Прихожане — активисты социальной службы Богородичного Щегловского монастыря совершили паломничество в Оптину пустынь и Шамордино, посетили православный Детский дом «Рождественском» в селе Нижние Прыски Калужской области, который окормляет старец Илий и братия Оптиной пустыни.

Конечно, активисты социальной службы Щегловского монастыря приехали в Детский дом «Рождественский» не с пустыми руками. Привезли игры, сладости, неизменный тульский пряник. Гостям в Детском доме были рады, вручили им свои подарки для младшей группы детского центра, что находится в Туле на Рихарда Зорге, 36. Потом гости осмотрели Детский дом, побывали  на летней даче, что стоит в самой глубинке России – у лесного озера с белой церковью под необъятным голубым небом с белоснежными кучевыми облаками. На даче они и встретились с воспитанниками Детского дома. Не все из них сейчас отдыхают там – некоторых на лето забрали родители или благодетели. Но те, что были в домике, обрадовались гостям, стали  рассказывать о себе. Младшие тут же стали проситься на руки. Наши девушки старались приласкать детей.

— Дети послушны и уважают старших, — рассказала  позже Ангелина, — я заметила, как тихо сказала им воспитатель Людмила:

«Детки, убавьте громкость телевизора, к вам гости пришли». И детки тут же убавили громкость, а они перед нашим приходом смотрели мультфильмы. Я знаю, наблюдала за многими детьми в детских домах и разных центрах, далеко не везде так быстро дети реагируют на просьбы взрослых. Чаще всего в них живет какой-то протест…

— Во время рассказа заместителя директора приюта Людмилы Геннадьевны Короходкиной о приюте и его создателях, — отметила Наталья, — вырисовалась такая хорошая картина подвижничества по имя детей, слава Богу, есть в России подвижники и делатели добрых дел.

Приют по Божьему веленью и старческому благословению

Волею Божией создан и действует православный Детский дом «Рождественский». То, как он создавался похоже на рождественскую сказку.

Детский приют «Рождественский» в селе Нижние Прыски Козельского района под Калугой получил название по времени своего создания: в Рождество 2000 года он принял первых трех воспитанников. Сейчас в приюте проживают около 40 детей в возрасте от 1 года до 17 лет.

Директор и создатель приюта, Андрей Викторович Завражнов, уже давно переехал из московской благоустроенной квартиры вместе со своей семьей на постоянное местожительство в глухую калужскую деревню. После знакомства с батюшкой Илией успешный бизнесмен Андрей понял, что нашел то, чего давно искал – личный путь ко спасению души; и путь этот – в служении другим людям, которым повезло в жизни гораздо меньше.

Здесь по просьбе своего духовника, а теперь духовника Патриарха Кирилла, оптинского старца Илии, он с нуля создал православный приют. Помогает детям, за которыми не могут следить родители. Они не получают помощи от государства, живут на пожертвования, но не унывают, а надеются на Бога и добрых людей.

Духовник приюта — Оптинский старец схиигумен Илий. Он благословил москвича Андрея Завражнова, в прошлом физика, альпиниста и бизнесмена, не только создать, но и руководить новым детским учреждением. Молитвенная помощь схиигумена Илия чувствуется здесь постоянно.

— Мой путь воцерковления начинался, наверно, с Достоевского, говорит  Андрей Завражное. — Я всегда задумывался, почему человек должен умереть, и вел отсчет времени: вот я родился, и остается все меньше и меньше жить. Эта мысль всегда приводила в ужас и трепет. Вырос я в семье атеистов, учился в атеистической школе. Но видел бессмысленность этой жизни, и это понимание угнетало. И только в романах Достоевского  словно между строк прочел о настоящем смысле жизни. Прочел «Братьев Карамазовых» и узнал о Боге и старцах. А жизнь текла своим чередом: университет, работа в Воркуте, поиски себя… В романе «Братья Карамазовы есть три человека, и все христиане, три типа: Алеша, который сразу же принял веру сердцем — сердечная вера, Дмитрий — страстная вера и Иван — вера ума, самая тяжелая вера. У меня много друзей — академиков, физиков, математиков, они все очень трудно к Богу приходят, они готовы посчитать, что чуть ли не какие-то вселенские преобразования привели к рождению нашей вселенной, разума, но ни в коей мере не Бог.

А Андрей для себя выбрал идеал наставника — старец Зосима. И стал этот идеал искать. Он понял, что в силе тоже ничего нет, ею не преобразуешь мир. Кстати, у Достоевского есть эта мысль в произведении «Преступление и наказание», что никакое добро не оправдает  хотя бы маленького зла. Достоевский очень отчетливо написал об этом: злом человек добыл кучу денег, которые, если схематично представить, можно потратить на добро. Он не смог их тратить, потому что эти деньги вопили к отмщению.

Потом Андрей в первый раз попал в Оптину, принял крещение, узнал, что у него с отцом Амвросием Оптинским одна родина – Тамбовская губерния. Они с женой решили уехать из столицы, захотели узнать, сможем ли мы пожить в деревне, как жили наши предки. Достоевский писал в своих дневниках, что крестьянство от слова «христианство». То есть крестьянин —  глубоко верующий человек, живет под Богом. Андрей вот уже 13 лет старается так жить.

Как-то Андрей научился выделывать шкурки, жена сшила тужурку, передали ее через людей старцу Илии. Потом Андрей к нему подошел на исповедь, и он говорит: «Это ты мне тужурку-то сшил?» — «Нет, не я, батюшка», — а он говорит: «Да нет, ты, наверно».

