Александр Корелов – адвокат Адвокатской палаты Московской области, председатель Юридического комитета защиты прав и достоинства личности при Российской ассоциации центров изучения религий и сект по приглашению миссионерского отдела Тульской епархии посетил Тулу и встретился с представителями местных СМИ.

— Александр Александрович, сколько сегодня насчитывается религиозных организаций в нашем регионе в России?

— Мы не можем констатировать, что количество сект или их членов сокращается, они по-прежнему продолжают свою пропагандистскую деятельность. Но меняются методы действий, раньше представители этих организаций чаще приходили в частные дома, квартиры, приставали к прохожим на улицах. Но на сегодняшний день основная вербовочная активность ведется, прежде всего, в сети Интернет, а также переместилась в сферу услуг,порой и не относящихся к сектам организаций. К примеру, человек приходит в клуб позаниматься йогой, а ему говорят: «У вас не получается вот это упражнение, потому что вы не понимаете всей философии данного учения… Пообщайтесь с нашим учителем, он поможет…», — так любой рискует попасть в секту неовосточного культа. Посещающие салон красоты также могут и не подозревать, что его владельцы осуществляют вербовку в ту или иную организацию: индийский массаж, увлечение псевдокультурой этой страны – а кто о ней рассказывает? Нередко к нам обращаются люди с жалобами на то, что в секту их близкие попадают через место работы: руководители предприятий оказываются активными деятелями религиозных организаций и вовлекают туда своих подчиненных, порой и в приказном порядке.

Изменилась и структура сектантства: отмечается снижение численности существующих на протяжении многих лет в России американских сект, таких, как сайентологи, Свидетели Иеговы, мормоны, но увеличивается численность так называемых неоязычников – тех, кто относит себя к последователям как бы нашей родной веры. Но, по сути, это секты, которые также финансируются из-за океана, а большинство лидеров неоязыческих организаций либо некоторое время проживали в США, либо проходили там специальную подготовку.

— Какие религиозные организации наиболее опасны, на ваш взгляд?

— Опасна любая секта, поскольку там практикуется насилие над личностью, в том числе психическое, что страшнее всего. Оно применяется практически во всех религиозных организациях, независимо от их численности. Но все-таки наиболее опасными и развитыми мы можем назвать движение неопятидесятников (Российский объединенный союз христиан веры евангельской), традиционно опасны для жизнедеятельности нашего государства Свидетели Иеговы, сайентологи. Но еще раз хочу повторить, даже самые небольшие и вроде безобидные на первый взгляд секты могут представлять опасность для конкретного человека.

— Как защитить себя, близких от их влияния?

— Самой главной формой защиты является приверженность нашим традициям – и духовным, и культурным, и нравственным. Если мы понимаем их значимость, будучи при этом верующими или неверующими людьми, нам уже ничего не страшно. Человек, выросший среди традиционного православия, традиционного – подчеркиваю! – ислама, традиционного буддизма, иудаизма, чтящий традиции предков, правильно понимающий, что такое патриотизм, — не будет подвержен сектантским воздействиям. Не надо в поисках Бога бегать по каким-то непонятным молельным домам, слушать проповеди неизвестно откуда взявшихся гуру – все в нашей стране уже существует больше тысячи лет и отражает весь спектр желаний и чаяний людей, проживающих в России. То же касается вопросов нравственности: традиционная семья, ответственность за близких людей, за Отечество – тоже гарантия того, что человек, верный этим принципам, не попадет под влияние сект. Но, если хочется узнать о деятельности сект, надо обращаться в антисектантские центры, миссионерские отделы, центры по противодействию экстремизму, там можно получить исчерпывающую информацию.

— Как может измениться жизнь человека под влиянием секты?

— Самая большая и самая коварная опасность, как раз трудно диагностируема – это опасность психического воздействия на адептов той или иной организации. Психическое насилие на сегодняшний день – одна из главных проблем, связанных не только с сектами, но и с целым рядом других деструктивных явлений. Поэтому, когда человек попадает в религиозную организацию, сразу меняется все его мировоззрение: хороший семьянин может проклясть близких и уйти из дома. Мы даже сталкиваемся с тем, что люди бросают не только супругов, но и несовершеннолетних детей, прекращают оказывать помощь престарелым родителям. И распад семей – это один из наиболее часто встречающихся негативных факторов, сопровождающих сектантскую деятельность. А еще, как говорят врачи-психиатры, секты являются одним из главных «поставщиков» пациентов в соответствующие лечебные заведения. И физическое здоровье членов сект страдает, поскольку там применяются какие-то неуемные посты, чрезмерные физические нагрузки, трудовые повинности при недостаточном питании и тому подобное.

— Известны ли вам какие-то опасные секты, действующие в Тульской области?

