«Дети Великой Отечественной войны» — так называют сегодня тех, кто во время войны восстанавливали разрушенное хозяйство, в 12 лет становясь у станков на заводах и сбегая на фронт, чтобы с честью нести гордое звание Сын полка. Из двенадцати сыновей полка в Тульской области сегодня остался только один – Виктор Яковлевич Митин.

Виктор Яков­левич Митин 14-летним мальчишкой сбе­жал на фронт и попал в разведку: «Сначала мы просто неподалеку от воинской части прятались в естественных укрытиях и наблюдали, не появиться ли откуда фашисты. Если видели пехотинцев или бронетехнику – бежали к командирам и сообщали им, откуда и сколько врагов движется.

Потом получали более ответственные задания и ходили в дальнюю разведку. Были среди нас и девчонки. Помню Зою, которую все звали «четвертое ребро». Она ходила в глубокий тыл в разведку и всегда была при «языке», чтобы если он вдруг решит тревогу поднять она могла бы его ножом под четвертое ребро быстро пырнуть, и так спасти всю разведгруппу.

Много чего на войне пришлось повидать. Самое страшное – когда освобождали концлагерь Майданек, где фашисты перерабатывали человеческие тела – из кожи делали сумочки дамские, перчатки или зонтики, а из младенцев брали кровь для своих солдат, а потом пускали на корм для собак.

В составе стрелковой дивизии я участвовал в Орловско-Курской битве, ос­вобождал Смоленск и прошел с боями через Белоруссию. Когда был связным в штабе батальо­на, помогал доставлять не передовую почту.

Помню одна девчонка-снайпер меня часто спрашивала, нет ли ей письма из дома… А когда такое пришло наконец-то, и я его принес, она уже мертвая была. Снайпер немецкий ее убил…

Уже на территории Германии получил я высший символ солдатской доблести — медаль «За отвагу» — за срочную доставку донесений под шквальным вражеским огнем. Это была уже вторая награда, а первую — «За боевые заслу­ги» — дали мне за взятие города-крепости Познань».

«Я родом не из детства — из войны», — так говорит о себе сын полка Виктор Яковлевич Митин. На протяжении четырех лет война была в его жизни каждый день, каждую секунду и каждый сон… А ведь война в сотни раз страшнее, если видеть ее детскими глазами, и никакое время не сможет вылечить раны от войны, потому что «Эти годы, что были когда-то, горечь детства забыть не дает…»

Алексей Анкин, фото Максима Курчакова