Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

«Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные…» (Мф. 11, 28), – так Творец, Промыслитель, Искупитель и Освятитель всего мироздания, и в нем – человеческого рода и каждого из нас с вами, привлекает нас, единосущных с Ним по человечеству, к Себе и в Себе, и через Себя к единосущным с Ним по Божеству Святому Духу и Отцу нашему Небесному, к Троице единосущной и нераздельной.

Познавая этот мир, проникая разумом в его глубины, мы видим, что он являет прекрасную гармонию согласия множества и единства. Мы познаем, что все в нем осуществляется не хаотически, не беспорядочно. Все существует и движется по порядку, в соответствии с законами, открывающими разумнопознающим их существам – ангелам и людям Законодателя, Который задумал, осуществил и заботится о гармонии благобытия всего многообразия созданно-существующего миробытия. И опыт всех предшествующих поколений говорит о том, что такая познавательная способность присуща человечеству природно. Через пять наших чувств – окошек, внутренний мир наш открыт для внешнего мира, способного таким путем проникать во внутренний мир каждого из нас, вызывая реакцию отношения в осознании и личностной, и сущностной инаковости, а так же приятности или отторжения во взаимодействии.

Если разные личности похожи между собой в характере жизнедеятельности, то в меру их сходства бывает согласие, а плодом его явится мирное радостное, счастливое сопребывание друг с другом. Плод же неприязни известен – раздор, зависть, раздражение, злоба, ненависть, кипение крови, стрессы, депрессия, иные болезни и даже смерть раньше времени, а уж о счастье, о радости приходится забыть.

Отчего это? Оттого, что межличностное общение между нами совершается не по закону природной необходимости, а по предпочтению нашего самовластного рассудочного личностного выбора, по принципу «с кем поведешься, от того и наберешься», как по Писанию: «С милостивым Ты поступаешь милостиво, с мужем искренним — искренно, с чистым — чисто, а с лукавым — по лукавству его» (Пс. 17, 26-27). В силу того, что мы личностные существа, мы имеем потребность в общении с другими раскрывать свой внутренний мир для взаимопроникновенного общения в обмене свойств. Можем общаться, набираясь от других и ума, и безумия, и отдачи другим плодов своего опыта без собственного с их стороны труда над достижением его результатов. И даже можно нам общаться с Тремя Несозданными Божественными Личностями – Они открыты и влекут нас к Себе в общении по сходству с Ними в бескорыстной жертвенной любви, ибо «Бог любовь есть» (1 Ин. 4, 16).

Бог осуществил этот мир и сделал, что как Своими замыслами, так и творящими действиями, и силами промышления о благе мироздания Триединый Творец-Промыслитель во всей полноте пребывает и во всем мироздании, и в каждом из нас, не сливаясь и не смешиваясь ни с кем и ни с чем. И нам можно и нужно с Ним общаться, подобно как мы общаемся и друг с другом по закону межличностного общения — с кем поведешься, того и наберешься (Пс. 17, 26). Для полноты этого общения Святая Троица воспринимает в Одном из Трех Своих Божественных Лиц – Боге Слове единую и общую у всех людей человеческую природу и Самим Собой возглавляет человеческий род, став по воспринятию Сыном Человеческим (Ин. 3, 13), не переставая природно быть и Сыном Божиим.

Как мы видим в евангельской истории, Христос Своим двойным Единосущием открылся людям с самого начала Боговоплощения, и люди стали необычайно встречать Его и интересоваться Им. Однажды Он идет ранним утром по берегу Галилейского озера, туда, где после ночи бесплодного труда рыбаки вынимают пустые сети, выполаскивают их, уставшие, раздосадованные, ничего не поймав, в смятении внутренне надеются, что повезет в следующий раз.

Одного из них, Симона, сына Ионина, которого Христос позже назвал Петром (Ин. 1, 42), Он попросил сесть с Ним в лодку и немного отплыть, чтобы поговорить с народом, утолить их жажду в познании необычайности присущих Иисусу мыслей и действий. И после беседы предлагает Петру отплыть на глубину и бросить сеть, чтобы ловить. Симон сказал Ему в ответ: «Наставник! Мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть» (Лк. 5, 5). Проявляя уважение и сердечное расположение к Учителю, Петр закинул сети и с изумлением видит и радуется, какое множество рыб! И также и те, кто на других лодках всю ночь неудачно рыбачили вместе с ним: Иоанн, сын Зеведеев, и Иаков, брат его. И наполняются уловом их лодки, и так, что начинают, погружаясь в воду, тонуть. Огромный улов без труда! Фантазия мгновенно рисует последующие выгоды и перспективы: выгодно продать, а на вырученное безбедно зажить! Но и смерть уже смотрит в глаза. И вот здесь, у этого бездонного источника великой радости и столь же бездонной пропасти погибели, Петр вдруг отрезвляется – у него нет сил, остановить это чудо, ему хочется богатого улова, но не хочется погибать.  Тогда он падает на колени, вспоминая, с Кем он находится и почему такой улов у него – не от того, что сам Петр хороший рыбак, а от того, что с ним на самом деле Божий человек — Иисус из Назарета! И тогда он хватается за Его колени: «Выйди от меня, Господи! Потому что я человек грешный» (Лк. 5, 8). И Господь ответил: «Не бойся, отныне будешь ловить человеков» (Лк. 5, 10). После этих слов Симон и его друзья, вытащив обе лодки на берег, оставили все и последовали за Учителем. Таким был их ответ на призыв Того, Кого они опознали как пророка и возможного Мессию, но пока что каждый лишь сам в себе, в глубине своего сердца запечатлел Того, Кто является не только началом, но и конечной целью для всех (Откр. 1, 8).

