По благословению председателя отдела по благотворительности и социальному служению протоиерея Сергия Резухина разговор о семейных ценностях, о радостях и неизбежных печалях многодетных родителей состоялся с ласковой и любящей мамой 8 таких похожих и, в то же время, очень разных мальчишек и девчонок, с мудрой женщиной и счастливой супругой — Светланой Викторовной Асташиной, большую и дружную семью которой уже давно хорошо знают в Епархиальном благотворительном отделе.

— Светлана Викторовна, расскажите, пожалуйста, о себе. Как зарождалась Ваша семья?

— Начну с того, что 27 октября 2015 года мы с мужем отметили двадцатилетний юбилей совместной жизни в законном браке. Все у нас, как полагается, было: белое платье, цветы, гости. Свадьбу отмечали во Дворце Культуры комбайностроителей, где я тогда работала.

Как-то так само собой получилось, что церемония в ЗАГСе и венчание состоялись в один и тот же день, в пятницу. Я хорошо помню, что в 11 часов утра нас расписали, а на час дня было назначено венчание.

Это было наше обоюдное решение: именно с Божьего благословения надлежит создавать семью. Мы оба были крещеными и верующими людьми, хотя, наверное, в силу духа времени, в которое мы с мужем росли, не совсем воцерковленными. Моя мама, как могла, приобщала нас, детей, к вере, к Церкви. Аналогичная ситуация была в семье будущего мужа.

Венчал нас в храме великомученика Димитрия Солунского старенький священник, имени его не помню. Он пожелал нам жить в любви и уважении друг к другу, находясь и в болезни, и в здравии. В этом же храме впоследствии Таинство Крещения приняли все наши дети.

А про себя, что я могу сказать? (Светлана Викторовна весело улыбается).

Мое самое главное «увлечение» – это дети.

— И всё же, без Вас не было бы сейчас и Ваших детей. Какой Вы были в детстве?

— Я была довольно застенчивой девочкой, и тогда мама решила записать меня в кружок хореографии. Вот этот мамин выбор и определил всю мою дальнейшую жизнь. Вначале я занималась народными танцами, позднее, уже в Тульском училище культуры, и другими видами хореографии. Получила профессию педагога-хореографа, стала обучать танцам детей.

Потом на свет появилась первая дочка – Настенька. Я пыталась продолжить учебу в Московском университете, отучилась два года по специальности «Народное художественное творчество», но тут родился Глебушка. И учебу пришлось оставить.

— Вы выросли в многодетной семье?

— К сожалению, нет. У родителей нас всего двое, и из-за большой разницы с братом в возрасте я фактически росла одна. Когда мне было всего семь лет, брату уже исполнилось восемнадцать. Его призвали в армию в другой город, там он женился, и мы редко виделись. По прошествии времени семейные связи восстановились.

От одиночества я, однако, в детстве не страдала. Каждый день был чем-то наполнен: школа, уроки; потом просто бежала в танцевальный коллектив. Насколько я себя помню, никогда не влекли меня улица, сомнительные компании, безделье. Зачем все это? Ведь появилось любимое занятие.

Несмотря на малый достаток родителей, у меня были разные игрушки, не сохранившиеся из-за нескольких переездов. Помню, что, как и любая другая девчонка, я охотно с ними играла. В том числе, конечно, и в «дочки-матери», но вряд ли именно это обстоятельство стало основополагающим для появления в будущем моей собственной многодетной семьи.

Когда мы с мужем поженились, то мечтали о том, что у нас в скором времени обязательно будет трое детей.

Почему именно столько? Всё очень просто – втроём хорошо и не скучно.

Но жизнь внесла свои коррективы: разница в возрасте между первым и вторым ребенком составила целых пять с половиной лет. Я сидела дома с Настей в декретном отпуске. Уже наступили нелегкие времена перестройки (1995-1996 годы), стабильную зарплату мало кому тогда платили. Мой муж, военнослужащий, не получал вообще ничего по нескольку месяцев. Приходилось буквально выживать, отказывая себе во многом.

