Венев во имя свт. Николая-Чудотворца женский монастырь

монастырь 1

 
В настоящее время в Веневе монастыре проживает 10 насельниц.
Монастырское хозяйство – скотный двор, молочная ферма, огород, парники, маленькая пасека, восстанавливаемый фруктовый сад — все это на хрупких плечах небольшой женской монашеской общины.
Небольшими группами и поодиночке приходят в это святое место паломники, которым всегда покажут и расскажут историю Венева монастыря поистине являющегося жемчужиной земли Тульской. Мимо по автостраде проезжают большие машины, автобусы, легковые автомобили, а жизнь в этой маленькой обители течет своей тихой речушкой, как и во многих немногочисленных восстанавливающихся монастырях нашей многострадальной матушки России…

 

Предыстория Венева монастыря

Многие источники утверждают, что Венев монастырь – один из самых древних православных монастырей, воздвигнутых на Руси. Его основание восходит к первым векам распространения и укрепления христианства в жестокой борьбе с язычеством. Земля, на которой возник монастырь, была покрыта дремучими лесами, населенными славянским племенем вятичей. В 11-12 веках здесь уже было поселение. Точно не установлено, было это поселение монахов отшельников или воинов, защищающих рубежи Родины. Известно, что в этих глухих местах в начале 13 века проповедовал православие монах Киево-Печерского монастыря Кукша, замученный язычниками и ныне причисленный к лику святых в земле тульской просиявших.

Выписка из новоизданных Святцев о древности: «Монастырь древний в Тульской губернии Веневский в нем церковь Соборная. Сей монастырь построен еще в тринадцатом столетии. Август 9 дня 1827г.»
По легенде, записанной в середине 19 в. Д. Г. Гедеоновым монастырь был основан в тринадцатом веке (см. Православная энциклопедия, том 7, стр.574) на месте, где останавливался греческий священник Евстафий, выполнявший чрезвычайно трудную и опасную миссию, возложенную на него чудесным образом Свт. Николаем Архиепископом Мир Ликийских. Православный священник Евстафий служил в г. Корсуни (Херсонес) в храме во имя апостола Иакова, в котором принял крещение равноапостольный князь киевский Владимир. Три раза являлся во сне священнику Евстафию свт. Николай и поручал доставить свою икону в Рязанскую землю, о существовании которой он не ведал.
Длительное и полное опасностей было путешествие священника Евстафия, но постоянным покровителе и наставником путников был сам свт. Николай. Оказавшись в пределах Рязанского княжества, в долине реки Осетр, священник Евстафий, несший чудотворный образ был с почестями встречен юным князем Феодором, сыном великого князя Рязанского Георгия Игоревича и препровожден в его удельное поместье, в ту пору именовавшееся Красным городом, ныне г. Зарайск, Московской области.

Земли, на которых расположен в настоящее время Свято – Никольский женский Венев монастырь в 13 веке, принадлежал Рязанскому княжеству. По пути к селению Красный город священник Евстафий со спутниками, несший чудотворную икону свт. Николая в 1225г. останавливался здесь, и после его посещения в 13 веке на этом месте был основан мужской монастырь.
Великий князь Рязанский Георгий отдал распоряжение в селении Красный город заложить церковь во имя свт. Николая, где и была установлена чудотворная икона.
Так икона свт. Николая, доставленная из г. Коруни, пронесенная по нашей земле и освятившая её, обрела свою обитель. В настоящее время зарайская икона Николая чудотворца находится в Третьяковской галерее изобразительного искусства.

Документальные свидетельства истории Венева монастыря

Самым ранним документальным свидетельством существования Венева монастыря является упоминание его в «Книге степенной царского родословия» (ПСРЛ. Т.21. Ч.2. Гл. 13. С. 445) под названием «Венев, пустынь, монастырь святаго Николы… в земле Рязанской» в рассказе о кончине и погребении в Веневе монастыре в 1407 (по другим трактовкам — 1408) году смоленского князя Юрия.

