В День народного единства в киноклубе миссионерского отдела Тульской епархии состоялся очередной сеанс: демонстрировался фильм сценариста и режиссера-постановщика Алексея Денисова «Русская смута. История болезни».

На показе присутствовали слушатели миссионерских курсов, волонтеры, прихожане, постоянные посетители клуба – люди разного возраста и профессий. И, как рассказал секретарь миссионерского отдела Алексей Ярасов, все они с интересом посмотрели документальную ленту на столь сложную тему.

А перед началом состоялся разговор о празднике, который вся страна отмечает 4 ноября, о том, что совсем недавно для огромной территории с названием СССР «красной датой» был день 7 ноября. И те представители старшего поколения, что и сегодня чтят его, не столько убежденные приверженцы прежних взглядов, сколько просто вспоминают свое детство, молодость родителей, дедушек и бабушек – отдают дань прошлому, не забывают историю страны, как и должен поступать нравственный человек.

Но День народного единства, 4 ноября, можно считать особой вехой в истории России, и об этом говорил, обращаясь к собравшимся в кинозале, клирик Свято-Вознесенского храма, преподаватель Тульской духовной семинарии отец Александр Соколов.

– К смуте привели гордость, тщеславие, желание власти большинства бояр, а победить ее помогли смирение, покаяние, единение всего народа, к которому призывал Патриарх Гермоген. Несомненно, здесь видна роль Ватикана: Лжедмитрий Отрепьев был ставленником Папы Римского. И не случайно во втором народном ополчении, которым командовал князь Пожарский, были представители всех сословий: и казачество, и торговый люд, и простые землепашцы. Немалую роль в победе сыграло духовенство: вспомним монахов Троице-Сергиевой Лавры, героически оборонявших свой монастырь в течение долгого времени – шестнадцати месяцев, таких личностей, как Авраамий Палицын, который возглавлял защитников святой обители. И по общей народной молитве к Господу были дарованы победа и помощь Божьей Матери, Казанская икона которой находилась в ополчении…

А потом демонстрировался фильм, который, пожалуй, никого не оставил равнодушным: без прикрас и преувеличений в нем рассказывается о страшном периоде, о котором в XIX веке Михаил Загоскин писал: «Никогда еще Россия не была в столь бедственном положении, как в начале XVII столетия. Внешние враги, внутренние раздоры, ссоры бояр меж собой, а более всего совершенное безначалие – все угрожало неизбежной погибелью земле Русской…»

Начинается фильм с воспоминания, как в конце XVI века в Угличе возле своего дворца при загадочных обстоятельствах погиб младший сын Ивана Грозного – восьмилетний царевич Дмитрий, который в глазах народа был последним законным наследником династии Рюриковичей, и его смерть восприняли, как зловещее предзнаменование. А дальше современные российские и польские историки Николай Борисов, Борис Пудалов, Томаш Богун, Иероним Граня прослеживают, как затем на Руси объявлялись целых три Лжедмитрия, что разразилось в огромную трагедию Смуты. Тогда за опустевший русский трон были готовы сражаться многие, в том числе, жаждущие власти боярские кланы, иностранные соседи и безродные авантюристы, присвоившие себе имя погибшего царевича, чьи мощи в 1606 году были перевезены в Москву и захоронены в Архангельском соборе Кремля, чтобы навсегда развеять слухи о его чудесном спасении.

Но эти усилия властей оказались напрасны, череда ужасных бедствий, потрясших Россию после пресечения династии Рюриковичей, поставили государство на край гибели, а в истории эти времена были названы Смутой и лихолетьем.

Сначала было недолгое царствование Бориса Годунова, трехлетний голод, произошедший в его правление, рост преступности и смертности, обнищание народа. Именно в это время случился приход первого самозванца, объявившегося в соседней Польше: под именем царевича Дмитрия скрывался беглый чернец Чудова монастыря Григорий Отрепьев. Благодаря незаурядным актерским способностям он нашел себе покровителей в Речи Посполитой, удостоился аудиенции у короля Сигизмунда III, который выделил несколько тысяч флоринов «на борьбу с узурпатором Годуновым». И – началась гражданская война, страшная, жестокая, кровопролитная, выматывающая силы из населения.

После убийства Лжедмитрия Первого новым русским царем был провозглашен глава заговорщиков – боярин Василий Шуйский, человек, по словам Ключевского, донельзя изолгавшийся и заинтриговавшийся, страна разделилась на враждующие лагеря.

