Стремительно бежит время. Сегодняшний рассказ — о неустанном и деликатном труде, о христианском отношении к болезни и ее преодолении — представляет собой пастырские размышления настоятеля Свято-Георгиевского храма в поселке Ленинском протоиерея Бориса Монькина, перешагнувшего пятнадцатилетний рубеж служения в ГУЗ «Тульский областной онкологический диспансер».

— Отец Борис, расскажите, пожалуйста, как проходит у Вас обычное субботнее утро на протяжении последних пятнадцати лет?

Отец Борис: «Еженедельно, за исключением родительских суббот, ранним утром вместе с сестрой милосердия мы ждем больных, проходящих лечение в онкодиспансере. Нарушать распорядок дня в больнице нельзя. По этой причине начинается каждая встреча в семь утра — с тем, чтобы пациенты могли потом спокойно позавтракать.

Но сестры милосердия Мария Ивановна Текова и Татьяна Сергеевна Талышева приходят еще раньше, около шести утра, ведь им нужно время, чтобы подготовить помещение столовой для службы.

Огромную помощь все эти годы мне оказывали сестры милосердия Тульского сестричества во имя святых Жен-Мироносиц при Всехсвятском кафедральном соборе. В силу различных жизненных обстоятельств менялись имена и лица: Зеленская Нина Петровна, Комарова Наталья Ивановна, Смирнова Надежда Леонидовна, Моисеева Надежда Васильевна, Дворовкина Надежда Серафимовна, Кудрявцева Ангелина Александровна. Огромная благодарность им за их нелегкий труд!

Собираемся мы обычно на четвертом, последнем этаже больницы, в столовой. Поэтому мы называем это помещение не иначе как «горница», от слова «горний», т.е. расположенный выше всего. Когда мы заканчиваем, там начинается завтрак. Удобно это тем, что есть стулья, на которые могут присесть  пациенты, ослабленные недугом. А еще можно сопоставить трапезу духовную и трапезу обычную, потому что и то, и другое благословляет Господь.

Начинаем мы всегда с общей Исповеди, в процессе которой люди могут задавать свои вопросы. Хочу особо подчеркнуть, что обсуждаем мы темы отнюдь не праздные. Если, к примеру, кто-то спросит об увиденном накануне сне и о том, как теперь жить под впечатлением от этой информации, то вот такую беседу мы отложим на другое время. В частном разговоре, позднее к этому вернемся. Потому что подобные вопросы нарушают правильный ход службы. Это знает любой священник.

А потом мы совместно молимся. Молитва совершается не только за болящих, но и за всех врачей, работающих в этой больнице. Есть даже специальная молитва — «Перед хирургическим действием». Читается она не только за тех, у кого на предстоящей неделе будет операция, но и за всех врачей, как хирургов, так и тех, кто назначает лечение.

Потом наступает самое важное – Причастие Святых Христовых Таин.

Сам Господь в Евангельской притче говорит о светильниках нашей души, в которых не должен кончаться елей. «Бодрствуйте и молитесь, да не внидете в напасть» (Мф. 26, 41). А если елей в лампаде заканчивается, то она неизбежно гаснет: не светит и не греет никого. Живя своей земной жизнью, человек должен быть всегда готов к встрече с Господом: и днем, и ночью. Именно поэтому те люди, которые пошли покупать елей, оказались перед запертой дверью. Случилось это не потому, что Господь не милосерд, а потому, что через притчу нам открывается первостепенность выбора именно веры. Точнее говоря – вера предлагается, а выбор остается за человеком».

-Сколько людей собирается обычно на службу?

Отец Борис: «На каждой службе в среднем бывает от 10 до 35-40 человек. К великому сожалению, подавляющее число приходящих составляют женщины, а большинство мужчин остаётся в палатах. Хотя накануне сестры милосердия обходят всех, оповещая о том, что на следующий день в больницу придет священник. Вот такая «активность» мужского населения в духовном плане не понятна. Ибо сказано в Писании: »Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7:21).