Как свидетельствует В.И.Чернопятов, автор издания «Дворянское сословие Тульской губернии» (Т. VII. «Некрополь». 1912. С. 146), Великий князь Смоленский Георгий (Юрий) Святославич скончался в 1408 году 14 сентября и погребен у правого клироса нижнего храма. В начале XX века над его могилой еще сохранялась металлическая доска, установленная по соизволению преосвященного Дамаскина, Епископа Тульского и Белевского. Надпись на ней содержала выписку из 26 главы «Книги степенной царского родословия», которая гласила, что события эти происходили во время правления благоверного великого князя Московского Василия Димитриевича, сына Димитрия Донского. «В граде Смоленске господствовал тогда великий князь Юрий Святославович. Сей великий князь Смоленский, видя нестроение братий своих и междоусобную брань, оставил княжение свое и ушел в Рязань к тестю своему, великому князю Олегу Ивановичу Рязанскому. В отсутствии его Витовт, князь Литовский, пленил Смоленск, и супругу его с детьми повелел отвести в Литву. Услышав о таком злоключении града, жены и детей своих, в горести души князь Юрий предался на служение великому князю Московскому Василию, который сделал его наместником града Торжка».

Там он и повстречалмонастырь 2ся с супружеской парой – князем Семионом Мстиславичем и княгиней Иулианией Вяземскими. Княгиня Иулиания была так хороша собой, что князь Юрий начал домогаться ее любви. Но Иулиания Вяземская не отвечала ему взаимностью и говорила: «Никогда не оскверню святое супружеское ложе». На одном из пиров князь Юрий злодейски убивает князя Симеона, надеясь тем самым расчистить себе путь к красавице княгине. Но напрасно, взаимности он так и не добился. Обороняясь от него, Иулиания ударила его ножом в грудь. В ярости князь Юрий изрубил ее мечом и приказал бросить ее тело в реку. Через год чудесным образом было обретено тело княгини Иулиании. В последствии от мощей княгини Иулиании Вяземской происходили многие чудеса и знамения, и церковь причислила ее к лику святых, объявив днями памяти святой мученицы княгини Иулиании Вяземской 15 июля и 3 января. И до сих пор ее подвиг является образцом самоотверженного служения одному из столпов православной морали — супружеской верности.

Совершив такое злодеяние, князь Юрий не мог найти покоя. Всеобщее презрение и осуждение погнали его в татарскую Орду, однако и там не найдя успокоения, он вернулся на Русь. Встретившись с монахом-отшельником, князь Юрий уверовал, что «пришло ему время оставить тщету века сего и взыскать место для спасения души своей». Таким местом была выбрана Веневская пустынь в земле Рязанской на речке Осетр, которая в ту пору была мужским монастырем св. Николая Чудотворца. Князь Юрий вселился в монастырь при игумене Петре, и «там в скорби и непрестанном плаче и сетовании о грехах своих впал в недуг телесный… и преставился о Господе в лето от сотворения мира 6917, а от Рождества Христова 1408 года месяца сентября в 14 день».

После смерти Юрий Смоленский завещал Веневу монастырю значительную сумму денег. На них в последствии были построены кирпичные стены вокруг монастыря с башнями и кирпичные монашеские кельи.
«Игумен-христолюбец» Петр, впоследствии получивший имя Петра Веневского, был учеником Сергия Радонежкого, и по преданию несколько раз встречался со своим духовным наставником в Веневе монастыре. Сергий Радонежский приходил в обитель пешком, чтобы навестить своего ученика. Он подарил ему жезл, власяницу и посох. В XIV веке в Веневе монастыре состоялась историческая встреча Сергия Радонежского, игумена монастыря Петра и князя Димитрия Донского. Реликвии, подаренные игумену Петру Сергием Радонежским, до 1930 года хранились в ризнице монастыря, а потом были переданы в какую-то другую епархию, так как в разное время монастырь был приписан к разным епархиям.

В XV веке Венев монастырь вместе с городом Венёвом вошел в состав Московского княжества. Являясь крупным оборонительным центром, со второй половины XVI века монастырь находился в засечной оборонительной черте, проложенной вдоль южных границ Московского государства. К 70-м годам XVI века в монастыре существовали деревянный шатровый Никольский храм с южным приделом во имя вмч. Георгия и деревянная теплая на подклетях Успенская церковь с трапезой.
Настоятелями Венева монастыря до конца XVII века являлись игумены, позднее – архимандриты. Во второй четверти XVII века монастырь был приписан к астраханскому в честь Преображения Господня монастырю; с 1651 года — к Саввину Сторожевскому монастырю; с 1677 года – к Патриаршему дому, в 1724 году – к лебедянскому Яблонову Троицкому монастырю. И только в феврале 1727 года по прошению прокурора Военной коллегии Егора (Георгия) Ивановича Пашкова (захороненного в цоколе нижнего Свято-Николького храма в 1740 году) Венев монастырь вновь стал самостоятельным.

