ла вражия та­ет, как воск пе­ред ли­цом ог­ня (Пс. 67, 3), а богоносная, богоприемная не­мощь смиренного сердца христианина при­но­сит победоносный плод ра­дости и уте­ше­ния, плод ми­ра и свободы сво­ему на­ро­ду, плод несомненного знания, что не в силе Бог, а в правде! И всю свою последующую жизнь, по подобию Христову, самоотверженно приносил Великий князь на алтарь жертвенной любви. За богохранимое Отечество и свой народ, шел на смерть, зная внутреннюю сердечную предобрученность Жизни. Являлся победоносцем как в сражениях с вероломными европейцами, так и в дипломатических трудах с оккупантами ордынцами.

Бу­ду­чи Го­су­да­рем, ни ра­зу в сво­ей жиз­ни он не ­жил корыстно, ис­клю­чи­тель­но для са­мо­го се­бя. Он самоотверженно и ответственно служил Церк­ви и на­ро­ду. Вос­при­ни­мая свою жизнь как дар Бо­жий, подлежащий творческому преумножению и отчету пред Дародателем (Мф. 25, 14-46), он по-христиански видел для себя, как Государя, осо­бую жизненную при­ви­ле­гию пер­во­му иметь воз­мож­ность от­дать ее без остатка, по люб­ви к Бо­гу, Ко­то­рый Се­бя от­дал жертвенной любовью лю­дям — Сво­ему созданию. И это при­нес­ло благоуханный плод христоподобия и святости.

На­ко­нец, завершая земное свое служение Богу и Отечеству, воз­вра­ща­ясь из сво­его по­следне­го дипломатического пу­те­ше­ст­вия в Ор­ду, пребывая в служении, как добрый воин Христов (2 Тим. 2, 3) пре­да­ет Он дух свой Бо­гу. И как Господь и современники благоверного князя, так и все потомки, благодарно хранящие светлую память о нем, видят, что нет ни­че­го в нем, что бы­ло бы горделивой самостью его, — все в нем Бо­жие! Так что по­след­ний свой земной вздох при­но­сит благоверный князь с об­нов­ле­ни­ем обе­тов, дан­ных Бо­гу при кре­ще­нии, совершенно от­рекаясь во зле лежащего мира сего (1 Ин. 5, 19)! В этом непоколебимое свидетельство того, что са­мое желанное, что есть в нем, са­мое до­ро­гое для него – Святая Троица! И Гос­подь при­ни­ма­ет это об­нов­ле­ние его сердца и да­ет ему но­вое имя (Откр. 2, 17), и он ухо­дит из жиз­ни зем­ной в веч­ную уже в ан­гель­ском чи­не и дос­то­ин­ст­ве — как пре­по­доб­ный схи­мо­нах Алек­сий.

И ко­гда че­рез де­вять дней из Го­род­ца на Вол­ге, в Нижегородской земле, где он и за­кон­чил свою зем­ную жизнь, он был при­ве­зен в столичный град Вла­ди­мир на Клязьме, Первосвятитель всея Руси митрополит Ки­рилл II со­вер­шил чин от­пе­ва­ния благоверного князя-схимника, и от ли­ца все­го на­ро­да, осоз­навшего не­вос­пол­ни­мость понесенной ут­ра­ты, сказал: «За­ка­ти­лось солн­це крас­ное зем­ли Суз­даль­ской!». Мож­но по­нять неизбывную скорбь наших с ва­ми пред­ков то­го вре­ме­ни, ко­то­рые име­ли та­ко­го го­су­да­ря-хри­стиа­ни­на в под­лин­ном смыс­ле это­го христоподобного служения.

Гос­подь же сра­зу про­слав­ля­ет Своего верного слугу. Ко­гда свя­ти­тель Ки­рилл за­хо­тел раз­жать окоченевшую кисть ру­ки князя, чтобы вло­жить в нее рукописную раз­ре­ши­тель­ную мо­лит­ву, по­след­ний дар Церк­ви на зем­ле, бла­го­вер­ный инок сам под­нял руку, и взял это напутственное благословение. Такова си­ла богоподобной люб­ви, ко­то­рая ста­ла су­тью его жиз­ни на зем­ле.

И мы име­ем схожие житейские труд­но­сти, и треволнения. И нас апо­стол Па­вел учит: «Все испытывайте, хорошего держитесь» (1 Фес. 5, 21)!

И свя­той бла­го­вер­ный князь Алек­сандр Нев­ский сво­ей жиз­нью яр­ко нам по­ка­зы­ва­ет, что должно быть центральным и главным в на­шей личной и общественной жизни. И по блаженной кончине своей не ос­тав­ля­ет сво­его уча­стия в ис­то­ри­че­ских судь­бах Оте­че­ст­ва и православного на­ро­да на­ше­го. Преподобный князь спустя сто лет по­сле пер­во­го сво­его чу­да при погребении, ко­гда пра­пра­внук его благоверный князь Дмит­рий Дон­ской шел на Ку­ли­ко­во по­ле, про­дол­жая тру­ды сво­его пра­щу­ра по за­щи­те на­ро­да и Оте­че­ст­ва в битве с мамаевыми ордынцами, святой князь Александр, по Божию смотрению, яв­ля­ет свою си­лу и свое уча­стие в защите Руси!

По­но­марь, трудившийся в хра­ме мужского монастыря Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы при гробнице преподобного во Владимире, ви­дит, как при­хо­дят бла­го­вер­ные кня­зья-страстотерпцы Бо­рис и Глеб, под­хо­дят к ра­ке Алек­сан­д­ра Нев­ско­го и говорят: «Вста­вай, кня­же, пой­дем по­мо­гать срод­ни­ку на­ше­му Ди­мит­рию!». И тот вста­ет из гро­ба! И све­ча, расположенная на подсвечнике, са­ма со­бой воз­жи­га­ет­ся! По­но­марь же воз­ве­ща­ет начальству о виденном, совершается канонизация и обретение мощей святого Александра, а го­нец мчится с берега Клязьмы к войску Дмит­рия к Дону, чтобы доставить благую весть. Победа на поле Куликовом – священная страница Отечественной истории. А 64 го­да на­зад в эти декабрьские морозные дни оккупации юж­ных областей нашей страны немецко-фа­ши­ст­скими вой­сками, когда враги под­хо­дят к Ту­ле, и уже уст­рем­ляются к Мо­ск­ве, Алек­сандр Нев­ский вновь на­чи­на­ет помогать своим правнукам, теперь уже солдатам Советской армии, гнать вра­га от Тулы и Москвы до Германии вон из пре­де­лов зем­ли рус­ской!

В этот день 5 декабря 1941 года, в канун дня памяти святого защитника Руси, на­ча­лась победоносная обо­ро­на под Мо­ск­вой, ко­гда, по мо­лит­вам Церк­ви не­бес­ной, в едином ратном и трудовом порыве со всем на­ро­дом на­шим, и при­ро­да крепкими мо­ро­за­ми била непрошенных фашистских захватчиков. И то, что ка­за­лось не­со­кру­ши­мым, ста­ло рушиться. Все от мала до велика жертвенно трудились для фронта, для победы. Неожиданно открывались храмы, из лагерей возвращали чудом уцелевших священников. Народ, физически обессиленный тяготами войны, наполнял храмы и усердно молился, и каялся, не по форме только, а по сути являя свое единонравие, единодушие и единодействие со святым Александром. Его же мо­лит­ва­ми, Гос­по­ди, Ии­су­се Хри­сте Бо­же наш, спа­си и по­ми­луй нас, греш­ных. Аминь.