У нас была старенькая машина наподобие «Газели», Евгений подрабатывал перевозкой каких-то мелких грузов. Приносил небольшие деньги, и на них мы сразу покупали продукты. В магазин сходишь, и все – денег снова нет.

А потом муж уехал в составе Российского контингента с миротворческой миссией в Югославию. И когда вернулся в 2002 году, то мы даже вопрос такой не ставили: «Нужен ли нам теперь второй ребёнок?» – «Конечно, нужен.» Так у нас появился Глеб.

— Светлана Викторовна, давайте вернёмся к «началу всех начал» – истории Вашей любви. Как Вы познакомились с будущим супругом и отцом Ваших детей?

— Впервые мы увидели друг друга в гостях, на семейном празднике у нашей общей знакомой. Встречаться стали не сразу. Так сложилось, что нас даже «сватать» начали. Мы оба были скромными молодыми людьми. Мне уже исполнилось двадцать четыре года, и я сознательно хотела иметь семью и детей. И Женя тоже был к этому внутренне готов.

И вот тогда наши знакомые решили, что мы очень подходим друг другу. Мне сказали: «Этот парень мечтает с тобой встречаться». Ему говорили, что это я им интересовалась. Потом было наше первое свидание, и при прощании Евгений спросил: «Увидимся ли мы снова?» Я ответила: «Да».

Так прошли полгода.

Надо сказать, что мой муж, Евгений Иванович, родом не из Тулы: он служил здесь в армии, а потом остался на службе по контракту. Он рос в многодетной семье: у родителей было четверо детей, все мальчики. Женя – самый младший.

Той памятной для нас обоих весной наступило время его очередного отпуска, он уехал на Родину, в Мордовию. Я не знала, что военным полагается продолжительный отпуск, больше месяца. И он ничего про это не сказал. Простились. Жду его возвращения. Проходят 28 дней, срок обычного отпуска гражданского служащего. Нет вестей. Телефонов сотовых у нас еще не было, и я решила, что, наверное, наша история закончилась, так и не успев начаться по-настоящему.

А потом раздался звонок в дверь. На пороге – мой жених с цветами и шампанским: «Я приехал. К тебе». Мы пошли гулять, и Женя сделал мне предложение. Я согласилась. Вот так всё и началось.

К сожалению, мама не дожила до этого дня. Она умерла, когда мне исполнилось девятнадцать лет. Я осталась с папой. Ему мы уже вместе с женихом сообщили о нашем решении. Он не возражал и благословил нас на брак.

— Какие черты характера Вашего будущего мужа определили Ваш выбор?

— Трудно сказать. Ещё до начала совместной жизни я предупредила своего избранника: «Если вдруг между нами встанет алкоголь, то у нас точно ничего не получится». Слава Богу, мой муж оказался надежным человеком. На него можно положиться во всём. Он – замечательный пример для наших детей. И это для меня самое главное.

— Что такое, по Вашему мнению, любовь?

В каждой семье супруги заново открывают для себя эту вечную тайну. Для кого-то – это тактильные ощущения, красивые слова, для кого-то дорогие подарки. Для нашей семьи основа всего – это взаимопонимание. Для женщины очень важно осознавать, что бы ни случилось, беда, боль какая-то, муж всегда поймет и поддержит. И мой муж – как раз такой, настоящий Мужчина. Он долго служил в рядах Российской армии, потом в МЧС, теперь работает водителем-инструктором пожарных машин.

И я рядом с ним чувствую себя Женщиной. И дети знают, что папы часто не бывает дома, потому что он много работает. Знают, что стержень нашей семьи – это папа, который живёт для того, чтобы всем нам было хорошо.

— Как происходило дальнейшее пополнение Вашей семьи?

— Третий ребёнок стал для нас своего рода испытанием на прочность. Да, мы хотели еще иметь детей, но в тот момент нам казалось, что для этого наступило не самое удачное время. И я чуть было не совершила самую страшную, непоправимую ошибку в жизни каждой женщины. Но Господь отвел. Поговорили с мужем, я, помню, плакала, и ребёнок, наш Борис, очень добрый и ласковый мальчик, родился. Сейчас каждый день смотрю на него и радуюсь.