монастырь 3

Наиболее драматичным оказался контакт Венева монастыря с исторической личностью XVI века – архиепископом Великоновгородским и Псковским Пименом (Черным). Свободолюбивые и нередко буйные новгородцы часто меняли управлявших ими князей и архипастырей. То, что архиепископ Пимен, по словам Н. Карамзина, «был в Новгороде Владыкой 17 лет, 2 месяца и 9 дней», свидетельствует о его пастырском таланте и способности примирять враждующие стороны. Подозрительный и злобный по характеру Иван Грозный, находившийся в то время на Московском престоле, не раз вступал в конфликты с новгородцами. В 1570 году Иван IV получил донос на архиепископа Пимена, в котором сообщалось, что архиепископ злоумышляет отколоться от Москвы и перейти к Польскому королю. Иван Грозный прибыл в Новгород Великий с царевичем и отрядом опричников, у ворот города архиепископ Пимен встречал его с хлебом-солью, но благословение архиепископа не было принято, а сам архиепископ прилюдно был обвинен в предательстве. Пимену Новгородскому было объявлено, что он лишается архиепископского сана. С него сняли облачение, одели в ветхую одежду, провезли с позором по городу (с бубенцами и волынкой) и отправили в Москву на суд, который осудил его на вечное заточение в «каменном мешке» Венева монастыря. Его замуровали в кирпичную кладку под Никольским храмом, оставив воздушного пространства 1,5 кубических метра, с одним маленьким отверстием, через которое подавали воду и просфору раз в сутки. В таких мучениях Пимен Новгородский прожил год и два месяца и в 1571 году скончался.

Незаурядная личность святителя-мученика нашла отражение в многочисленных исторических трудах. Вскоре после кончины началось народное, а затем и местное церковное почитание архиепископа Пимена. До 1913 года в нижнем храме Венева монастыря находилась гробница жертвы грозного царя в виде мраморного саркофага за металлической решеткой искусной работы местных мастеров, над которым было укреплено иконное изображение Святителя Пимена. В настоящее время в мощных каменных сводах нижней церкви была создана для обозрения и поклонения паломников имитация того «каменного мешка», в котором был замучен архиепископ Пимен. В 1986 году из-под пола Никольского храма были изъяты и положены в особый ковчежец, хранящийся в нижней церкви, частицы мощей свт. Пимена Новгородского.

Царь Иоанн Грозный пожаловал Веневу монастырю 1552 четверти земли, в том числе 375 четвертей пашенных угодий, с. Бортники на р. Осетр с церковью во имя прп. Пафнутия Боровского и 3 деревни. В 1606 году царь Василий Иоаннович Шуйский грамотой подтвердил права Венева монастыря, предоставленные царем Иоанном IV, на владения и пожаловал новые земли (села Хавки и Страхово, деревни Анишино, Новосёлки, Филатово, Тёплая и др., а также ряд пустошей. По переписи 1674 года Венев монастырь владел огромным богатством: 2246 крестьянами, 425 дворами, при монастыре были конский и «скотный» заводы. В этот период были возведены каменный двухэтажный храм с колокольней и другие каменные монастырские постройки.

С середины XVIII века материальное положение Венева монастыря стало ухудшаться. Неумелое управление монастырским хозяйством, частая смена настоятелей привели к тому, что в 1764 году в Святейший Синод поступило сообщение, что в монастыре непорядок, а сама братия жаловалась: «Подаяния со стороны никакого ни от кого не имеем, потому что монастырь отстоит от города в дальнем расстоянии, и ныне остались без всякого пропитания, и милостыни просить не у кого… к службе Божией на просвиры муки, вина церковного, ни свеч, ни ладону взять стало неоткуда, и самим питаться нечем».