Хотя тема неприсутствия крещеных мужчин и в приходском храме тоже по-прежнему остра…

— Какие духовные задачи стоят перед священником, окормляющим лечебное учреждение?

Отец Борис: «У любого человека, независимо от того, чем он занимается (врач, военный, учитель, священник), постепенно нарабатывается определенный опыт. Поэтому пятнадцатилетнее служение в онкодиспансере – это бесценная практика общения.

С течением времени корректируется, прежде всего, собственное поведение. В больничном служении ты говоришь меньше, чем в обычных условиях. Нужно постоянно помнить – перед тобой ослабленный болезнью человек. Говорить с ним нужно кратко, лаконично, но не с тем, чтобы поскорее от него убежать, а для того, чтобы его, измученного недугом, не перегружать.

Люди к нам приходят самые разные, но в основном — невоцерковленные. Важнейшая задача Церкви — объединение людей в единое целое во главе с самим Христом. А это означает, что к каждому, особенно, принимая во внимание специфику больничных условий, нужно найти особый подход. Больных нельзя утомлять, нельзя в чем-то укорять или обличать. Нецерковному человеку трудно понять, что такое спасение души. Ведь даже для верующего человека – это один из серьёзнейших и труднейших вопросов. Такой вопрос предполагает очень долгий разговор, длящийся порой всю жизнь!

Но главное, это то, что всем нам нужна любовь, Любовь Христова. В этой связи особенно показательно служение святого Иоанна Кронштадтского, его манера общения: «Ходи всегда пред Богом, как пред Лицом Отца всеблагого, всемогущего, скоропослушливого, готового всегда исполнить праведные желания и прошения сердца твоего. Мысли и рассуждай так, что на небе известны все твои мысли, чувства и расположения души твоей…»

Вот и моя, частная задача как священника – постараться привести человека, мягко говоря, не совсем воцерковленного, к мысли о том, что Бог – это, прежде всего, Любовь. И только через любовь, можно к нему максимально приблизиться. Начать свой путь к Нему именно с этого.

Нередко бывает так, что в трудные минуты своей жизни мы обещаем Богу исправление своей жизни, иное её устроение, но потом, по прошествии времени, людям свойственно забывать о таких вот душевных порывах. А полезно было бы о них помнить, об этих воистину святых минутах жизни, моментах внутреннего просветления, когда бесконечные жизненные цели становятся вдруг второстепенными. Нет, они не исчезают совсем. Просто отступают на второй план. А на первое место тогда выходит процесс искания, поиск общения с Богом.

Учитывая то, что Церковь – это не здание, сделанное из кирпича или из дерева, а по определению, — это общество людей, объединенных единой верой, Таинствами и церковным началием, то цель пастыря – приблизить человека к Церкви. Многие из пациентов чувствуют себя чужими в храме, боятся сделать первый шаг, подойти к священнику и о чем-то его спросить. Происходит это от того, что человек, «ходящий иными жизненными путями», просто не имеет опыта общения с батюшкой. Хотя многие стремятся к Церкви.

И здесь очень существенен момент доверия к пастырю. Учитывая фактор временного нахождения в больнице, в личной беседе интересуюсь у каждого: «А знаете ли Вы, какой храм находится рядом с Вашим домом? Далеко ли Вам до церкви идти? А есть ли у родственников машина, чтобы Вас довезли? А знаете ли Вы своего священника?» Потом упомяну обязательно: «А ведь там у Вас отец N. служит!» Таким образом, человек становится ближе именно к своему храму. Для устроения духовной жизни больного в будущем это имеет особое значение.

Рассказывая про подготовку ко Причастию, упоминаю про обязательный период говения в обычных условиях жизни. Но для пациентов, находящихся в больнице, Церковь всегда отменяла и отменяет пост, даже после выписки. Больной должен подойти к приходскому священнику и рассказать о невозможности поста в связи с прохождением лечения.