А потом и пошло дальше. Если по порядку, то получается такая картина: Анастасия (1996 г.), Глеб (2002 г.), Борис (2005 г.), Денис (2008 г.), Александр и Даниил (2010 г.), Вика (2011 г.), Валерий (2012 г.).

И вот детки растут, а мы стареем.

— Как Вы учите детей жить согласно Христовым Заповедям? Поделитесь, пожалуйста, своими секретами воспитания.

— На самом деле секретов никаких нет. Самое главное в процессе воспитания — это посещение Дома Божия. В храм великомученика Димитрия Солунского нам стало далеко ходить, и потому мы бываем теперь в Покровском (Феодосиевском) храме. По возможности, стараемся детей часто причащать Святых Христовых Таин. К сожалению, житейские обстоятельства складываются по-разному: не все и не всегда получается выполнять досконально, следуя Церковному Уставу.

Когда у нас было всего двое детей, Настя и Глеб посещали воскресную школу при храме святого благоверного князя Александра Невского. Нам там очень нравилось. Не останавливали даже поездки через весь город.

Потом младшие дети стали ходить в воскресную школу при Покровском храме. Приходилось пропускать занятия. Конечно, это не оправдание, но выбираешься на Божественную Литургию с утра, а занятия в воскресной школе начинались в двенадцать часов. Детям такую нагрузку пока еще сложно выдержать.

На ночь мы все вместе читаем детскую Библию. Из таких воспоминаний о семейном чтении вслух формируются живые представления о Священной Истории. Мы молимся, читаем молитву «Отче наш», просим Пресвятую Богородицу о заступничестве и покровительстве.

И не оставляем надежду, что с Божией помощью все со временем управится. Как многодетной семье нам выделили семиместную машину. Хотя в полном составе наша семья насчитывает уже десять человек, сразу стало проще добраться куда-то с детьми. Все познается в сравнении. Раньше в нашем распоряжении был лишь крошечный «Матиз».

Еще нам повезло с тем, что в школе при Тульском колледже искусств имени А.С. Даргомыжского в четвертом классе у Глеба была замечательная учительница по Основам Православной Культуры. Ей удалось вложить в детей столько хорошего, что порой замечаю – в каких-то вопросах, связанных с Православием, Глеб разбирается даже лучше, чем я. На этом примере еще раз убеждаешься в том, как много в жизни ребёнка зависит от учителя.

У нашей семьи есть добрый друг – крёстная мать Бориса. Она приносит духовную литературу, читает её детям, а потом мы все вместе обсуждаем прочитанное.

Иногда начнешь размышлять, влияет ли имя на характер человека. Вспомнишь, например, про подвиги великого князя Александра Невского и понимаешь, что наш Александр – это просто «огонь-мальчишка». Остальные – более степенные. А этот за всех заступиться хочет, во все вникает. Мы его уже и юристом, и военачальником прозвали.

Об Ангеле-Хранителе и значении имени мы с детьми тоже говорим. Однажды в школе было дано задание – сделать портфолио на каждого ребенка. Вот тогда нам православные знания особенно пригодились.

— Вы – строгая мама?(Светлана Викторовна смеётся).

— Приходится быть и строгой, куда же без этого. Но важнее всего – любовь, умение понять и принять все таланты и недостатки своего чада. И, конечно же, умение разделить свою любовь на всех, не давать детям повода для ревности из-за недостатка родительского внимания.

С момента появления первого ребенка для меня было очень важно знать, с кем и как дети проводят время, чем они «живут и дышат», какие мысли занимают их в часы досуга.

Но работающей маме, с великой печалью приходится этот факт констатировать, очень нелегко по-настоящему проникнуть во внутренний мир своих детей. С первой дочерью мне, наверное, было труднее всего. Когда я оставила работу, в этом плане стало намного легче.

Но важно не только установить контакт с маленькими детьми, гораздо труднее не потерять его, когда ребенок начинает взрослеть. Вот тогда и проявляются результаты воспитания.