31 мая 1782 года консисторским указом Венев монастырь был упразднен. Успенский храм был обращен в приход расположенного рядом села Богоявленское, а монастырские постройки были отданы во владение священно и церковнослужителям, переведенным из села Богоявленское к новой приходской церкви. Однако им недолго пришлось пользоваться монастырскими строениями. В 1784 году исправлявший должность Тульского и Калужского генерал-губернатора, граф Кречетников, отыскивая в Тульской губернии годный к строению местный каменный материал – для строившегося Тульского оружейного завода, приказал разобрать в бывшем Веневом монастыре жилые каменные здания и каменную полуразвалившуюся ограду, бывшую вокруг церкви, и годный к строению камень перевезти на оружейный завод. Разлом каменных строений бывшего Венева монастыря и перевозка камня в Тулу делались по одному лишь приказу графа Кречетникова, без сношения с духовной властью, которая узнала об этом почти через 20 лет. Согласно Синодскому указу 1769 года имущество упраздняемых монастырей поступало на рассмотрение Святого Синода и епархиальных преосвященных. И только в 1803 году, когда приступили к перевозке на оружейный завод оставшейся части камня, преосвященный Мефодий (Коломенский) протестовал против этого как насильственного захвата церковной собственности. Но наступил новый исторический период – Европа была накануне военных действий. И судебный процесс о монастырском камне мог послужить причиной замедления постройки оружейного завода, имевшего в ту пору стратегическое значение. Камень предназначался для строительства главной нижней плотины завода на реке Упе.

В том же 1803 году отняты были у Успенской церкви и деревянные доходные постройки, сдававшиеся внаем купцам, приезжавшим на ярмарку в Успеньев день. Это были два деревянных корпуса с 16 жилыми покоями и 10 торговыми лавками. Так получилось, что от некогда богатого архитектурного ансамбля Венева монастыря осталась только двухэтажная каменная церковь.

Приходской Успенский храм не прекращал своего духовного служения в течение всего XIX века, в 1837 году он был отремонтирован, а в 1889-90 годах были подновлены иконостасы.
В храме не прекращалось богослужение даже в советские годы, и только осенью 1941 года, после оккупации г. Венёва немецкими войсками, Успенский храм был закрыт на два года. Известно, что верхняя Успенская церковь использовалась для хранения зерна.

Новая монастырская жизнь в Веневом монастыре начала возрождаться в самом конце ХХ века.

Памятник архитектуры

Архитектурный ансамбль Свято-Никольского Венева монастыря занимает видное место среди немногих в Тульской области памятников церковного искусства, созданных до XVIII-го века. Каменный храм, построенный в конце XVII века вместо обветшавшей деревянной церкви, сохранился с внешней стороны почти нетронутым. Как свидетельствует издание «Приходы и церкви Тульской Епархии» 1895 года (с.672) нижний храм во имя свт. Николая был освящен в 1696, верхний Успенский — в 1701 году. С северо-западной стороны к храму была пристроена шатровая колокольня, на 3-м этаже которой располагалась настоятельская келья.

Как и большинмонастырь 3ство памятников этого периода, Венев монастырь является творением неизвестного архитектора, потрудившегося с весьма талантливым коллективом. Усилием многих был создан исключительно цельный архитектурный памятник, в котором удачно сочетались гармония, красота и простота.

Хорошо сохранившаяся, избежавшая каких-либо существенных позднейших перестроек и наслоений, Николо-Успенская церковь Венева монастыря внесена в список архитектурных памятников государственного значения.
Из-за поворота дороги паломнику открывается белое здание церкви. Небольшой купол, завершающий приземистый восьмерик и такая же главка на невысокой колокольне, решетки окон в ажурных каменных наличниках – все это невольно приковывает взгляд. Ансамбль дополняют въездные ворота в церковную ограду – кирпичная кладка арочного построения с двумя входными проемами по сторонам. Лаконичность линий здания, простота архитектурных форм храма свидетельствуют о его седой старине. Наличники окон и пояса из кирпичей, положенных елкой или ребром, по своему характеру могли бы принадлежать и несколько более ранней эпохе, тогда как восьмигранный барабан главки весьма типичен для конца XVII века, эпохи Московского барокко. Таков же барабан и на восьмигранной главке колокольни, соединенной с храмом папертью.