Мы говорим с пациентами и о том, что не нужно пугаться каких-то трудностей на начальном этапе воцерковления: поставил ли я свечку не так, как это принято; пришел ли я в неподобающей одежде – возможно, кто-то из пожилых прихожан сделает мне по этому поводу замечание. Ну и что? Что в этом страшного? Я же не стану на это обижаться! А если так, то, что же останавливает меня на пути в храм?»

— Меняется время, меняются люди. Изменилось ли душевное устроение пациентов за последние годы?

Отец Борис: «Я не открою здесь ничего нового: люди во все времена одинаковы. И у всех больных внутри живет естественное желание продолжения жизни, надежда на выздоровление.

Конечно, бороться с болезнью надо! Несомненно! Вопрос в том, с каким внутренним настроем это происходит. Ведь человек по природе своей слаб.

Хотя множество слабых, немощных душ вместе взятых – это уже то, что Сам Господь назвал: «Сила Моя в немощи совершается» (2 Кор. 12:9) . Но для этого нужно быть горячо верующим человеком, чтобы вот так уповать на Бога, и чтобы при этом не было и тени собственного превозношения.

Конечно, больные или здоровые, все мы очень разные. Отличается и уровень восприятия разграничения между людьми, находящимися в обычном жизненном путешествии и пребывающими за больничными стенами. Например, те пациенты, которые являются тружениками и энтузиастами, заболев, смотрят на улицу, (а из окон больницы видны огороды частного сектора), и скорбят о том, что больше не в силах потрудиться как прежде».

— Есть ли какие-то особенности беседы с пациентами диспансера о вере?

Отец Борис: «Вера относится к вещам невидимым. По слову Священного Писания, вера – это то, что невозможно «пощупать», увидеть в физическом понимании.

У каждого из нас происходит внутренняя балансировка. С одной стороны, это когда человек уповает на Бога, но в то же время считает себя достойным Его милостей.

Вспомним историю о Евангельских прокаженных. Ведь их было десять, но вернулся с благодарностью только один! Просто остальные девять посчитали, что Бог им «должен». И поэтому они не пришли в храм, не поклонились Господу, не поблагодарили Его… Они-то думали, что Бог был просто обязан их спасти. И именно поэтому, с их точки зрения, все так и произошло.

Но есть и другая сторона: один из прокаженных вернулся с чувством настоящей сердечной благодарности, потому что он и не ожидал милости Божией, не чаял того, что именно он исцелится от своей болезни.

Мне кажется, пациенты, приходящие на службу в онкодиспансере, не считают, что Бог обязан что-то сделать для них. Мы собираемся вместе для того, чтобы Бога попросить. И делаем это смиренно, ведь, как известно, «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6).

Наверное, каждый священник встречал людей, которые в болезни говорят о том, что «почему же Ваш Бог нам не помогает?» Но откуда у таких людей возникает уверенность в том, что именно ему должен помочь Бог? Ведь страждущих на земле великое множество. Даже представить невозможно, насколько их много…

Это очень важный момент, от понимания которого рождается исцеление. Но следует всегда помнить, что исцеление – только в руках Божиих!»

— Тема эта весьма многогранна. А каким оно бывает, исцеление?

Отец Борис: «Священное Писание повествует о том, что Господь говорит сначала: «Прощаются тебе грехи твои» (Мк. 2:5), показывая причину расслабления, причину болезни, причину страдания, причину скорби. Т.е. сначала Господь исцеляет душу расслабленного, и лишь потом Он говорит ему: «Встань и ходи…»

Церковь должна исцелять. Ныне покойный святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II говорил о том, что «Церковь – это дом, где исцеляются сердца».

Священник дает благословение на операцию, а когда она свершилась, на душе всегда становится легче. Наконец, ушли все сомнения. Любой здравомыслящий человек страшится неизвестности. Но операция происходит для того, чтобы можно было идти дальше по дороге нашей земной жизни. Вопрос лишь в том, что извлечёт человек из опыта своей болезни?