И тут Андрей признался. И сейчас, когда приходит к нему на исповедь, то видит, что он уже все знает, знает, где согрешил его духовный сын, хоть ничего не говори…

Старец и отличается от простого человека тем, что он видит наши грехи, видит нас, видит нашу душу и видит, что нас демоны донимают, молится за нас «Господи, помилуй и сохрани от нечистых помыслов». И словно ангелы спускаются к нам по его молитвам, и ведут нас и помогают нам в нашей жизни.

Когда Андрей Завражнов с батюшкой познакомился, понял, что он — старец,  и возмечтал, чтобы он принял его в духовные чада. Это был 1993-94 год. Прошло несколько лет. В 1997 г. он стал его духовным чадом. В 1998 г. Отец Илий дал ему послушание храм строить в Подборках. Потом поручил еще храм строить в Курынычах, потом дал благословение храм строить в Орле, Тамбове, сейчас еще в Вялицах – и все храмы Андрей строил по поручению и благословению  отца Илии.

О себе старец Илий рассказывал Андрею коротко: «Господь призвал, вот и пришел к Богу.  Еще мальчишкой был… Во время войны у нас на Орловщине (как и везде) было голодно, я научился молиться, просил у Господа хлебушка.

…В армии вместе со мной служил татарин, я видел, как он молится, и подумал, «татарин молится, а я – православный — не молюсь»… Тогда, зная, что многим рискует, уходил в лес с молитвою. И там, с нею наедине, вдруг почувствовал настоящее присутствие Бога…

Отец Илий вспоминает: дом его бабушки стоял первым у дороги, она сидела на завалинке и ждала путников, незнакомых ей людей, чтобы накормить их и дать возможность отдохнуть. Вот так через бабушку добро становилось основой его души, она же рассказывала и о заповедях Божиих, которые сразу запоминались. Их хотелось исполнять.

Теперь уже его духовное чадо Андрей, по благословению отца Илия, делает столько добрых и благих дел, сколько не по силам и десятку других людей. Тут и строительство нескольких храмов в Калужской области, и издательская деятельность и многое другое, Получив благословение духовного отца, Андрей с жаром взялся за организацию детского приюта для сирот и детей, брошенных живыми родителями. В г. Козельске и его окрестностях таких детей, как и повсюду в России, оказалось очень много. Возрастной состав – от грудного ребенка до подростка. Но сразу возникли гигантские проблемы: помещение, финансирование, материальное обеспечение, содержание, воспитание, а самое трудное — юридическое оформление детского приюта.

Сначала Детский дом располагался в одноэтажном кирпичном здании, где раньше размещался колхозный детский сад. Официально детский приют приписан к Преображенскому храму в селе Нижние Прыски. Фактически новое учреждение взяли на свое попечение ближние монастыри Оптина пустынь, — попечительский совет приюта возглавляет Духовник обители схиархимандрит Илий. Помогают приюту и Свято-Амвросиевская женская обитель в Шамордино, и мужской монастырь Спаса Нерукотворного в Клыкове. Оптина и продуктами помогает, через монахов благотворители иногда и средства передают.

Лучший друг детей — протоиерей Леонтий Никифоров, настоятель Преображенского храма в селе Нижние Прыски. После школы ребята даже соревнуются, кто сегодня дедушке Леонтию по храму помогать будет. У седобородого добряка всегда есть для ребятишек и конфетка, и доброе слово: «Ребятишечки, любименькие мои, миленькие, храни вас Господь…»

Этот храм Преображения Господня в Прысках, где служит отец Леонтий и где окормляются все приютские дети, виден из окон приюта — по воскресеньям все дети ходят в храм. Кстати, из окон видна и Оптина пустынь. Монастырь находится очень близко, но дойти до него напрямик мешает река Жиздра

Поддержать семью, детей, помочь им пройти над пропастью

Сегодня в приюте живут дети, которые почти с рождения оказались в очень тяжелой жизненной ситуации: их родители страдают алкоголизмом, наркоманией, порой осуждены за тяжкие преступления. Тем не менее, эти родители остаются по закону родителями, и при желании могут своих детей из «Рождественского» забрать.

Пока же мамы и папы переживают не лучший период своей жизни, ребенок может находиться в приюте, получать заботу и уход, ждать и надеяться на то, что родные люди одумаются и заберут его, чтобы начать жить вместе. К сожалению, не всегда эти детские мечты сбываются. Но в «Рождественском» стараются все-таки помочь оступившимся, а не лишать их родительских прав или, возможности, дать общаться с ребенком. Поддержать родную семью, «помочь пройти над пропастью» – вот как это называет Завражнов.

Андрей Завражнов вместе с дружной командой сотрудников приюта старается любовью и трудом воспитать детей достойными людьми и порядочными членами общества.

Редко, но все же случается так, что родители исправляются и забирают своих детей из приюта. Каждый такой случай – огромная радость: оступившиеся родители смогли «выплыть», справиться с трудностями, и теперь у ребенка будет настоящая, родная семья!

Правда, довольно часто происходит так, что мама или папа продолжают вести антисоциальный образ жизни, хотя и взяли ребенка из приюта. В таком случае в «Рождественском» говорят: наши дети могут в любой момент вернуться обратно в приют и жить здесь до тех пор, пока условия пребывания в семье не станут нормальными.

Это еще один из важных принципов: дети в «Рождественском», точно так же, как и в родной семье, никогда не становятся «чужими». Ребенок может вернуться в приют, если у него, к несчастью, не заладилось с приемной семьей, или если родная мамка, завязавшая было с выпивкой, снова пристрастилась к бутылке.

Даже если выросший выпускник приюта будет нуждаться в помощи и поддержке – его примут, помогут с кровом и работой, позволят пережить в приюте, как в родной семье, тяжелые времена.

Вообще, именно бережное отношение к семье – ключевой подход в «Рождественском». Тут и поддержка связей каждого ребенка с родительской семьей, и добрые отношения в самом приюте (малыши зовут Андрея Завражнова «папой», хотя их этому никто и не учил).