Уже издалека видна широкая полоса богатого, но по-детски простого кирпичного рисунка, как кружевная лента, опоясывающая верхнюю часть могучего четверика. Выше расположены килевидные полукружия кокошников, создающих единую целостную, ритмичную картину. Кокошники, по четыре с каждой стороны, подходят под четырехскатную кровлю и были раньше расписаны изображениями на библейские темы (в ХХ веке замазаны известью) с западной стороны едва просматриваются изображения Николая Чудотворца, Крещения Господня, Успения Божией Матери; какие-то изображения были на барабане купола.

Стены храма обильно украшены каменными наличниками окон, расположенных в два ряда на различной высоте – они образуют новый, двойной ряд ажурного пояса, представленного крупным планом. Наличники окон составлены из полуколонок с перехватами, пилястр, завершаемых изящным треугольником.

Красив верхний ряд окон с коваными решетками, придающий всему зданию ажурность. Каждая из наружных стен храма отличается от других – имеет «свое лицо». Так для северного фасада церкви характерны: неодинаковая высота смежных окон, ассиметричное размещение «ширинок» (квадратных углублений в стене). На восточной стороне храма из основного объема церкви выступают двумя ступенями апсиды верхней и нижней церкви, создавая впечатление ниспадающего каскада мощных архитектурных объемов.

Благодаря наличию двух рядов окон и высоким сводам верхняя Успенская церковь наполнена воздухом и светом. Красивы двери храма, выходящие на паперти, они отделаны пилястрами с бусинами и завершаются кокошниками. Двери, как и оконные наличники, свидетельствуют о некоторой запоздалости архитектурных деталей Венева монастыря.

Фотографии, сделанные на рубеже ХХ века, сохранили многие детали наружного вида и интерьера храма, которые позже были утрачены. Так большинство поверхности стен и потолка было расписано «травами» — растительным орнаментом. В 1956 – 57 гг. ХХ столетия большинство росписей были покрыты белой масляной краской и к настоящему времени остатки росписей сохранились только в ризнице и на стенах лестничного проема, ведущего к ней. Былая роспись стен и потолков Николо-Успенского храма Венева монастыря во многом напоминает фрески Покровского собора (храм Василия Блаженного) в Москве. Пятиярусный иконостас весьма типичен для конца XVII века. Особенно выразительны для эпохи Московского барокко царские врата.

Нижний Никольский храм, освященный в 1696 году, сохранил все характерные черты своего времени. Необычен сам вход в храм: входной портал расположен в глубине открытой арочной лоджии под юго-западной частью паперти. Красиво смотрится окно в обрамлении каменного наличника, расположенное в центре массивных проемов перед нижним храмом. Железные кованые, двухстворчатые двери XVII века подготавливают входящих в храм к встрече с далеким прошлым.
Явно контрастирует с этим элегантным архитектурным решением вход на второй этаж в Успенскую церковь. Эта дисгармония – результат более поздних перестроек. Двухскатная крыша и довольно плоский треугольный фронтон, опирающиеся на шесть массивных столбов, придают всей конструкции тяжеловесность и нарушают легкость и изящество всего храмового ансамбля. Однако даже эта инородная пристройка не разрушает замысел талантливого зодчего – показать в камне идею совершенствования человека, его устремленность к высшему.

Некрополь Венева монастыря

За многие века существования Венева монастыря на его кладбище, которое располагается вокруг храма, нашли упокоение более 500 монахов. И в близкий к нашему времени период многие известные и высоко духовные люди завещали похоронить себя в некрополе Венева монастыря. К их священным могилкам не зарастает тропа паломников, жаждущих поклониться их праху, воззвать о помощи и исцелении.

В монастырь 5нижнем Никольском храме привлекает внимание монументальная чугунная плита, прикрепленная к центральному, несущему своды столбу. Текст, отлитый на ее поверхности, сообщает, что в «1736 году апреля 6 дня волею Божию преставился господин бригадир и Астраханской губернии губернатор Егор Иванович Пашков». Чугунную доску установил племянник усопшего шестьюдесятью годами позже. Очевидно, именно этим объясняется разная датировка кончины Егора (Георгия) Ивановича Пашкова на плите и в «Энцилопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона (т. 25, с. 64), который указывает год кончины 1740. Почетное место захоронения Е.И.Пашкова объясняется важной ролью, которую сыграл он, будучи прокурором Военной коллегии, в деле обретения монастырем независимого статуса в феврале 1727 года. Пашковы – дворянский род, происходивший по преданию от Григория Пашкевича, выехавшего в Россию из Польши при Иване Грозном. Дети его уже писались Пашковыми. Один из его потомков, Егор Иванович Пашков был денщиком Петра I, потом членом Военной коллегии и губернатором Астрахани в 1735 году.