Самое главное лекарство в нашей жизни – научиться и уметь Бога за всё благодарить. Но чтобы осознать эти слова святителя Иоанна Златоуста: «Слава Богу за всё!»,- недостаточно просто выучить их наизусть. Люди, проходящие через определенные этапы лечения, нередко впоследствии оборачиваются назад и говорят: «Господи, а ведь, действительно, так надо было!» Вот эти люди в полной мере познают, что такое благодарность! Это личный опыт каждого конкретного человека, и такие люди, именно в болезни своей Богу благодарные, за время пастырского служения мне встречались.

А с точки зрения светского понимания, это состояние – либо фанатизм, либо безумие. Но так было всегда. Возвращаясь к главному вопросу веры, вспомним апостола Павла: «Для одних вера — соблазн, для других безумие, а для верных — это спасение.»

Известная истина: уныние – тяжкий грех. И с ним нужно бороться. Однако все больные переживают такое тяжелое состояние – сомнения в душе по поводу своего здоровья. Этими сомнениями не принято делиться с окружающими. На вопрос: «Как дела?», — нужно отвечать: «Все хорошо, лечение прохожу». А в душе – целая буря переживаний: «Господи, что же со мной завтра будет? Какой придет результат биопсии, других анализов?»

Обычный совет при таком состоянии – нужно молиться. Все сразу с этим соглашаются. Действительно, становится легче — это многие пациенты отмечают, но потом снова возвращаются и уныние, и отчаяние. У кого-то наступает состояние безразличия, кто-то впадает в раздражительность. Т.е. сразу видно, насколько слаба наша душа. И вот тогда мы говорим с больными о том, что нужно научиться Бога благодарить. Начинать хотя бы со слов: «Господи, за все Тебя благодарю! Господи, слава Тебе!»

Апостол Павел пишет, что «плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (К Галатам, 5:22-23).

Каждый человек, у которого болит душа (не только тело же страдает), очень нуждается в этих плодах своей духовной жизни. А рождаются они, в том числе, и от благодарности Богу.

Благодарность вызывает и родственное чувство – упование на Бога. Но эти вещи — весьма тонкая материя. Удержать их в душе нелегко. Сегодня человеку стало немного лучше, он Бога благодарит. Но как он себя поведет, если, к примеру, температура опять повысится?»

— Вы поддерживаете контакт с больными после их выписки из онкодиспансера?

Отец Борис: «Мне не известно, за редким исключением, как сложилась дальнейшая духовная судьба тех, кто приходил на службу в больнице.

Удалось ли им найти свою дорогу в Дом Божий? Не знаю. Связано это с тем, что в областную больницу приезжают пациенты со всех районов Тульской области. Больные постоянно меняются. Продолжительность пребывания в онкодиспансере зависит от индивидуальной схемы лечения. Кому-то приходится приезжать на повторные операции или курсы химиотерапии.

Может быть и так, что кто-то из этих людей пришел только один раз — за благословением.

Но не стоит забывать ещё одну истину: нельзя объять необъятное сразу. Любое дело начинается с малого. Я думаю, даже, если эти люди пришли только один раз на службу, то Господь рад всегда и всем: «Грядущего ко Мне не изжену вон» (Ин. 6:37) А уж, как ему поступать и жить дальше, это решает сам человек…

Хотя иногда пациенты звонят мне и после выписки. Бывает и такое! Например, просфорница одного их храмов в Тульской области, которой идет уже восьмой десяток, несколько лет назад прошла лечение в онкодиспансере. Так вот, она может попросить совета в чем-то. По поводу поста перед Причастием, например. Батюшка у них на приходе внимательный, знает, что поститься этой женщине нельзя. Но проблема заключалась в том, что она сама привыкла приступать к Святым Таинам только после говения. И ей приходится долго и терпеливо объяснять, что Церковь – не мачеха, а — мать чадолюбивая, которая учитывает физические и духовные силы и возможности каждого в отдельности.

А другой человек может, но не хочет поститься, потому что он ходит в спортзал и увлечен накоплением мышечной массы…

Вот поэтому Церковь – это всегда мать. Одному ребенку можно и строго о чем-то сказать, а другому – милосердно, с тем, чтобы человек почувствовал на себе милующую руку самого Христа. Поэтому, когда звонит эта пожилая женщина, то приходится говорить ей о том, чтобы она выполняла благословение. А благословение для нее заключается в отмене поста.