Фактически, большинство детей в приюте имеют живых родителей – мать, иногда и отца. И команда сотрудников приюта понимает, как важно для психологического здоровья детей знать, что у них есть родные люди, пусть даже они и не ангелы. Психологи утверждают: «и хорошие люди могут совершать плохие поступки», поэтому дети всегда помнят, что у них где-то есть родители, которые, возможно, ошибаются и оступаются, но все же остаются близкими и самыми любимыми людьми.

Финансирование приюта организовано на средства от частных пожертвований. Благотворительную помощь оказывают как организации, так и простые люди. Поэтому директор приюта Андрей Викторович Завражнов с воспитанниками, а также весь персонал приюта благодарят всех людей, готовых помочь детскому приюту.

Сейчас Андрей — настоящий папа, у которого более четырех десятков малышей… А еще пять лет назад Андрей и представить не мог, что у него появится такая большая семья. Закончив геологический, несколько лет мотался по экспедициям на Севере. Затем приехал в Москву и открыл свое дело — «скалолазный» бизнес.

А в это время в его душе происходили перемены, Андрей обратился к Богу. Молодая семья уехала в глухой Козельский район, где находится Оптина пустынь. Завражнов пришел в монастырь и объявил: хочу помогать — могу стать директором. А его назначили трактористом… Год он был послушником, а далее жизнь пошла по благословению оптинского отца Илии. В 1997-м схиигумен попросил возродить храм Успения Пресвятой Богородицы в Подборках. Андрей ходил по спонсорам, находил деньги, искал материалы и мастеров… Храм на голом месте отстроили за два года.

Затем отец Илия дал новое поручение — создать приют. В то время в Козельском районе как раз закрылся единственный дом ребенка: существовать государственному учреждению было не на что. Андрей взял в аренду старый детсадик. Сделал ремонт, залатал крышу.

Средств как для строительства церкви, так и для создания приюта у Андрея не было. Была только одна вера и надежда на помощь Божию. С этой помощью и по молитвам батюшки Илия постепенно стали появляться благотворители — люди, которым небезразлично духовное возрождение России.

В декабре 1999 года дать благословение на открытие приюта приехал отец Илия.

—  Он осмотрел помещение, — рассказывает Завражнов, — а потом обратился к моим сотрудницам: «Отче наш» знаете?». — Те согласно кивнули головой. – «Ну, раз знаете, тогда за работу…»

В приюте дети, нуждающиеся в терпеливом уходе, в длительной реабилитации, в целительной любви. В святом углу в гостиной приюта стоят большие иконы Царя Николая и Царицы Александры Федоровны, дар батюшки Илия. Раньше эти иконы висели у него в келье. Стоя перед образами, намоленными старцем, детишки учатся разговаривать с Богом, повторяя за взрослыми слова коротких молитв. Так начинается и заканчивается день в приюте.

В молитвах о ближних малыши просят Небесного Отца вразумить и помиловать своих и матерей, и отцов. Так дети учатся не осуждать, а жалеть своих заблудших родителей и вымаливать для них прощение. А детская молитва, как и материнская, большую силу пред Богом имеет. Бывает, что чья-нибудь мама вспомнит о своей кровинке, навестит в день рождения или в будни.

Выбор всегда остается за ребенком, многие из наших говорят: «Вот вырасту, начну работать и вылечу свою маму, куплю своему папе дом». Сотрудники приюта стараются, чтобы дети помнили и уважали своих настоящих родителей. Бывает, что в приют мамы и папы приходят в гости. Им всегда здесь рады, при условии, что те придут трезвыми и будут вести себя прилично. Но, к сожалению, это большая редкость.

Случаются драматические эпизоды, когда опустившаяся мать надумывает совсем забрать дитя из приюта. Ребенок, которого с невероятным трудом вернули к нормальной жизни, обласкали, подтянули в развитии, воспринимает возвращение домой как большое горе. Воспитатели вспоминают случай, когда при появлении матери один мальчишечка спрятался за нянечку и умоляюще шептал: «Только не отдавайте меня маме, я не хочу к ней»…

Возвращение детей к родителям, наблюдение за их дальнейшей жизнью ложатся дополнительными хлопотами на директора приюта и его верных помощников. Одно только содержание приюта требует больших усилий. Живет он в основном за счет пожертвований, поэтому много времени и сил уходит на наведение мостов с благодетелями.

В наших детях будущее России. И особенно в тех, кто будет взрослеть в православном духе. Для Андрея Завражнова это не только верная мысль, а истина в действии. Много лет тому назад он привез свою семью — жену Наталью и детей (сейчас их пятеро) из Москвы в калужскую деревню, в надежде, что вдали от суеты и соблазнов большого города сможет дать детям полноценное христианское воспитание. Правда, в этом больше приходится участвовать жене, человеку чуткому и талантливому. Андрей Викторович семью видит не каждый день: кроме приюта на нем строительство храмов в Подборках, в Курынычах (это в десяти километрах от Шамордина), освоение 500 га земли, хлопоты по поводу строительства нового здания приюта – сейчас это здание построено, отец Илий благословил расширять учреждение. В детскую общину-семью планируется набрать до 60 воспитанников.

В гости к малолетним сироткам при живых родителях часто приезжает Нина Балаевна Холодова, старший научный сотрудник Российского научного центра рентгенологии и радиологии, невролог по специальности. Она привозит с собой игрушки и лакомства для детворы. Старец Илий благословил ее оказывать приютским детям специализированную врачебную помощь. Нина Балаевна осматривает детей, прописывает необходимое лечение, которое в ее отсутствие педантично проводит медсестра. Потом приезжает проверить результат, заодно осматривает вновь поступивших.

