В Тульской области действуют десятки сект, ряд из которых – деструктивные, в них входит немалое число наших земляков. Причиной тому является, прежде всего, общая бездуховность, которую сектанты искусно заменяют своей лжедуховностью, предложением легких путей «спасения». А также миссионерская напористость участников религиозных объединений: ни один православный священник, сотрудник епархии не будет хватать прохожих за рукава, зазывая в храм на службу, уважая право на свободу выбора, данное человеку Господом, сектантам же не чужды и такие методы привлечения людей в свои ряды.

О том, какие секты в разное время появились на Тульской земле и как обстоит дело сейчас, рассказывает секретарь миссионерского отдела Тульской епархии Алексей Ярасов.

— В начале 90-х годов прошлого века, когда не стало великой державы – СССР, и коммунистическая партия перестала быть главным идеологом для миллионов людей, в нашу страну хлынули сотни и тысячи иностранных проповедников из разных религиозных объединений. Основателями многих вновь появившихся у нас сект являются, как правило, граждане США, либо люди, прошедшие подготовку в этой стране. Секта Шри Чин Моя, индуса, эмигрировавшего когда-то в Штаты, заявила о себе одной из первых – летом 1991 года ее представители, совершающие тур по Европе, заглянули и в Россию. А вот баптисты и адвентисты существовали в нашей стране еще до революции 1917 года. Существует косвенное свидетельство о том, что сектанты-адвентисты появились на Тульской земле еще до революции. В отчете российских адвентистов седьмого дня за 1911 год содержатся сведения о количестве общин АСД и их членов из «Среднероссийского поля», куда входила и Тульская губерния.

Иностранцы-сектанты в 90-е годы приезжали в Россию, имея на руках солидные сумы денег, выкупали помещения под молельные дома или землю под их строительство, активно распространяли гуманитарную помощь, что было актуально в то время, когда были талоны и проблемы с продуктами и товарами первой необходимости. Бесплатные пайки, кстати, весьма способствовали привлечению людей в общины, которые росли в геометрической прогрессии. А, когда потоки гуманитарной помощи иссякли, в сектах начался… отток паствы.

Есть и еще один момент, морально-нравственный: во времена «железного занавеса» у наших соотечественников не было возможности пообщаться с иностранцами, но было преклонение перед всем заграничным. А тут и поговорить с иностранцами можно, и что-то в подарок получить.

— Ну, а когда посланцы «дяди Сэма» кормить переставали, а сами они, плохо понимающие по-русски, изрядно надоедали, народ терял интерес к заморской вере и ее пастырям.

— Один из способов привлечения людей в то время – бонусы. К примеру, в 1993 году адвентисты неделю выступали в ДК ТОЗ, и тем, кто все дни присутствовал на их собраниях, в конце была обещана Библия. Этот прием применяется до сих пор, периодически посещающим их мероприятия то диск с песнопениями сулят, то литературу. Но сегодня это уже не актуально: в магазинах, в храмах продается множество книг, и можно приобрести все, что душе угодно. Так, что даже при условии обширной рекламы, когда на улицах раздаются листовки, газеты, сектанты собирают на свои «миссионерские» мероприятия 10-15 человек – и это со всей Тулы. Да и на листовки уже никто не реагирует, к ним стали относиться осторожно. И потом, многие торговые фирмы таким образом зазывают покупателей, что изрядно всем надоело, а тут еще и сектанты мельтешат…

— А вот книга архимандрита Тихона Шевкунова «Несвятые святые» дважды издавалась многомиллионным тиражом и была распродана, что говорит о многом: вера предков нам близка и дорога.

— В начале девяностых, после семидесяти лет безбожия, люди не видели разницу между православным священником и заезжим пастором: раз говорят о Боге, значит – люди хорошие. Но как часто сектанты маскировались под православных – как волки в овечьи шкуры рядились. Сколько раз их листовки, приглашения были украшены нашими золочеными куполами и восьмиконечными крестами, что, кстати, противозаконно. Да и на собраниях они не оказывали себя, предпочитали умолчать настоящее название секты.

— Сегодня люди стали лучше разбираться в происходящем?

— Да, есть отторжение чужой – и чуждой — веры: разве мы дикари, что нас нужно в какую-то веру обращать? Слава Богу, Крещение Руси состоялось уж больше тысячи лет назад, и наши соотечественники гордятся своей историей, тем, что наша вера, культура оказали великое влияние на мировую культуру. Так что новых членов в свои ряды религиозные объединения теперь приглашают через знакомых, особенно, если знают, что у человека есть проблемы в жизни: «Тут вам помогут, вы найдете истинный путь, обретете гармонию…» Но люди меняются, учатся различать, чего стоят те или иные проповедники. И тогда начинают возникать завуалировано новые секты и веяния, чаще оккультного толка, под видом тренингов, психологической помощи, оздоровительных семинаров. Новые организации, естественно, тоже прикрывают свою истинную сущность, выходя на охоту за людскими душами. И по свидетельству врачей, которым потом приходится работать с бывшими сектантами, травмы психике людей наносятся тяжелые. Часто в религиозные объединения вступает молодежь, а покалечить еще не сформировавшуюся личность очень легко: получается зачастую нечто вроде биоробота, выполняющего команды, но неспособного мыслить и рассуждать самостоятельно.