И внешние силы, воспользовавшись этим, стремились еще ослабить Россию – обычное явление.

А весной 1607 года в Речи Посполитой объявился новый самозванец, вошедший в историю под именем Лжедмитрия Второго.

Ему удалось дойти до Москвы и стать лагерем в Тушино, после чего в стране почти на два года установилось двоевластие: одно правительство заседало в Кремле, другое – в военном лагере. И некоторые дворяне умудрялись по нескольку раз перебегать то на одну, то на другую сторону, пытаясь получить выгоды то там, то здесь, так что в народе их прозвали «перелетами». И все это время многочисленные вооруженные шайки самозванца, состоявшие из иностранных наемников, казаков и беглых холопов, грабили и жгли русские города и села. В это же время с юга в страну вторглись орды крымского хана, а в сентябре 1609 года польский король, которому Папа Римский прислал из Ватикана освященный меч, осадил Смоленск, надеясь со временем поработить всю Россию.

В июле 1610 года в результате боярского заговора царь Василий Шуйский был свергнут с престола, и власть взяла боярская дума, в которую вошли семь самых родовитых московских вельмож. И почти сразу там началась борьба за место на престоле, а, не сумев договориться меж собой, члены «семибоярщины» решили призвать на русский трон польского королевича Владислава. Благодаря этой хитрости они рассчитывали сохранить свою власть, получить новые привилегии и навести порядок с помощьюиноземцев. И польские войска заняли Московский Кремль…

Но король Сигизмунд, который бы и сам был не прочь стать русским царем, сына в Россию не отпустил и потребовал у московских послов немедленной сдачи Смоленска. Бояре тут же изготовили грамоту к осажденному гарнизону с требованием сложить оружие, только Патриарх Гермоген категорически отказался ее подписывать, несмотря на то, что боярин Салтыков угрожал ему ножом. В 1611 году с севера в Россию вторглись шведские войска и захватили Великий Новгород, в то же лето, после двадцатимесячной героической обороны пал Смоленск.

В том же году попытка рязанского воеводы Прокофия Липунова взять столицу не удалась: собранное им первое ополчение не смогло взять укрепление Китай-города. Москва, подожженная поляками во время стихийного восстания жителей города, сгорела дотла. Тем временем на севере страны объявился уже третий самозванец, современникам Смуты казалось, что они присутствуют при конце света.

«Гибли Отечество и Церковь, скот и псы жили в алтарях, на иконах играли в кости, грудных младенцев вырывали из рук матерей и разбивали о камни. Казалось, что россияне уже не имели ни души, ни веры, что государство, зараженное нравственною язвою, в страшных судорогах кончалось…», — написал об этих временах Николай Карамзин.

Спасение России пришло из Нижнего Новгорода, именно здесь появился человек, который стал душою и сердцем освободительного движения – торговец Кузьма Минин. Патриарх Гермоген томился в плену, но ему удалось передать в этот город воззвание, призывающее идти на Москву, унимать грабежи, стоять за братство и уповать на защиту Божию. Новгородцы откликнулись на призыв, к ним присоединились казанские дружины, которые принесли с собой список Казанской иконы Божьей Матери, явленной в 1574 году в их городе после великого пожара.

Вообще, если мы внимательно посмотрим на историю страны, то каждый раз накануне трагических периодов Россия обретала – часто чудесным способом! – новый образ Богородицы. В период смуты Спасительница земли Русской сыграла особую роль: ее принесли возглавившему второе народное ополчение князю Дмитрию Пожарскому, и с этого момента начались постоянные богослужения перед иконой. Зная, что бедствие послано за грехи, весь народ и ополчение наложили на себя трехдневный пост и с молитвой обратились к Господу и Его Пречистой Матери за небесной помощью. И молитва эта была услышана: 4 октября (22 ноября по старому стилю) дружины Пожарского взяли штурмом Китай-город, а через четыре дня польский гарнизон в Кремле капитулировал. Сначала Москва, а потом и вся Россия были полностью очищены от вражеских войск.

В молитве, которую мы произносим перед Казанской иконой Божьей Матери, есть слова: «Не имамы бо иная помощи, не имамы иная надежды, разве Тебе, Пречистая Дево: Ты всесильная христиан Помощница и Заступница…»

Пресс-служба миссионерского отдела