Участие Холодовой в жизни приюта избавляет его сотрудников от необходимости в сложных случаях вывозить детей на консультацию в Калугу, в Москву. И пока, слава Богу, справляются с проблемными ситуациями на месте.

Детки поступают в приют настолько запущенными и больными, что одно медицинское вмешательство вряд ли дало бы столь быстрый положительный эффект. Детей часто причащают в храме, показывают приоритет духовной жизни. Отсюда и впечатляющие результаты, считает московская гостья.

Воскресный день в приюте, как и положено у православных, посвящается Богу. Ребятишки с утра едут в храм, где они причащаются за Божественной литургией. Благословенно то мгновение, когда дитя преклоняет колени перед своим Спасителем, хотя и не умеет еще, быть может, выразить словами свою молитву. Однако сердцем уже чувствует Божие присутствие, Его помощь и вечную любовь Божию, озаряющую его своим неземным светом.

Раз в неделю ездят дети на автобусе в храм деревни Прыски или в монастырь Шамордино. Их там любят. В Шамордине малышей часто даже оставляют покушать. Матушки тамошние добрые, любят деток. Даже вроде иногда шумят дети, а они: «Ничего, ничего – это же дети!» И воспитатели стоят с ними на службе. Они хоть и не все верующие, но сейчас это входит в круг их обязанностей. Они с детьми еще и молятся каждый день утром и вечером. Краткое правило читают до «Отче наш», а там еще своими словами: за маму, за папу…

В остальном течение жизни в «Рождественском» ничем не отличается от уклада в других подобных учреждениях: игры и занятия по возрасту, прогулки на свежем воздухе, праздники с подарками, калорийное четырехразовое питание, утренняя зарядка, дневной сон и водные процедуры.

Местные старушки с умилением глядят на резвящихся во дворе ребятишек, а по пути из магазина нет-нет да и занесут им нехитрые угощения. Хоть и скудна пенсия, но как не обласкать сиротку.

Многодетный Андрей Завражнов тут всем за отца. Для воспитанников он — как ясное солнышко, всегда в радость.

В наших детях будущее России. Нужно спасать погибающих

Началась история частного детдома «Рождественский» в 2000-м с братьев Терновых. В местный отдел наробразования поступил сигнал: в вагончике у садовых участков живут дети. Андрея и инспектора РОНО встретили две полуголые женщины и пьяный сторож. В углу на ворохе грязной одежды лежали малыши. Старшему, Игорю, к тому времени было три годика. Каждый день он отправлялся в деревню за подаянием, и если приходил без денег, то получал «по заслугам». Младшему, Андрею, тогда исполнился год. Когда малыш плакал, его били обрезком трубы: только бы заткнулся…

—  У Андрюши было сломано ребро, гематома на голове. Мне захотелось по-мужски поговорить с этим сторожем, но инспектор меня удержала…

Ослабленных и вшивых Терновых привезли в приют. Первое время мальчишки шокировали воспитателей необычной игрой — садились друг напротив друга и начинали «взрослый» диалог: «Давай, закурим, давай выпьем».

Потом в детский дом стали поступать другие дети. Аня Соколова была любимицей воспитателей и нянечек. Как футбольный мячик, она вместе с сестренкой кочевала по маршруту «приют – родной дом – приют». Когда сестер Соколовых привезли в «Рождественский», Аннушке исполнилось три, Наде — годик. Девочки почти не помнили свою сестренку Олю. Мать все время оставляла дочерей одних, а однажды пропала на несколько дней. Когда соседи взломали дверь, двухлетняя Оля была мертва — с голода съела какой-то яд. Двух живых детей Завражнов забрал в приют. Через некоторое время родительница исправилась: завела нового сожителя, отремонтировала хату и слезно умоляла отдать дочерей обратно. Отдали.

Когда Андрей Викторович приехал проведать воспитанниц, то застал уже знакомую картину: в одной комнате сидели шесть пьяных мужиков, во второй — полуодетые женщины. Возле них копошились голодные дети…

Маленького Данила и его сестру Вику год назад к Завражновым привели добрые люди, спасая малышей от голодной смерти. Мама-алкоголичка кормила малышей опилками и поила самогонкой, чтобы те не ревели.

Врачи поставили Вике диагноз — острый гастрит, организм принимает только постное меню. Девочка до сих пор не понимает вкус мяса и отказывается его есть. Незнакомы ей и сладости. Данилку, самого младшего в приюте, воспитатели и старшие дети по привычке носят на руках. Трехгодовалый малыш попал в приют с последней стадией дистрофии и был настолько слаб, что не мог ходить сам.

Сейчас Данька, главный заводила в компании, носится как ветер. «Ляпки», «прятки», «догонялки» — его любимые игры. Органы опеки пытаются лишить прав на детей нерадивую родительницу.

Яну Балахнову в приют «Рождественский» привезли сотрудники отдела опеки — мама попала в тюрьму на 15 лет за убийство. Теперь раскаивается, пишет письма из «командировки» строгого режима в надежде сократить срок и выйти по условно-досрочному освобождению.

—  А у меня мама есть! — маленькая Яна Балахнова будто с обертки шоколадки: ярко-изумрудные глаза и копна золотых волос. — Она уехала в командировку.

«Командировка» Яниной родительницы затянулась на много лет: ей придется отсидеть в тюрьме.

Старшего ребенка Екатерины с ее согласия усыновили чужие люди, Яну отдали в приют. Зная о приговоре, Балахнова родила третью девочку. Все надеялась, как многодетная мать, на снисхождение судей. Но Екатерине дали пятнадцать лет. Сейчас она пишет слезливые письма Яне, надеясь разжалобить власти.

