О недавно принятых поправках в Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях» — наша сегодняшняя беседа с юридическим консультантом миссионерского отдела, правоведом Владимиром Беловым.

— Владимир Константинович, в СМИ, в социальных сетях сейчас высказываются самые противоречивые мнения на это счет…

— Давайте совершим экскурс в недалекое прошлое – лет на двадцать пять назад, когда этот закон еще не был принят. Что происходило тогда в российских городах? Зазывая на свои моленья, люди в оранжевых балахонах били в барабаны, иностранные юноши с рюкзачками раздавали листовки, женщины в платках хватали прохожих за руки, вещая о «неправильной» вере в Бога и суя им брошюры с башней на обложке – при этом, они не называли себя.

А на приглашениях нередко размещался восьмиконечный крест – хотя к православию эти секты не имели никакого отношения.

А вспомните, как «белые братья» и участники секты Сан Мен Муна уводили неизвестно куда из дома несовершеннолетних: до сих пор некоторые находятся в розыске и можно лишь догадываться об их судьбах…

— А по радио и телевидению вещали представители опасных тоталитарных сект – одна только Аум Сенрикё чего стоит! А ведь передачи с участием ее представителей передавались по Радио России ежедневно.

— А по сути – обман, опасность для жизни и здоровья: вспомните, что иеговисты не позволяют своим адептам переливание крови – и с этим ничего нельзя было поделать.

Можно с уверенностью заявить, что Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях», принятый более двадцати лет назад, полностью себя оправдал и позволил уточнить государственно-религиозные отношения, представить гарантии невмешательства органов государственной власти во внутренние установления религиозных организаций.

В то же время данный законодательный акт сформировал механизм государственного надзора за соблюдением прав граждан и обеспечения безопасности государства – а это самое главное.

В Федеральном законе от 15 октября 2020 года №337-ФЗ «О внесении изменений в статьи 9 и 10 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» указывается: «Государство не вмешивается в деятельность религиозных объединений, «если она не противоречит законодательству Российской Федерации».

Устанавливается, что руководителем и участником религиозной организации не может быть:

— иностранный гражданин или лицо без гражданства, в отношении которого принято решение о нежелательном пребывании в РФ;
— лицо, включенное в перечень экстремистов и террористов Росфинмониторинга;
— лицо, в отношении которого вступившим в законную силу решением суда установлено, что в его действиях содержатся признаки экстремистской деятельности;
— физическое лицо, чьи счета заморожены Межведомственной комиссией по противодействию финансирования терроризма.

Таким образом, на руководителей и участников религиозных объединений распространяются уже существующие в законодательстве требования к некоммерческим организациям, в том числе – религиозным.

— То есть – гласность, открытость. Ведь раньше на вопрос о том, к какой секте они принадлежат, уличные зазывалы уклончиво отвечали: «Мы верим в единого Бога…»

— Теперь вводится ежегодная периодичность уведомлений о продолжении деятельности религиозной группы (сейчас это происходит раз в три года).

Указывается, что религиозные организации могут входить, выходить и исключаться из централизованной организации, если это соответствует ее внутренним установлениям. Однако, может быть установлен и запрет на их выход.

К слову об открытости и гласности: использовать в наименовании сведения о вероисповедании разрешается юридическим лицам, создаваемым религиозными организациями, и запрещается другим юр.лицам.

А в случае принадлежности религиозной организации к иностранной религиозной организации в уставе должно быть указано ее наименование.

Этот закон предусматривает, кроме всего прочего, аттестацию и дополнительное обучение для священнослужителей и сотрудников религиозных организаций, получивших духовное образование за рубежом.

Отмечено, что они «получают дополнительное профессиональное образование в сфере основ государственно-конфессиональных отношений в Российской Федерации».

24 марта 2021 года законопроект был принят в третьем чтении, 5 апреля 2021 года он был подписан Президентом РФ.

Данный закон вступит в силу через 180 дней после подписания Президентом и официального опубликования.

— Наше законодательство в сфере свободы совести в значительной степени препятствует развитию тоталитарных сект и поддерживает основные конфессии в России, — прокомментировал принятие поправок заместитель руководителя миссионерского отдела Алексей Ярасов. – За минувшие годы органы государственной власти провели масштабную работу по доработке федерального законодательства в целях обеспечения надлежащих прав и законных интересов религиозных организаций в различных сферах общественной жизнедеятельности. Таким образом, было принято более двадцати федеральных законов, которые вносят изменения в различные законодательные акты

В вопросах воспитания современного общества и борьбе с воздействием ложных идеологий на молодое поколение наше государство тесно взаимодействует с Церковью, что неизбежно: с учетом идеологических веяний извне, именно в этом заключается гарантия государственной безопасности…

В завершение беседы руководитель миссионерского отдела протоиерей Павел Картуш отметил:

— Сейчас настало время для нашей страны искать свой собственный путь с опорой на свою великую историю, духовно-нравственные ценности, ради которых наши отцы и деды отдавали свои жизни.

Необходимо укреплять межконфессиональный и межнациональный мир – в целях единства российской нации.

А духовное преимущество в виде гармоничных отношений государства и Церкви поможет нашему народу обеспечить духовно-нравственное возрождение…

Пресс-служба миссионерского отдела