В День памяти жертв политических репрессий в часовне Новомучеников и исповедников Российских в Тесницком лесу благочинный Пригородного округа протоиерей Вячеслав Ковалевский в сослужении духовенства  благочиния совершил панихиду по расстрелянным здесь в 30-е годы.

В этот день почтить память невинно убиенных в Тесницком лесу собрались люди, лично пережившие репрессии, молодёжь, знающая от старших членов семьи о прадедах, погибших в застенках НКВД.

Приезжают помолиться в часовне новомучеников и исповедников Российских и туляки, которые не знают, где точно были расстреляны их предки, и Тесницкий лес стал для них символическим местом поминовения своих близких.

«Моих прадеда по отцу и дедушку по маме, к счастью, миновали тюрьмы и лагеря, но тот и другой, вовремя предупреждённые о планируемом аресте, спешно покинули свои дома и скитались, не рискуя возвращаться в родные места, — рассказывает Татьяна Ивановна Федосова. – Подробности их жизни от нас – детей – никогда не скрывались, и, знаете, что меня поражало, когда стала взрослой: в них не было ненависти, злобы, к той власти или доносчикам, из-за которых их судьбы так круто изменились. В этом чувствовалась какая-то глубокая житейская мудрость. Помню, что рассказы их – довольно подробные – были почти бесстрастными, простая констатация фактов. Так мы их воспринимали. По-настоящему страшно и больно мне стало, когда стали обнародоваться жуткие факты того времени, когда читала книги бывших репрессированных, в первую очередь — Варлама Шаламова. Нечеловеческие истязания и убийства невинных людей, священнослужителей, которые несли в мир Заповеди Божии, одна из которых – «Не убий»… — это было сознательное уничтожение духовности и культуры русского народа. Но Господь милостив: Россия всё пережила и выстояла. Да и могло ли быть иначе, если за нас, за Русь у престола Божия столько молельщиков, в числе которых  новомученики и исповедники Российские».

«Когда я думаю о том времени и страдальцах, убитых после мучительных допросов, пытаюсь представить, как им удавалось сохранять человеческое достоинство и в чём они черпали душевные силы? – размышляет Вика Кочина. – Скорее всего – в вере. В отличие от нашего поколения, большинство из них от рождения жили в атмосфере Православия. Если бы не это, то, как мне кажется, многие из них предпочли бы покончить с собой, чем терпеть немыслимые страдания. Дай Бог и нам веры такой силы».

«У меня при мысли о жертвах репрессий какое-то двойственное чувство: умом ужасаешься от того, через что прошли несчастные, расстрелянные здесь, а голос сердца утешает – этот страшный путь закончился для них личной Голгофой, победой над смертью, вечной жизнью и утешением на небесах», — уверена Александра Соловьёва.

«Я могу сказать одно, — говорит Андрей Яшин, — нельзя забывать! Нужно помнить победы и свершения, но нужно помнить и трагическое, преступное по отношению к людям. Особенно остро это понимаешь в таких местах, как Тесницкий лес. К чему приводит забвение памяти, мы видим по нашим соседям. Вновь гонения и убийства невинных людей, православных священников. Вновь разрушают православные храмы. 4 ноября мы будем отмечать День народного единства в честь изгнания литовско-польских оккупантов из московского Кремля. Что помогло тогда русским одержать победу? То, что народ объединился. А ещё то, что народ в самые трудные моменты истории приносил покаяние».

Помнить великое, что составляет гордость народа, помнить трагическое, чтобы не повторилось, и помнить людей, которым вера давала силы перенести непереносимое.

Вера Иванова, фото Ирины Соколовой