Из деревни Потросово в приют привезли двух очень ослабленных детей 3 и 5 лет. Детей взяли в приют с согласия матери, которая кормила их размоченной в воде коровьей посыпкой (корм для скота).

Годовалая Соня: она младший ребенок в этой семье. Самая старшая — Аня — к родным приехала в гости: она сама с детства в приюте. И скоро, наверно, заберет в свой новый дом и Соню, как только она подрастет.

После обеда самых маленьких в приюте укладывают спать. Старшие ходят, не топая. Говорят вполголоса. Но вот одному из малышей не спится. Не привык еще. Он новенький. Его привезла из Белоруссии собственная мама. Трехлетний Ваня все время молчит и улыбается редко. Его мама умоляла присмотреть за ребенком, уверяла, что прячутся они от бывшего мужа. Обещала вернуться за сыном сразу, как только найдет жилье и работу.

Костя Миронов, тоже воспитанник православного приюта «Рождественский»: «У меня несчастье случилось, отец умер, мать не смогла нас вытянуть».

Четырехлетнего Кирилла привезла из Смоленска бабушка. Ее дочь и зять были наркоманами. Вероятно, Бог услышал детскую молитву, и сейчас папа и мама Кирилла находятся в реабилитационном центре.

В приют берут всех, кто нуждается в помощи. Сейчас «ненужных» малышей Завражнов находит уже не только с помощью РОНО. Знакомые привозят к нему ребят из Подмосковья, Калуги, Тамбова и Украины. Кукушкины дети, к сожалению, есть везде… По словам Завражнова, большей части его подопечных уже не было бы в живых, не поспей сотрудники приюта вовремя…

В жизни Детского дома главное —  это доброта, искренность

Среди персонала «Рождественского» нет четких разграничений обязанностей. Повар может подержать ребенка на руках, поиграть с ним, а воспитательница убрать со стола…

Сотрудники просто воспитывают приютских детей, как собственных: где пальцем погрозят, а где и приласкают. Эти женщины знают, кто, чем и когда из их подопечных болел, кто не любит спать днем, а кому надо помочь раздеться. Дети искренне зовут их мамами.

—  Живем, помогаем друг другу, — рассказывает Андрей Викторович.- Концепцию воспитания я срисовываю со своей семьи — у меня у самого пятеро детей.

Приют получился чем-то средним между обычным интернатом и семьей. День здесь начинается в семь утра. Зарядка, завтрак, игры, обед, сон, занятия и снова игры. Все как в обычном доме: поездки в зоопарк, прогулки и дни рождения. Есть еще православные праздники: в благословенном приюте веруют и дети, и воспитатели. Без молитвы не садятся за стол, не начинают занятий и не ложатся спать. По выходным ходят в храм, на музыкальных уроках разучивают и детские песни, и церковные песнопения.

Школьники живут в недавно построенном доме в селе Новые Прыски, что в Козельском районе. Без Божьего благословения здесь не обходится ни одно начинание.

—  Андрей Викторович, я ходила к нашим на родительское собрание. — Воспитатель делится последними новостями. — Классная говорит, что Андрюшку больше года в школе не продержат. Совсем ничего не понимает…

Заниматься с такими школьниками сложно. Они ранимы, застенчивы и замкнуты. Стоит сделать замечание — слезы. И в то же время они ничего не боятся.

— Ну а главная сложность?

— Вот она — наша главная сложность, — Сашка Нефедьев. — Капризный и обидчивый. Самый большой задира…

Он может просидеть половину урока под столом учительницы, посреди занятий вышвырнуть свой портфель за дверь.

— Мы пытаемся отогреть их,- говорит Завражнов. — Теплота, добро и, конечно, любовь — вот что, прежде всего, нужно нашим детям.

Детский дом «Рождественский» — это  детская «скорая помощь».

—  Нам помогает Господь Бог и отец Илия,- объясняет директор приюта.- Еще есть частные лица, которые дарят нам вещи, продукты.

Завражнов мечтает о собственной школе и мастерских. Андрей Викторович считает, что необходимо довести детей до момента, когда они встанут на ноги. Поэтому срочно следует решать задачу общего и профессионального образования.

— Здесь  детям действительно хорошо, — объясняла специалист РОНО Лидия Есенова.- Потому мы и сотрудничаем… К тому же это единственный приют для дошкольников. Есть еще детдом в Сосновке, но он принимает только своих, сосновских. А Завражнов еще никому не отказал…

Близкие могут навещать малышей в приюте. Ведь «Рождественский» рядом, чуть ли не на соседней улице… Кто-то из родителей согласен исправиться и забыть о горькой — такое уже случалось. Хотя это скорей исключение, чем правило.

Все дети в приют поступают психически, а часто и физически травмированные, затравленные, как волчата. Реабилитационный период, необходимый для возвращения детей к нормальной жизни, бывает очень длительным. От персонала приюта требуется неимоверное количество терпения и любви, чтобы в детях снова стал виден образ Божий.

Андрей Завражнов —  неординарный человек необычной судьбы. Вместе с тем, видно, что он человек типично русский: одаренный многими талантами, добрый, смелый, широкий. В нем чувствуется огромная энергия души, которая будто бы не умещается в нем и, изливаясь из его ярко-голубых глаз, захватывает собеседника в круг многочисленных планов и идей. О нем можно безошибочно сказать: характер русский, православный, подвижнический, созидательный.

Сейчас главной его целью стал не он сам, ни даже его семья, в которой теперь воспитываются пятеро детей, а нечто совсем другое: служение людям во имя Христа. Многие думали, что это со временем пройдет, а реалии жизни возьмут свое. Действительно, такой перелом судьбы самому человеку не по силам. Но все возможно Богу. Православное формирование личности Андрея и его жены происходит под благодатным окормлением известного старца – духовника Оптиной Пустыни отца Илия. Именно он указал на то, какова воля Божия, предопределенная этой семье.