Я счастлива от того, что наша старшая дочь, живя самостоятельно в другом городе, регулярно звонит мне, делится своими переживаниями, советуется по многим вопросам. Как-то дочка рассказала, что хотела бы сделать модную татуировку. На что я ответила ей, что мы с папой категорически против этого. Я ничего не запрещала, просто попыталась объяснить последствия столь необдуманного поступка. И дочка поняла меня.

Сейчас Глеб вступил в подростковый период. Он сдержанный, скромный парень. И ему, с моей точки зрения, нужно быть поактивнее в общении со сверстниками, уметь отстаивать собственную позицию.

Иногда я специально моделирую различные ситуации, чтобы Глеб смог себя как-то проявить. Например, в прошлом году мы принимали участие в областном конкурсе «Мама года». Так получилось, что мы опаздывали на репетицию. И именно Глеба я попросила позвонить, извиниться и предупредить об этом.

Не хочется, чтобы дети выросли эгоистичными. У нас в семье заведено так, что, если угостили чем-то вкусным, дети всегда придут и предложат отведать лакомство маме с папой. Об этом им уже не нужно напоминать. Даже, если кто-то из младших забыл об этом, то глядя, как это делают другие, он тут же исправляется. Вот такое наглядное воспитание получается. Дети многое перенимают друг от друга. В семье с одним ребенком такой подход просто невозможен.

С детьми нужно говорить о самых разных вещах. В том числе, и о том, что в языке существуют плохие, бранные слова. Иногда их употребляют даже дети. Но такого быть не должно.

Постепенно рождается понимание того, что в процессе общения с родителями, братьями и сестрами, да с кем угодно, культурный человек такого не допустит. И тогда, даже если одноклассники ругаются матом, что на сегодняшний день, увы, не редкость, ребенок не будет этого делать. Именно в семье должно воспитываться уважение к своим родителям и ко всем окружающим нас людям.

Все начинается с семьи. Конечно, и у нас бывают всякие огорчения и искушения. Кто-то двойку получил, кто-то набедокурил. Но я не падаю духом: молюсь и прошу Бога за своих детей. Прошу научить меня, а через меня и их всех, что нужно делать, чтобы осуществилась воля Божия, чтобы дети смогли раскрыть дарованные им таланты и стать достойными христианами и порядочными людьми. И детей к такому доверительному разговору с Богом приучаю. Объясняю, насколько это важно – молиться друг за друга, помогать друг другу.

Наши дети ходят еще и в спортивную школу. У Даниила и в силу возраста, и из-за достаточно мягкого характера не всегда всё пока получается. Значит, на помощь должен прийти старший брат, поддержать и научить.

С детьми нужно уметь разговаривать на языке конкретных примеров. Не просто абстрактно сказать: «Тебе нужно учиться плавать». Нет, такую формулировку и не каждый взрослый примет, а тем более ребенок. И тогда я рассказываю историю о том, что вот вырастут братья, пойдут в поход, поплывут на лодке. И вдруг – лодка переворачивается. А кто-то из братьев не умеет плавать. Вот теперь ребенку понятно, почему для него так важно приобрести это умение.

— Какими Вы хотите видеть своих детей? Что Вам как матери хочется «заложить» в них?

— Мне всегда хотелось, чтобы все мои дети получили музыкальное образование. И эта мечта сбывается. Настя окончила музыкальную школу по классу «фортепиано». Глеб очень музыкален, он учится на трех отделениях сразу: «Фортепиано», «Вокал» и «Валторна». Помимо этого, он играет на гитаре в молодежном центре. Борис тянется за братом, у него «Фортепиано», «Вокал» и «Труба»

Все эти направления раскрывались перед нами постепенно. Сначала дети учились игре на фортепиано, потом известный педагог предложила заниматься с ними вокалом. Отказываться было просто грешно. А играть на других инструментах они сами захотели.

Я считаю, что музыкальное образование – это тоже духовность. Тогда и церковные песнопения воспринимаются по-другому. И сами дети, их внутреннее устроение, тоже изменяется к лучшему.

