В православном кинозале при миссионерском центре Тульской епархии состоялась очередная тематическая встреча, посвященная 100-летию начала Первой мировой войны. Перед началом к присутствующим обратился председатель миссионерского отдела иерей Павел Картушин, отметивший, что хоть эта скорбная дата и не вызовет сегодня в обществе горячий отклик, мы не должны забывать прошлое, чтобы не повторить ошибок предков.

Затем был показан документальный фильм режиссера Алексея Денисова «Первая мировая. Самоубийство Европы». В нем историки Реми Порте (Франция), Йорг Баберовский (Германия), Андрей Кручинин (Россия), Андрей Марыняк (Россия), василий Цветков (Россия), Пьер Льерке (Бельгия) анализируют события, происходившие в начале ХХ века.

А начался фильм с выступления директора Верденского мемориала Ксавье Пьерсона, который просто перечислял цифры и факты: война длилась 4 года. В ней погибло более 10 миллионов солдат, более 12 миллионов мирных жителей. В результате прекратили существование 4 великих империи.

И огромные средства шли на эту великую бойню, которая была выгодна кучке людей, сделавших из войны бизнес.

Сто лет назад 28 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила войну Сербии, а 1 августа Германия – России. И затем в считанные дни в эту войну по собственной инициативе или вынужденно вступили еще несколько крупных мировых держав. В последующие три года все новые и новые государства присоединялись к одной или другой из враждующих сторон, втягиваясь в воронку боевых действий, охвативших европейский континент и вышедших далеко за его пределы. Эта война имела долгосрочные последствия для вовлеченных в нее государств. Не было бы Первой мировой, не было бы ни Третьего рейха, ни национал-социализма, ни гитлеровских концлагерей и газовых камер. Если бы Россия не втянулась в Первую мировую, не было бы большевистской революции, голода, раскулачивания и расказачивания, массовых репрессий.

Итогом Первой мировой стал передел мира, передел сфер влияния. Но межгосударственные проблемы, которые при помощи этой войны пытались решить, не были решены. И спустя двадцать лет после ее окончания, те же самые государства, но уже с новыми властителями вновь втянулись в более страшную авантюру – Вторую мировую войну. 

Но станет ли этот страшный юбилей – начало Первой мировой войны, поводом для осмысления ее итогов в мировом масштабе? Станут ли итоги двух мировых войн уроком для тех мировых лидеров, от которых зависит, начнется ли Третья мировая?..

После просмотра фильма «Первая мировая. Самоубийство Европы» в миссионерском отделе состоялось чаепитие и обсуждение увиденного. И тут все собравшиеся были едины во мнении: уроки истории нельзя забывать.

Сегодня, сто лет спустя, новые мировые империи заняты новым переделом мира, для которого используются войны локального масштаба. Более десяти лет полыхает Ближний Восток, и те же внешние силы теперь пытаются разыграть ближневосточный сценарий на постсоветском пространстве, сталкивая друг с другом соседские народы.

Собравшиеся в кинозале миссионерского отдела с интересом заслушали зачитанную им отцом Павлом статью митрополита Волоколамского Илариона «Церковь не молчит», опубликованную 31 июля 2014 года в «Российской газете». Там председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата размышляет о том, как должны реагировать мы, люди XXI века, на происходящее мире.

Так, в частности, он пишет, что «нынешняя ситуация все больше напоминает ту, что сложилась перед началом Первой мировой войны. Программы новостей превратились в сводки с фронта, каждый день мы слышим о новых жертвах, преимущественно среди гражданского населения. Да, пока речь все еще идет о конфликтах локального масштаба, но в милитаристскую риторику втягиваются целые государства, военно-политические блоки. Поляризация достигла критической отметки. В разных странах создается и поддерживается СМИ образ врага. А отсюда – один шаг до объявления войны мирового масштаба.

Создается впечатление, что уроки Первой мировой прочно и надолго забыты, как забыты и уроки Второй мировой, потери в которой в несколько раз превысили ужасающие цифры столетней давности.

А между тем, главный урок обеих мировых войн заключается в том, что в них нет победителей. Все стороны несут огромные убытки, все являются проигравшими. Ученые до сих пор спорят, кто же победил и проиграл в Первой мировой. С чисто формальной точки зрения, проиграла Германия вместе с ее союзниками. Но разве Россия, например, эту войну выиграла? Только поначалу, в 1914 году, военные действия для нее казались успешными, а в течение последующих трех лет война настолько истощила силы и ресурсы нашей страны, что империя пала, и большевики при помощи той же Германии смогли взять власть почти без боя, голыми руками».