Трудно себе представить, что в этих условиях задача создания детского приюта вообще могла быть решена. Но Андрей с помощью Божией повел корабль вперед.

Прежде всего, была продумана идеология и стратегия воспитания. В основу был положен тезис: воспитание ребенка без Бога бессмысленно. Православие и Закон Божий – стержень воспитания. Детская молитва к Богу и воспитание в них веры в него – единственный путь к спасению детей.

Слава Богу, Андрей не дал деткам потерять высшую радость в их жизни, им теперь есть кому сказать это святое имя – мама. Они поняли еще, что теперь у них есть заботливый и всесильный отец – Господь Бог.

— Не учреждение, не богоугодное заведение, а именно свой дом строил, семью создавал, — рассказывает Андрей. — Для начала поездил, посмотрел, как живут другие приюты, другие детские дома. Во многих — система, совдеповская действительность и уравниловка живут и здравствуют. Стандарты кругом. Там идет обезличивание человека. В хороших государственных детских домах все есть: и стены красивые, и игрушки, и мебель, и кормят вкусно. Нет главного — тепла, уважения к ребенку. Там так: исполнилось 18 лет, а дальше — не наше дело. Выкинули на улицу и отчитались красиво по своим бумагам, по сметам, по отчетам. Детям, понимаете, надо тепло дать, отогреть душу, научить чему-то нужному в жизни, дать ему силы жить дальше. И не только научить внешне, но и внутри, душу вырастить.

Чтобы вырастить живые души, Завражновы обратились к православной модели семьи. Вредным привычкам, дурным мыслям и плохим словам здесь объявлен бойкот.

По выходным дружно ходят в церковь, за стол без молитвы не садятся. Причем никого не неволят: на молебны и в церковь дети сами с удовольствием бегут.

Частым гостем детей является их любимец, вдохновенный архидиакон Илиодор. Часто он появляется в приюте с подарком – или большой коробкой, или свертком. Ставит на стол – «Это детям!». И также стремительно исчезает – ему опять пора на богослужение.

За приют усердно молится старец Илий, именно по его молитвам совершаются многие добрые дела православных христиан на помощь детям – этим жертвам беззаконий нашего времени.

— Я ведь своих детей тоже особо не воспитываю, — рассказывает Андрей Завражнов. — Стараюсь им пример собственной жизни давать. В приюте я столкнулся с чужими  детьми. В поведении своих детей я чувствую свои грехи, а тут мешают детям грехи их родителей, чаще всего мне незнакомых. Как вести себя? Я нашел выход, пошел молиться к иконам. И Господь управил. Подумалось мне, нужно, чтобы дети за мам молились. Какие бы дети не были, какие бы мамы не были, у каждого ребенка мама — это святое. Богом дана мамочка, родная, близкая, и ее не заменит никакой детский дом, никакой приют, никто не заменит. Каждый ребенок мечтает и во сне видит свою маму.

Андрей старался и старается молиться каждый день, простым языком, но искренне молится за детей. Перед ним был русской женщины, москвички, 50 лет назад погиб ее муж, у нее на руках осталось трое маленьких детей. Она не имела ни копейки в кармане. Но она так начала молиться за этих троих детей, каждый день Евангелие читать, Апостолов. Двое из ее детей сейчас священники, дочка — замужем за священником, внучка вышла замуж…

Андрей считает, что главное в жизни Детского дома это доброта, искренность, никакой фальши не должно быть. Как еще батюшка Амвросий говорил: где просто, там ангелов со сто, где мудрено, там ни одного. Он стараюсь детей поддержать, и приют свой почувствовал, когда стал там ночевать, жить вместе с детьми. И всех своих сотрудников увидел, как на ладони, понял, чем они дышат.

Воспитать самое главное, правильное мировоззрение у ребенка

У Детского дома «Рождественский» есть подсобное хозяйство 500 гектар. На 10 гектарах сделан огород, растет капуста, картошка, поставлены теплицы, а в них краснеют помидоры, есть ферма в которой стоят коровы. И это тоже главное в воспитание, чтобы дети могли видеть, как растет то, что нужно в жизни, а не просто покупать в магазине. И нужно, чтобы они трудились. Ребята сами посильно участвуют во всех полевых и хозяйственных работах

Они видят, как чуден Божий Промысел, как Бог нас кормит.

— Коровы — это уникальный завод по производству молока из травы, — восхищается Андрей, — корова — это чудо такое! И ни одна цивилизация не сможет создать такой «завод». То, что Господь дал нам, надо этим пользоваться умело, не губить природу. И вот так формируется самое главное, правильное мировоззрение у ребенка.

В селе Нижние Прыски создается целый жилой комплекс. Приют — это настоящая семья ребенка.

— Мы не сможем вернуть ребенку его родную семью, — объясняет Андрей. — Некоторые родители убиты, погибли, уехали. Они могут и не вернуться. Если исправятся, дай Бог, хорошо, тогда дети вернуться к своим мамам. Нужно стараться сохранять в приюте душевный комфорт, чтобы ребенку было приятно общаться с воспитателями, чтобы им было здесь хорошо жить. Справиться можно с воспитанием этих детей только если коллектив создать хороший. И такой коллектив создается. Как течет жизнь, так и течет, но с молитвой. Господь устраивает лучше, чем даже я могу и придумать. Я сам удивляюсь тому, что получается у меня.

Дети приюта Завражновых на хорошем счету в образовательной и музыкальной школах. Все активисты и хорошисты. В учебе, как и в жизни, друг друга «подтягивают». Сильные помогают слабым, а старшие учат малышей. Все вместе помогают по хозяйству. В «Рождественском» есть свой огород, лошади и домашняя птица. На столе всегда свежее парное молоко — есть свои коровы.

