Митрополит Тульский и Ефремовский Алексий совершил Божественную литургию в Успенском кафедральном соборе города Тулы в сослужении соборного духовенства.

На сугубой ектении вознесены молитвы о мире на Украине и Ближнем Востоке, о сохранении единства святого Православия, а также прошения в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции.
По окончании богослужения совершено славление перед иконой и ковчегом с частицей святых мощей священномученика Илариона, единого от собора Тульских святых, и окропление молящихся святой водой.
Далее владыка Алексий обратился к предстоящим с архипастырским словом: «Словом мира и любви о Христе приветствую вас, всечестные отцы и возлюбленные о Господе братья и сестры, в сей благознаменитый день духовного торжества молитвенного чествовования единого от Собора святых, в земле Тульской просиявших, доброподбедного Христова священномученика Илариона,  архиепископа Верейского,  приходящегося на сорокадневие святого Рождественского поста, когда мы глубоким покаянием сердечным, говением, исповеданием грехов своих, приобщением Святых Христовых Таин стремимся к тому, чтобы дать в самих себе пространство раскрытия той, от века сокрытой внутри Божественной жизни, тайны (1Кор. 2, 7) о конечном предназначении всего разнообразия богозданного миробытия — чтобы Бог был всё во всем. Для сего сам Бог в Едином из Трех Своих Несозданных Лиц— Единородном Божьем Сыне, по благоволению Бога и Отца и при содействии Святого Духа, благоволил стать Сыном Человеческим, чтобы люди, увидев в Нем всю полноту нормы и красоты человеческого бытия в ее богосообразности и богоподобии, могли бы чрез Него восходить к красоте и высоте своего богоподобного жительства, — «Бог стал человеком для того, чтобы человек смог стать Богом».
Именно это свидетельствовал святитель Иларион всей полнотой и глубиной своей жизни, своего человеческого сердца, которое затем преобразил в нетленное жилище Святой Живоначальной Троицы (Ин. 14, 23), восприняв от своих предков, являвшихся потомственными носителями апостольского благовестия, богооткровенной истинны, радостоносной и жизнеутверждающей для всякого человека.
С самого детского возраста святитель стремился к тому, чтобы всем существом своим искать эту истину. Ведь все мы помним этот замечательный эпизод из его детства, когда, подражая примеру Михаила Васильевича Ломоносова, в свое время оставившего родные северные просторы и пришедшего в Москву, чтобы обрести истину и служить ей, он вместе с младшим братиком также решил пойти в Москву из деревни Липицы, относившейся к территории Тульской губернии в то время. Правда, до Москвы дойти они не сумели, поскольку малыш начал быстро уставать, но все-таки! По дороге же будущий святитель увещевал своего брата: «Как же ты тогда сможешь достигнуть Царства Божия, если не будешь способен принять полноту Божественной истины!»
И вся жизнь святителя Илариона была поиском этой истины, не как внешней по отношению к нам реальности, а как живого дыхания сокровенного сердца человека (1Пет. 3, 4), без которого невозможно нашему физическому организму поддерживать свое благобытие, а чтобы дыхание ума и дыхание чистого сердца было бы исполнено Богом, «отвергнись самого себя, и возьми крест свой, и следуй за Мной» (Мк. 8, 34), — говорит Господь. И для достижения сего надлежит ветхого человека, себялюбивого, горделивого и сластолюбивого, в себе сознательно и доброхотно умертвить, что возможно только в единственном случае — когда примером для поиска истины, а значит и поиска идеала собственной жизни будет только Христос, когда Он станет подлинным Подвигоположником для каждого из нас, когда Он станет Альфой и Омегой, началом и концом (Откр. 1, 8) всех наших мыслей, желаний, целеполаганий и средств к их достижению.
Жизнь святителя Илариона была наполнена именно этим вохристовлением — восхождением от силы в силу, от славы к славе до последнего его земного издыхания, когда уже ничто на земле не могло удержать его в естественном для падшего состояния (Пс. 50, 7) устремлении нашей приземленности, нашей неразрывной включенности в цепочку причинно-следственных отношений космического универсума, но чтобы все и он сам принадлежали только Богу.
По земным меркам служение святителя Илариона в качестве помощника избранного на Поместном соборе Святейшего Патриарха Тихона было малоотрадным, поскольку потребовало совершенного отречения от самого себя. Но он было готов к нему,  ибо ничего другого, как только обрести в себе Иисуса Живым, не искал. И, как Мария, сестра Лазаря, села у ног пришедшего в дом их Иисуса, так и Иларион неотлучно пребывал с Ним до последнего своего земного издыхания, когда произнес, умирая от тяжелого изнеможения, от тех потрясений, которые он переживал: «Наконец-то я абсолютно свободен и иду в объятия Господа Моего!»
Его же святыми молитвами да сподобит и нас с вами Господь, каждого по-своему, но доброкачественно, а значит для себя спасительно, отрадно, утешительно и радостноносно принять это Божественное откровение, которое возвещается нам жизнью Церкви и опытно нами познается в это священнолепное сорокадневие святого Рождественского поста. «Бог вочеловечился, для того, чтобы человек мог обожиться!»
Поздравляя причастников с принятием Святых Христовых Таин, а именинников — с днем тезоименитства, архипастырь призвал их, как и всех молящихся, провести оставшееся время Рождественского поста достойно, праведно и по-христиански благоплодно: «Облекайтесь во Христа, спеша изо дня в день, всегда и везде и во всем делать добро бескорыстно, щедродательно, как делает это Господь и Подвигоположник наш Иисус Христос».
По доброму обыкновению в день молитвенного воспоминания и прославления священномученика Илариона (Троицкого), архиепископа Верейского, в числе молящихся была и представительница рода владыки Илариона Мария Маркова. Митрополит Алексий тепло приветствовал рабу Божию Марию, а также в знак молитвы и братской любви  вручил ей святую просфору с пожеланиями многая и благая лета.
Марина Полянская, фото Александра Морозова