«Да, — пишет митрополит Волоколамский, — они совершили «акт национального предательства», как подчеркнул два года назад президент России В.В. Путин, отметив, что «наша страна проиграла войну проигравшей стороне». Но они не смогли бы этот акт совершить, если бы за три года до того великая и могущественная Российская Империя не была втянута в кровопролитную и жестокую войну, последствия которой никто не мог предвидеть. Но о «случайностях войны», о том, что любые военные действия неизбежно имеют побочный эффект в виде гибели мирного населения, и сегодня предпочитают не думать. Сброшенная на военный объект бомба может поразить жилые дома, унести жизни стариков, женщин и детей, как это было при бомбардировках Белграда авиацией НАТО. Ракета, нацеленная на военный самолет, может по ошибке попасть в гражданское воздушное судно, как это, по-видимому, случилось с малазийским боингом, упавшим в зоне украинского военного конфликта. Никто не взял на себя ответственность за гибель 298 людей, не имевших никакого отношения к войне, и вряд ли когда-нибудь истинные виновники преступления в нем сознаются. Но стороны противостояния уже использовали этот террористический акт для обвинения в адрес друг друга, громких политических заявлений, призывам к расправе и возмездию.

Так это было и 100 лет назад, когда поводом к войне стал выстрел сербского террориста в австро-венгерского наследника престола. Казалось, ведущие мировые державы только и ждали этого выстрела, чтобы начать всемирную бойню. При этом каждая из стран, вступавших в войну, надеялась на быструю победу, на блицкриг с минимумом жертв и максимумом дивидендов. И никто не мог просчитать последствий безответных решений властителей, в итоге потопивших в крови собственное население…

Церковь воспринимает войну как зло, а всякое убийство как преступление. При этом она благословляет воинов на исполнение священного долга защиты ближних и восстановления попранной справедливости. Церковь осуждает тех властителей, которые втягивают своих подданных в военные действия, при этом она не считает принесенные жертвы напрасными. «Нет больше той любви, как если положил душу свою за друзей своих» (Ин. 15:3). Эти слова Христа Церковь относит к воинам, на поле брани за веру и Отечество жизнь положивших. Она прославляет их подвиг и молится о том, чтобы Бог простил им все грехи и сотворил вечную память…

…Церковь в то же время предостерегает людей от поступков, которые могут лишить их вечной жизни и Царства Небесного. Церковь обращает свой голос к земной власти, предостерегая ее от втягивания в военные конфликты, которые могут унести жизни солдат и мирного населения. Церковь прилагает усилия для организации переговоров враждующих сторон, для оказания помощи раненым и страждущим, противостоит пропаганде войны и проявления ненависти, способных спровоцировать братоубийственные столкновения (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви, глава VII).

В гражданской войне Церковь не становится на ту или иную сторону.

Но когда зимой этого года гражданское противостояние началось на Украине, раскольники и униаты сразу же ассоциировали себя с одной из сторон. Каноническая же Украинская Православная Церковь, к которой принадлежит большинство населения страны, не поддержала ни ту, ни иную сторону, так как ее чада оказались по обе стороны баррикад. Церковь призывала к мирному решению всех накопившихся проблем и выступала посредником между враждующими сторонами: монахи Киево-Печерской Лавры вышли на майдан и много дней простояли под проливным дождем, как живой щит, не давая двум сторонам сойтись в смертельной схватке. Церковь видела и продолжает видеть свою миссию в том, чтобы примирить врагов, предотвратить насилие, сохранить жизни людей.

Сегодня, когда братоубийственная война охватила восточные области Украины, вся многомиллионная и многонациональная Русская Православная Церковь возносит горячую молитву о скорейшем прекращении междоусобной брани, о  том, чтобы мир возвратился на благословенную украинскую землю. И Церковь устами Патриарха и Священного Синода неустанно обращает свой голос к власть имущим, призывая остановить военные действия, сесть за стол переговоров.

Но голос Церкви звучит, как «глас вопиющего в пустыне» (Ин. 1:23). Некоторые даже спрашивают, а почему Церковь молчит, почему ее не слышно? Церковь не молчит! Просто ее голос тонет в хоре других голосов, призывающих не к миру, а к войне…

…Голос Церкви – это голос Божий. Те, кто не хотят прислушаться к нему, идут не только против общечеловеческих ценностей, не только против здравого смысла: они идут против Самого Бога. Но «Бог поругаем не бывает: что человек посеет, то и пожнет» (Галл.6:7). Посеяв ненависть и вражду, лидеры ведущих мировых держав, вступивших в Первую мировую войну, пожали смерть и разрушение. Пусть события столетней давности отрезвят тех, кто сегодня призывает к очередному переделу мира, пытаясь решать международные и межгосударственные проблемы военным путем».

Пресс-служба миссионерского отдела