Снаружи рядом с алтарной апсидой, с северной ее стороны паломники увидят два деревянных, одинаковых по размеру надгробных креста, около которых прихожане часто зажигают свечи, служат молебны и возлагают цветы. Это могилы двух почитаемых в Тульской епархии старцев священника о. Афанасия Реутова, преставившегося в 1904 году, и схиархимандрита Христофора (Никольского), похороненного по его завещанию рядом с могилой о. Афанасия в 1996 году.

Газета «Тульские Епархиальные Ведомости» за 1909 год в разделе епархиальной хроники поместила информацию о недавно скончавшемся заштатном священнике Успенской церкви села Венев-монастырь о. Афанасии, «который известен был как великий молитвенник Богу, как опытный в духовных советах старец, не только в Тульской епархии, но и за пределами ее». Родился Афанасий Дмитриевич Реутов в 1829 году в с. Денисово Тульской губернии в семье диакона, служившего при церкви Покрова Пресвятой Богородицы. Окончив Тульскую духовную семинарию, он назначается на должность наставника Дедиловского сельского приходского училища в приходе Успенской церкви с. Венев-монастырь. В 1852 году он посвящается в диаконы, а затем и в священники.

Его семейная жизнь оказалась весьма трагичной: в возрасте 34 лет он стал вдовцом с четырьмя малолетними детьми. Смерть жены так сильно повлияла на о. Афанасия, что «он хотел уйти в затвор», однако необходимость заботиться о своих детях и о сложившейся уже к той поре духовной пастве не позволила ему совершить это. Хотя, начиная с 1874 года, о. Афанасий более не проводил богослужения в храме, это не отстранило от него людей. Почитатели о. Афанасия из Петербурга, Москвы, Киева и Тулы продолжали приезжать к нему за духовными советами, многие люди получали исцеление от болезней по молитвам о.Афанасия. В народе он стал известен как старец Афанасий.

В настоящее время его имя известно среди подвижников Веры и Благочестия, в земле Тульской просиявших. Среди активных поборников прославления имени старца о. Афанасия и причислении его к лику Святых был почитаемый тульский старец схиархимандрит Христофор.

Старец схиархимандрит Христофор был известен множеству людей как мудрый советчик. Отец Христофор был наделен духовным знанием, глубоким, верным рассуждением и истинной премудростью. Поэтому к нему ездили тысячи людей отовсюду, не было дня, чтобы в его маленьком тульском домике не случалось посетителей, знавших о его даре прозорливости, людей, желавших получить наставление и помощь.

Однако самым главным подвигом старца Христофора тульские православные люди чтят его деятельное участие в обретении высокого покровительства двух великих святых – святого блаженного Иоанна Тульского и святой блаженной Евфросинии Колюпановской. Святая блаженная Евфросиния получила имя «Колюпановская» от названия с. Колюпаново Алексинского уезда Тульской губернии, где она завершила свой 120-летний жизненный путь, совершая подвиг юродства. Предполагают, что в миру она была княжной Вяземской и фрейлиной императрицы Екатерины II.
Старец Христофор вывел из забвения эти великие святыни – именно его стараниями произошло обретение мощей святого блаженного Иоанна Тульского и восстановление Колюпановской святыни, создание на этом святом месте монашеской обители.


Настоятельница: мон.Алексия (Бажина)
301634, Веневский район Дедиловские выселки, с.Венев-Монастырь, (245) 7-52-45

http://venev-monastery.ru

Совершение 28.08.2017 особого молебна православным членам Священного собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг.
Обращение по случаю принесения в пределы Русской Православной Церкви мощей святителя и чудотворца Николая, архиепископа Мир Ликийских. Часть 1.
Обращение по случаю принесения в пределы Русской Православной Церкви мощей святителя и чудотворца Николая, архиепископа Мир Ликийских. Часть 2.






ВИДЕОсюжеты

Статьи и публикации

Календарь новостей

Синодальный Информационный Отдел