Еще один из вариантов завуалированных сект – так называемые центры реабилитации для нарко- алкозависимых, которые организовывают разные религиозные объединения. Ни одного врача там нет, бывает, что больных просто используют как бесплатную рабочую силу, то есть на них наживаются. Лидеры центров – либо бывшие наркоманы или алкоголики, либо члены общины, не имеют не только медицинского образования, но даже представления о том, как должна проводиться реабилитация. В секту при этом вовлекаются не только сами больные, но и их родственники, которые не знают, куда обратиться со своей бедой, и становятся легко внушаемыми. А вот в тульском храме Александра Невского, где настоятель отец Виктор Рябовол, идет постоянное сотрудничество с соответствующими медицинскими учреждениями. И исцеления там бывают – с Божьей помощью и с помощью квалифицированных врачей.

— Обидно, когда «заезжие гастролеры» обманом вовлекают наших соотечественников в свои ряды.

— Был и весьма курьезный случай в середине 90-х, когда один предприимчивый парень, эдакий Остап Бендер с тульской пропиской, погостив у родственников в столице, познакомился у них дома с представителями одной из сект и понял, что на «дружбе» с такими иностранцами можно хорошо поживиться. Изобразил интерес к их религии, получил некоторую сумму на создание общины в Туле и… открыл на эти деньги оптовый склад. Потом женился на дочке коммерческого партнера, рассказал тестю про свою затею, тот долго хохотал, но к приезду гостей из-за океана все благородное семейство и грузчики с оптовки преобразились в истово верующих: женщины смыли макияж и покрыли платки, мужчины вели себя скромно, когда наш Остап читал проповедь. Визитеры умилились и дали еще денег, часть из которых тут же была потрачена на банкет, состоявшийся, разумеется, после отъезда заокеанских проверяющих, а большую часть вложили в развитие бизнеса. Так сектантов водили за нос несколько лет, а когда они разобрались, что происходит, дело уже развернулось на широкую ногу, и «гуманитарная помощь» была не нужна.

— Не знаешь, смеяться тут или плакать…

— Но были и другие случаи. Несмотря на свою замкнутость и аполитичность, тульские баптисты-инициативники несколько лет назад сыграли достаточно заметную роль в процессе дискредитации России на внешнеполитическом уровне, став участниками крупной провокации. В 2004 году в молельном доме инициативников прогремел взрыв, причину которого правоохранительные органы, оперативно прибывшие на место происшествия, установили сразу: утечка баллонного газа. Но это не удовлетворило определенных лиц, заинтересованных в раздувании скандала. В результате информация о происшествии дошла до американского Конгресса. И на слушаниях в «Хельсинской комиссии» Конгресса США представитель «Объединения независимых российских баптистов» Андрей Охотин, несмотря на официальные документы, составленные пожарными и представителями правоохранительных органов, настаивал на версии террористического акта против тульских баптистов. Он утверждал, что взрыв был совершен преднамеренно с целью уничтожения членов религиозного объединения и их молельного дома.

После этого незамедлительно последовала реакция Конгресса США, нацеленная на ухудшение репутации России. Несмотря на абсурдность заявлений тульских баптистов, конгрессмены выступили с антироссийской резолюцией и выразили недовольство «нарушением прав верующих и ограничением свободы вероисповедания в России». Но выгода тульских баптистов от представления себя «мучениками за веру» понятна: такая версия событий вполне возможно способствовала притоку денежных средств. Ведь в результате на месте разрушенного молельного дома вырос новый, причем большего размера.

— Тоже своего рода Остапы Бендеры, только уже с идеологическим уклоном.

— В 2007 году несколько сект делали попытки опорочить областную светскую и духовную власть, якобы предпринимающую противоправные действия в отношении некоторых религиозных объединений. Фактически, это вело к разжиганию межрелигиозной розни, что было решительно пресечено сотрудниками нашего отдела и столичными экспертами.

– Сектанты лезут к нам отовсюду, а наши доморощенные секты проникают в другие страны?

– Да, это так называемые «анастасийцы» – многие видели книги «Анастасия» и «Звенящие кедры» основоположника этого движения Владимира Мегрэ (в «девичестве» Пузакова). Фактически, это грандиозный коммерческий проект, они скупают земли, устраивают, правда пока небольшие, поселения. И теперь эта секта «пошла на экспорт» за границу, чего раньше не было.

— Что показывает статистика сегодня?

— Если сравнивать начало 2000-х годов и наши дни, то можно увидеть, что ни число сект, ни их состав не увеличились. То есть проповедники уже собрали тех, кого смогли, прежде всего, людей легко внушаемых, одиноких, перенесших какие-то жизненные драмы. За последние годы примерно пять новых сект делали попытки обосноваться на Тульской земле, ненадолго задержались лишь две, харизматического толка, но находятся в плачевном состоянии – там пребывает не более двух десятков человек. Как говорится, каждый выбирает по себе. Но ведь силой в секту не вовлекают никого, довольно часто сектанты привлекают новых людей хитрыми психологическими приемами и даже обманом, а это всегда можно изобличить: когда идет посягательство на права и свободы человека, его достоинство, это невозможно не почувствовать.

Беседовала Марина ПАНФИЛОВА