Я уже говорила про своё детство, где каждая минута была «расписана». И как мне это потом во взрослой жизни помогало. И мои дети тоже постоянно чем-то заняты. Опять же, что-то мы успеваем, что-то нет. Но, главное – не возникает тяги к праздности. Если появляется свободное время, у нас дома есть развивающие игры, конструктор «Лего». А еще ребята любят кататься на велосипедах.

Особо оберегаю всех от компьютера, боюсь, чтобы не выработалась привычка часами «зависать» в Интернете. У нас есть планшеты, но получают их дети на определенное время как поощрение за успешную учёбу, как своеобразный отдых, с целью чередования видов деятельности.

Конечно, нужно регулярно бывать на свежем воздухе. Но пребывание на улице тоже должно быть осмысленным. Мы выходим на игровую площадку всей семьёй. Старшие мальчики опекают малышей, им это очень нравится. Во время совместной игры они учатся проявлять свою заботу о младших.

Хотя как мать я понимаю, что ребята взрослеют, и у них должно быть личное пространство, например, чтобы позвонить по телефону и пообщаться с друзьями.

В наши дни наблюдается всеобщая картина гиперопеки родителей над своими детьми. Смотришь, ребенку уже 13-14 лет, а он ни в магазин самостоятельно сходить не может, ни в поликлинику. Я стремлюсь к тому, чтобы мои дети все эти житейские трудности умели преодолевать. Для сыновей уже сейчас не проблема купить продукты или взять талон на прием к врачу.

— Ваша старшая дочь при выборе профессии пошла по Вашим стопам?

— Нет. После окончания начальной школы при училище имени А.С. Даргомыжского дочка поступила в пятый класс химического лицея, а потом в Московский Первый медицинский институт. Настя захотела стать врачом и лечить детей. При поступлении нужно было сдавать дополнительный экзамен по биологии. И Настя получила сто баллов из ста максимально возможных. После этого мы перестали волноваться, и к первому августа вся семья радовалась тому, что Настя зачислена и стала студенткой.

Учиться в Москве, конечно, нелегко. Но Настя не жалеет о принятом решении. И я поддерживаю дочку, как могу. Подбадриваю ее во время сессий тем, что хорошие знания доктору просто жизненно необходимы, ведь никто не захочет лечиться у плохого специалиста.

— Светлана Викторовна, Ваше мнение: тяжело быть многодетной семьей? Как к Вам относится Ваше окружение: друзья, родственники, коллеги, просто знакомые?

— Многодетная семья – это большое счастье, но и огромная работа. Слава Богу, с явным, нескрываемым негативным отношением к многодетности сталкиваться нам не приходилось. Однако, когда я родила пятого ребенка, одна наша родственница «по-хорошему» сказала: «Ребята, хватит, больше детей вам не надо.»

Это правда, что общественное мнение зачастую представляет многодетную семью чем-то странным, с пьющими родителями и неухоженными детьми. Значит, настала пора ломать подобные стереотипы. Крепких, «нормальных» семей среди многодетных на самом деле очень много.

Да, в нашей жизни возникает много чисто бытовых трудностей. Иногда приходится долго объяснять родителям одноклассников, почему наша семья не может отдавать деньги на различные нужды класса за каждого ребенка в отдельности. Ведь расходы в семейном бюджете у нас намного выше среднего: записали всех детей в секцию плавания, значит, каждому нужно купить специальные очки и т.д. Поэтому мы радуемся, когда нас слышат.

Мы с мужем стараемся, чтобы наши дети гармонично развивались и ни в чем не нуждались. С Божией помощью пока нам это удаётся. Хочется поблагодарить Епархиальный благотворительный отдел за внимание и заботу. Наша семья получает сладкие подарки, продукты питания (молочную продукцию, печенье и т.п.) К первому сентября детям вручают канцтовары, портфели. Всей семьей мы принимаем участие в различных мероприятиях отдела. Это очень приятно.

Благодарим Бога: насыщенная и непривычная для многих жизнь нашей большой семьи находит понимание и поддержку.

Беседовала Ольга Кулешова, фото из архива семьи Асташиных