— Научить ребенка трудиться, полюбить заниматься хозяйством, по дому помогать можно только собственным примером. Мы никого не заставляем. В приюте есть работники, которым за это зарплату платят, но детям это все интересно и они тянутся к труду, и это правильно, — рассказывает Андрей Завражнов.

Хорошо потрудились — хорошо и отдохнули. Летом всей компанией дети из приюта и их воспитатели  едут или отдыхать к морю, или сплавляться по горным рекам Карелии, или загорать и витаминизироваться на собственную дачу (усадьба находится в красивейшем и святом месте, недалеко от Шамординского женского монастыря).

В приюте делают упор на эстетическое воспитание. Все 34 ребенка занимаются в сельской школе искусств. Гитара, пение, сольфеджио, танцы, рисование — кому что по душе.

Самые маленькие приютские ребятишки, которым не исполнилось еще семи лет, и которые по церковным канонам уподобляются ангелам, и в самом деле, — в праздник Рождества одевают белоснежные воздушные Рождественские наряды с ангельскими крыльями.  Их присутствие может растопить даже самое холодное сердце. Рано узнавших боль и страдание, их теперь стараются особенно оберегать.

В нынешнем году в приюте появились первые выпускники. Маша Миронова – одна из них. Она поступила на юридический факультет Московского Государственного Университета и станет юристом.

Герман и Никон Мантровы уехали на родину, в Белоруссию. Мальчики провели в приюте около 5 лет, а сейчас их родные смогли забрать ребят домой, чтобы растить и воспитывать там.

Ваня Казанцев уехал на родную Украину: отучившись в России 11 классов, он уехал к маме и родной сестре, и поступил учиться в техникум в родном Луцке. Сотрудники приюта надеятся, что у их воспитанников будет все хорошо, и они станут хорошими людьми и ответственными гражданами.

За последнее время с семьями соединились более десятка детей! Вот примеры некоторых семейных историй:

Шикуновы Женя и Саша уже почти год живут с родителями. Они приезжают в приют, и работники приюта навещают их по приглашению семьи. Не все гладко, но все члены семьи очень стараются поддерживать лад и добрые отношения.

Климовых Леню и Петра забрал на воспитание родной отец, оформивший инвалидность. Ему помогают дядя и тетя мальчиков, и приют также оказывает им посильную поддержку (приглашает мальчиков принять участие в праздничных мероприятиях и поездках с остальными ребятами и тд.)

Яна Топала вернулась домой к маме. Яна – девочка очень талантливая и развитая, много читала во время жизни в приюте, была хорошим другом для других ребят и замечательным человеком. Сотрудники приюта скучают о ней, но очень надеются, что у нее и ее семьи отныне все сложится хорошо.

… Среди гостей Рождественского праздника ребята из приюта впервые увидели и услышали автора и исполнительницу известных детских песен – Таисию Пушкову. Для нее эта встреча тоже стала событием:

На Рождество принято дарить подарки. Калужский предприниматель Сергей Потехин подготовился к празднику заранее. Каждый ребенок получил свой особый подарок. Красивую куклу, интересную игру, пушистого мехового зверька. Не считая сладостей. Завершился праздник фейерверком. Не одна, а несколько тысяч ярких рождественских золотых звезд в ночном небе над зданием приюта зажглись стараниями приютских благодетелей. Чтобы не погасла радость детства. Чтобы каждое сердце узнало о рождении Христа.

У детей, которые раньше были грубыми, которые старались отнять, обидеть слабого, теперь начинает просыпаться совесть. Вот, например, Черепов Саша пришел с улицы, такие песни пел – ужас! А теперь  сам в храм просится: «Я к Богу хочу, я такой грешный! А могу я дьяконом стать с моими грехами?» Мы ему отвечаем: можешь, Господь все грехи прощает. В храме себя хорошо ведет, послушный стал. Все через Бога.

Для детей поездка в храм — это всегда радость, праздник, маленькое путешествие. Они приезжают в храм, смотрят на монахов, на прихожан и подражают им. У них сейчас такой возраст «подражательный». Как-то воспитатели заметили, Саша Черепов стоит, задумался,  поет что-то – а прислушалась, а он «Верую…» поет!

Помочь детям, попавшим в сложную жизненную ситуацию

Миссия приюта «Рождественский» заключается в том, чтобы помочь детям, попавшим в сложную жизненную ситуацию, получить полноценную семейную поддержку: при первой возможности воссоединиться с родительской либо приемной семьей, либо, если это невозможно, проживать в приюте в условиях, максимально близких к семейному укладу.

Принципы деятельности приюта «Рождественский» – обеспечить условия достойного проживания и всестороннюю поддержку детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, и их семей.

В 2004 году был создан Благотворительный Фонд «Рождественский», целью которого является поддержка приюта и его воспитанников. Фонд «Рождественский» также ведёт работу по строительству и ремонту помещений приюта, оказывает помощь обездоленным семьям, поддерживает детей, принятых из детского дома в приемные семьи.

Дети в приюте «Рождественский» живут исключительно на средства жертвователей и меценатов, неравнодушных людей.

Все люди могут помочь приюту продуктами питания, школьными принадлежностями, одеждой, домашней утварью, игрушками, землеобрабатывающей техникой, организацией отдыха, продвижением сайта и просто добрым словом!

Приют призван спасать детей от гибели физической и моральной, предоставлять им укрытие и поддержку (как физическую, так и моральную и духовную).

