В Туле побывала паломническая группа, состоявшая из прихожан храма Новомучеников Российских (в Бутово). Цель приезда заключалась в том, чтобы помолиться в храмах, которые связаны с именами тульских священномучеников, приложиться к их иконам.

Руководителем  группы  был  протоиерей Кирилл Каледа, внук священномученика Владимира Амбарцумова.

В одном из интервью отца Кирилла спросили, не считает ли он, что ушёл в прошлое, посвятив свою жизнь Бутовскому полигону, архивам и делам давно расстрелянных людей? «Будущего у  Вас нет», — вынесли приговор внуку священномученика. Ответ отца Кирилла был категоричен и твёрд: «Я занимаюсь этим для того, чтобы у нас у всех было будущее».

Своё знакомство с Тулой паломники начали с осмотра кремля, к сожалению, лишь со стороны, так как вход на территорию был возможен только для посетителей Музея оружия. Но если оценить масштабы восстановительных работ и красоту Успенского кремлёвского собора паломники  смогли воочию, то оценить благолепие снесённых Крестовоздвиженского и Казанского храмов можно было лишь по фотографиям и по устным описаниям. Казанский храм, известный в Туле с 17 века, хранивший ценнейшие вклады русских царей, начиная с Алексея Михайловича, стал центром драматичных событий первых же лет советской власти.  Именно из врат этого храма вышел в 1918 г.  крестный ход, возглавляемый епископом Ювеналием, — мирная процессия, жестоко расстрелянная большевиками. На колокольне именно этого храма в 1922 г. была чудесным образом обретена в Пасхальную седмицу икона Божией Матери — событие оболганное большевиками, которые поторопились арестовать весь клир храма и святителя Ювеналия, а сам храм передать тульской милиции в качестве клуба  (снесён храм был в 1929 г. ).

Паломники посетили и Успенский кафедральный собор – некогда храм Успенского женского монастыря. История монастыря и насельниц, организовавшихся в трудовую артель после его закрытия, взволновала паломников. «Жизнь не остановишь, столько десятилетий прошло, но как жаль, что на месте монастыря с такой богатой и великой историей теперь торговля», — посетовали паломники.  Неожиданностью для большинства стало сообщение, что епископ Иларион (Троицкий), частица мощей которого покоится в Успенском соборе,  имеет прямое отношение к Тульской епархии. Будущий святитель родился в Тульской губернии, закончил Тульскую духовную семинарию, и молитвенное обращение к нему постоянно звучит в тульских храмах. Об этом паломникам рассказал протоиерей Владимир Патрин, который с любовью пообщался с московскими гостями, рассказал им о блаженном Иоанне Тульском, пригласил подняться в  верхний храм.

Далее путь лежал в семинарию. Здесь в Церковно-археологическом кабинете посетители осмотрели предметы, которые являются свидетелями эпохи репрессий: осколок колокола, обгоревшее Евангелие, обезображенные иконы… Настоящей святыней назвали паломники антиминс, подписанный святителем Онисимом (Пылаевым), который возглавлял Тульскую кафедру с 1933 г. Для архипастырского служения владыка Онисим избрал Ильинский храм  (святитель Онисим  был арестован в 1935 г., сослан в «Севкрай» на 5 лет и расстрелян там 27 февраля 1937 г.).  В семинарском собрании имеется и другая святыня – Евангелие, принадлежавшее  святителю Игнатию (Садковскому), погибшему в «Кулойлаге» в 1938 г.

Последним  до закрытия в 1918 г. ректором Тульской духовной семинарии был  Пётр Иванович Павлушков, в 1921 г. рукоположенный в священный сан владыкой Ювеналием и поставленный настоятелем храма во имя Двенадцати апостолов. Именно в этот храм после посещения семинарии и отправились паломники. Единственный в Туле храм, не находившийся в руках обновленцев, никогда не закрывавшийся, поразил гостей своей священной тихостью. С благоговением подошли паломники к почитаемым в храме иконам, с особенным чувством приложились к образу священномученика Петра (Павлушкова). Гости узнали о том,  что храм связан и с именем святителя Игнатия (Садковского):  на некоторое время  он нашёл приют у священника именно этого храма  — у иерея Александра Воскресенского (в 1933 г. был осуждён на 5 лет).

В каждый храм отец Кирилл входил с крестом, который вырезал соловецкий кресторез Георгий Кожокарь.  Соловецкий монастырь, ставший свидетелем последних духовных трудов героев веры 20-го века, хранит память и о тульских священномучениках.  С этим крестом, завершая своё пребывание в  Туле, паломники посетили Всехсвятский кафедральный собор.  «Мы испытали сильнейший духовный подъём, подходя к иконам новомучеников, — поделились гости своими переживаниями. —  Вокруг – иконы старого письма, лики святых древних лет, и неожиданно – вот они, почти наши современники…»  Отец Кирилл Каледа сказал, что новомученики – это люди, подобные нам, но у них хватило мужества идти за Господом, у нас же такого  мужества не хватает. «Для того мы и отправились в эту поездку, — подчеркнул отец Кирилл, — чтобы от многих святых совсем недавнего времени поучиться вере и любви ко Христу».

Нужно сказать, что культурно-просветительский центр «Фавор», которому было поручено провести экскурсию для московских гостей, планировал  показать ещё  нескольких храмов Тулы, но паломники и так вместо полутора провели в Туле около пяти часов. Задержаться в Туле не было возможности – дальше путь лежал в Орёл. «Мы обязательно к вам приедем ещё. У тульских храмов   богатая история. Тульская епархия хранит молитвенную память о священномучениках и исповедниках с любовью, мы это почувствовали, — сказал протоиерей Кирилл Каледа. – Не везде можно увидеть такое искренне почитание святых 20-го века».  В составе группы был и служитель  Русской Православной Церкви  в Париже диакон Владимир. Он отметил:  «Здесь, в России, и у вас в Туле безусловная любовь к Господу, то есть  люди не ставят условий: дай мне, Господи,одно и другое, и я буду любить Тебя. Безусловная, без условий любовь – это особый дар, который Господь дал России.  Дал и через новомучеников…»

Марина Михалёва, фото автора