— Исходя из сводок, на сегодняшний день наибольшую актуальность представляет так называемое псевдоправославное сектантство и мелкие раскольничьи группы, то есть те люди, которые искажают учение православной Церкви. Внешне они позиционируют себя как православные верующие, хотя на самом деле, по самому факту поведения, давно отпали от Русской Православной Церкви. Примером является секта тульско-пермских переселенцев во главе с «иеромонахом» Евстратием, как он себя именует, бывшим священником Тульской епархии, который увел свою «паству» в леса за Урал: так они спасаются от ИНН и прочих проявлений современной жизни. Но введение новых документов – нормальный процесс, государство должно знать численность населения, его состав для того, хотя бы, чтобы правильно начислять пенсии, пособия: ведь и Святое Семейство ходило на перепись 2013 лет назад. А тут люди просто попадают под влияние того или иного психического манипулятора, который использует их тревоги, слабости, использует, может быть, даже слабости общественной или государственной жизни, но в своих корыстных интересах. Тот же Евстратий и его последователи – псевдоправославная секта, где искажают и учение Русской Православной Церкви, основополагающие документы нашего священноначалия, социальную концепцию, где есть ответы на все жизненно важные вопросы современности. И конечно, люди, которые попали под влияние этой секты, рискуют своей жизнью, поскольку они уехали в дальнее село, где зимой снежный покров достигает четырех метров. Большинство из них родились и выросли в городе, как они там будут жить, не умея выполнять ничего по хозяйству, вдали от больниц, школ, ведь многие увезли с собой детей, у Евстратия, к примеру, их трое. Они просто рискуют жизнью своей и малолетних детей, которых увезли насильственно и обрекли на мучения, а то и на смерть.

Такие явления периодически возникают, но вряд ли это может быть выходом при недовольстве повседневностью, социальными и политическими процессами, но это не повод убегать от жизни, да еще в такие экстремальные условия: ни в какой сибирской деревне не спасешься от глобальных катаклизмов и каких-либо социальных неурядиц. Наоборот, нужно более активно участвовать в жизни общества, я считаю, что чем больше вокруг добропорядочных людей со здравым мышлением, чем активнее они решают проблемы сообща, тем здоровее будет наше государство. Поэтому не надо сбегать никуда, надо оставаться верующими людьми, быть в мире, ходить в храм и верить в лучшее.

— Часто ли вам приходится сталкиваться с сектами не религиозного толка, те же самые продавцы, к примеру, применяют те же технологии, чтобы заставить купить свой продукт?

— Да, потому мы и говорим, что сектантство на сегодняшний день очень сильно мимикрирует с точки зрения их методов и форм работы. Действительно, есть такое понятие, как коммерческие культы. Это фирмы, занимающиеся распространением тех или иных продуктов, начиная от пылесосов и заканчивая косметикой. Опасность они представляют не потому, что предлагают некачественный товар, при продаже применяются методы психического насилия, внушения, лингвистическое программирование, введение в измененное состояние сознания. И мы сталкиваемся с тем, что эти секты тоже становятся причиной разрушения семей, ухода людей от привычного образа жизни, распада каких-то дружеских, общественных связей, как и религиозные организации. Повторюсь, секты рядятся в самые разные формы: оздоровительные, военно-патриотические,– надо понимать, что методы, которые там применяются, носят явно деструктивный характер.

— Несколько лет назад в Туле религиозная организация ХВЕ весьма успешно «сотрудничала» с фирмой «Довгань», которая к тому времени вместо продуктов стала распространять биодобавки. Елена Довгань на одном из российских телеканалов вела передачу о христианах возрождения евангельского, а приходящим распространителям товара, помимо мастер-классов, устраивали типично сектантские занятия. Есть ли еще примеры такого «совместного проживания» торгующих и сектантов?

— Если обратиться на сайт центра Иеренея Лионского, то там существует целый раздел «Секты и коммерция», и у нас есть информация, что многие религиозные организации занимаются «отмыванием денег» путем торговых операций, которые зачастую называют «помойными». Вообще, сейчас идет сбор информации о взаимодействии между коммерческими структурами и сектами. И возникает вопрос: если последние идеологически направлены, причем это направления разного характера, то почему их взаимоотношения в финансовой сфере явно имеют общие цели и интересы? Вообще, это предмет отдельного исследования, и впереди у нас еще много работы.

— Как-то в беседе ветеран Великой Отечественной войны заметил: «Я – коммунист, и значит, атеист, всю жизнь прожил по своим убеждениям. Но не могу понять, почему людей так тянет в секты? Если хочешь молиться, вот тебе русская церковь, вот тебе русский поп, и нечего к американским пасторам бегать, это же диверсанты какие-то…»

— Тот мудрый старик совершенно прав, потому что действия тоталитарных, деструктивных сект целенаправленны, их цель – разрушение внутренней жизни нашей страны, ее устоев. Это то, что мы называем информационной, идеологической войной против России, и она ведется на разных фронтах – в политической сфере, в идеологической, в религиозной, культурной. И, конечно же, основополагающей гарантией, что мы сможем противостоять этому вторжению, удержать суверенитет государства, является – повторюсь – приверженность нашим исконным традициям в политике, в культуре, в нравственности.

Пресс-служба миссионерского отдела