Для директора и сотрудников приюта  важно, чтобы дети не разрывали связей с родительской семьей, поддерживали контакты и связи с родителями, пусть даже оступившимися, попавшими в трудную жизненную ситуацию, страдающими от алкоголизма или наркомании. Необходимо дать родителям шанс на нормальную жизнь, и тем самым увеличить для детей вероятность на обретение нормальной, полноценной, здоровой семьи.

— Мы хотим, чтобы на время пребывания ребенка в приюте он находился в теплой, семейной атмосфере, где его потребности максимально удовлетворяются, и он ощущает любовь и тепло, — убежден директор приюта Андрей Завражнов. — Мы делаем все, чтобы дети могли вступить во взрослую жизнь хорошими людьми, полноценными и уважаемыми членами общества. Прикладываем много усилий, чтобы ребенок не оступился сам, не оказался на той дороге, на которой случилось несчастье с его родителями. Мы поддерживаем связи и контакты с нашими детьми, мы всегда готовы их принять и оказать им помощь и поддержку, даже если трудности и проблемы возникнут у уже выросших детей, покинувших стены приюта. Они должны знать, что в наших стенах их всегда ждет любовь и семейная, дружеская поддержка.

На лето дети из приюта «Рождественский» традиционно переехали из каменного здания в Нижних Прысках в летние домики деревни Курыничи Козельского района. В деревне есть замечательный храм (восстанавливающийся при активном содействии директора приюта Андрея Викторовича Завражнова), пруд, поля, огороды и леса. Благодаря удаленности от дорог, детям жить в деревне безопасно и они активно пользуются летней свободой — гуляют и играют целыми днями.

В День защиты детей приют «Рождественский» посетил епископ Козельский и Людиновский Никита. Владыка побывал в селе Нижние Прыски, где его встретили воспитанники и сотрудники приюта во главе с директором – Андреем Викторовичем Завражновым. Архипастырь пообщался с детьми и воспитателями, посмотрел небольшое праздничное представление, подготовленное силами воспитанников. Затем епископ Козельский и Людиновский Никита посетил село Курыничи Козельского района, где находятся летние домики для отдыха детей приюта, и познакомился с процессом восстановительных работ древнего храма Спаса Нерукотворного.

На празднование нового года к детям из приюта приезжали актеры калужского ТЮЗа с представлением. Дети были очень рады и показанной зимней сказке, а также с удовольствием участвовали в играх и конкурсах.

Интересно и здорово проходят у ребят осенние каникулы. Школьники съездили на экскурсию по Золотому Кольцу России, осматривали достопримечательности и посещали православные храмы.

Дети выезжали на отдых под Дубну, на Московское море. Жили в летних домиках на базе отдыха «Электрон». На базе ребятам очень понравилось: оборудованные зоны отдыха, спортивные площадки, развлечения, секции и кружки. А потом был традиционный ежегодный палаточный выезд. Дети жили в палатках на берегу Московского моря, сами готовили, загорали, купались и катались на «ватрушках» по озеру

В Татьянин день (праздник всех студентов) бессменный директор детского приюта А.В. Завражнов принял участие в торжествах по поводу открытия Научно-Образовательного Центра геофизики при геологическом факультете МГУ. На геофаке МГУ – давние друзья и благотворители детского приюта, постоянно оказывают помощь «Рождественскому». Открытие НОЦ Геофизики при МГУ – давняя мечта академика Виктора Казимировича Хмелевского, которого А.В. Завражнов с гордостью называет своим учителем.

У детского приюта «Рождественский» появились новые друзья — с замечательным, вдохновенным спектаклем в гостях у детей побывал театр «Живая вода». От задушевного представления в восторге были все — от самых маленьких до взрослых. Артисты вовлекали в выступление ребят и все с огромным удовольствием пели, танцевали, читали стихи.

Дети из приюта «Рождественский» также проводили отдых в палаточном лагере у моря, на территории Краснодарского края.

В «Рождественском» прошли психологические тренинги для всех ребят. Старшая группа вместе с психотерапевтом Ириной Каленовой серьезно размышляли на тему «Мое место в большом мире», а младшие дети выполняли увлекательные упражнения и играли в психологические игры.

Ребята из «Рождественского» с пользой проводят летние дни: ездят на экскурсии и получают новые впечатления. Друзья-волонтеры организовали для ребят поездку на 10-летие клуба байкеров (с катанием на крутых мотоциклах, правда, только на пассажирском сидении), а также мастер-класс по изготовлению пиццы и салата «цезарь» с последующим поеданием. Завершилась прогулка катанием на теплоходике по Москве-реке и увлекательной экскурсией по истории города.

Самый радостный христианский праздник –  Пасху в детском приюте «Рождественский» в этом году отметили на славу. Кажется, и природа радовалась Пасхе – после стольких холодных снежно-дождливых дней наступило настоящее лето! В Пасхальную ночь ребята сходили в церковь на крестный ход. После церкви дома их ждало угощение – разговенье. Потом  начался традиционный праздничный концерт. Сначала выступил с краткой приветственной речью директор приюта – Завражнов А.В. Затем гости увидели пасхальную сказку. Великолепно танцевала Света Павлова, она серьезно занимается хореографией. Очень трогательно пели о весне и Пасхе малыши-дошкольники. Двое малышей исполнили сказку «курочка Ряба» с пасхальным яичком. Поразительно для их возраста, как они запомнили такие большие тексты! Были русские народные танцы под аккомпанемент баяна, в которых принимали участие как младшие, так и старшие воспитанники приюта.

Завершилось выступление рассказом о трех деревьях. У них были разные мечты, но дровосек срубил их. Одно дерево стало яслями, в которых лежал родившийся Христос. Второе лодкой, именно в ней Бог приказал буре утихнуть. А третье стало Его Крестом.

Пресс-служба Тульского епархиального паломнического центра