Некоторые, уже бывшие пациенты, впоследствии приезжают вместе с родственниками в храм вмч. Георгия Победоносца в поселке Ленинский на водосвятный молебен или для участия в Таинствах Исповеди и Причастия. Но их немного, в основном — это живущие поблизости люди.

В этом случае всегда есть надежда, что ещё хотя бы кто-то один из родственников больного станет ближе к Церкви».

— Как складываются взаимоотношения с медицинским персоналом диспансера?

Отец Борис: «Человек относится к официальной медицине тоже как к своего рода спасению, только в физическом плане. Поэтому священник благословляет человека на хирургическое действие. Он призывает тем самым Божие благословение и на пациента, и, конечно, на врача. Подобный союз Церкви и медицины является наиболее плодотворным не в глобальных масштабах, а для каждого отдельно взятого больного

Работа всего медицинского персонала: и врачей, и медицинских сестер, вызывает чувство глубокого уважения. Ежегодно, двадцатого января, после праздника Крещения Господня мы окропляем святой водой все помещения диспансера, включая реанимационное отделение и ординаторские. Это вызывает чувство взаимной благодарности.

Приветливость, выражаемая по поводу прихода священника – это же приветствие, относящееся к самому Господу Иисусу Христу. Это Ему подобает слава, честь и держава. Очень радостно на душе от того, что в лице священника Господа ждут не только пациенты, но и врачи. У нас сложились добрые отношения с заведующим диспансером — Дмитрием Анатольевичем Истоминым, с заведующим хирургическим отделением — Шишкиным Сергеем Алексеевичем, с заведующей гинекологическим отделением – Репиной Надеждой Николаевной и многими другими врачами и медсестрами.

Священник знает свое служение, но служение врача не менее важно. Каждый должен делать свое дело. Я буквально преклоняюсь перед всеми людьми в белых халатах».

— Отец Борис, в завершение нашей беседы: есть ли авторы, опыт которых Вы используете в своем служении? Может быть, кого-то порекомендуете?

Отец Борис:«Трудный вопрос! Каждый человек находит в святоотеческих трудах что-то свое. Меня не перестают удивлять биография и работы святителя Луки, епископа Войно-Ясенецкого. Известный факт: отпущенный из ссылки епископ Лука оперировал в эвакогоспитале постольку, что просто падал от морального и физического истощения. А по выходным он еще и служил в переполненном храме. Шла война, судьбы многих людей были неизвестны, и люди – жены и матери горячо молились о своих близких. На замечание коллеги о том, что не следует так много оперировать, это пагубно влияет на его здоровье, святитель ответил, что это невозможно, ведь раненые все прибывают и прибывают…

Подобные примеры дают определенное, правильное понимание служения священника. Священник воодушевляет человека не только на несение жизненного креста, но и на саму жизнь во всем ее многообразии. Потому что земная жизнь тоже дана Богом».

— Что Вы хотели бы пожелать нашим читателям?

«И себе, и читателям я бы хотел пожелать искать Божию любовь внутри себя. Несмотря на то, что это «громкие слова», и слышим мы их достаточно часто: и в Церкви, и в светском обществе. Но в каком бы звании не находился человек, без Любви любое служение будет всего лишь подобием истинного делания. Однако, если люди ищут Бога, то испытывают взаимное понимание и Любовь.

Ведь и Господь ищет каждого из нас. Святитель Лука самоотверженно трудился благодаря присутствию Божественной любви, обретенной им в результате самоотвержения. Вот такой процесс взаимного искания и является подлинным счастьем. В противном случае, человеку, проходящему земной путь без любви к своему Создателю и ощущения ответной, всепокрывающей и благословляющей Любви, так и не откроется истинный смысл жизни…»

Беседовала Ольга Кулешова, фото из архива Отдела по благотворительности и социальному служению