Как же и нам войти в меру такого отклика, как у святых апостолов, не ради красоты и выгоды этого мира, являющейся для нас самой совершенной ценностью, которая захватила сердце наше и тянет его за собою, как рыб пойманных на крючок? Действие нашего свободного сознательного выбора всегда должно быть только одним – бескорыстной любовью, когда невозможно представить себе своего существования без того, что или кто стал желанным больше чем каждый из нас самому себе.

Это мы видим у учеников Христовых на примере святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, память которого благочестно ныне совершаем. Он говорит из того опыта самозабвенной любви, которую осуществил в своей жизни: «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин. 1, 18). И, по слову апостола, плод опыта его общения с Явившим  жертвенную животворящую любовь Отца Небесного таков: «Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас» (1Ин. 4, 12), то есть  – действует в нас, и мы можем чувствовать это, ибо Он дал нам Святого Духа Своего, который содействует нашему рассудку, совести, воле, душе и телу через сознательно-предпочтительный выбор признать этого Назаретского плотника Иисуса нашим Господом (1Кор. 12, 3), и не просто назвать, а исповедовать, выразить как несомненный опыт собственного переживания своего духа, ради возлюбленного Христа отказывающегося от всего обычного и привычного и даже от самого себя (Мф. 16, 24). Плоды этого – милосердие, вера, кротость, воздержание, несомненная надежда и любовь, которая «не ищет своего, не завидует, не превозносится и никогда не перестает (1 Кор. 13, 4-8) – и по этим действиям можно понять о действии дыхания Духа Божия в нас.

Две тысячи лет назад это пережил, выразил, записал, диктуя своему ученику Прохору по-гречески, святой апостол Христов Иоанн Богослов. А много позже почти что наш современник, обычный Тамбовский крестьянин из многодетной семьи – преподобный Силуан Афонский, услышав призыв Христа: «Придите ко мне, все труждающиеся и обремененные» (Мф. 11, 28) – пошел след в след за Ним, став монахом Афонского русского Пантелеимонова монастыря, научившись по Христову завету держать ум свой во аде и не отчаиваться, христоподобно любя даже врагов (Мф. 5, 44).

Вот его письменные свидетельства, которые нам помогают понять, к чему мы призваны и вокруг чего должны составлять праздник Богу, Который «Любовь есть» (1 Ин. 4, 16). «Я, -пишет преподобный Силуан, — мерзкий. Господь это знает, но я люблю душу свою смирять и любить ближнего моего, хотя он и обидел меня чем. Я всегда молю Господа, чтобы Он, милостивый, дал мне любить врагов, и я милосердием Божиим испытал, что есть любовь Божия и любить ближнего, и прошу у Господа любви день и ночь, и Господь дает мне слезы плакать за весь мир. Но если я кого-либо осужу или недобро посмотрю, то слезы пропадают, и душа тогда делается унылая; но я снова начинаю просить у Господа прощения, и милостивый Господь прощает мне грешному».

Можем ли мы так сказать о себе? Смиряем ли мы себя ради заповеди Христовой, которая заповедует даже врагов наших любить? Ответ старца таков: «Никто не может знать, что есть Любовь Божия, если Дух Святой не научит. Слыша волю Божию, любящий старается ее осуществлять. Грешная душа, которая не знает Господа, боится смерти – думает, что Господь не простит ей грехов, потому что не знает Бога. А если бы знали люди, ни один человек не отчаялся бы, ведь Господь радуется сильно и много обращению каждого грешника от греха его.

Крепко верь, что как только будешь просить, так и получишь прощение. Господь – не такой как мы, Он кроток, милостив и благ.

С молодых лет я привык так думать: Господь вознесся на небо и ждет нас к Себе. Но, чтобы быть с Господом, надо быть, подобно детям, смиренным и кротким, и служить Ему – и тогда мы будем с Ним в Небесном Царствии. Чем больше любовь, тем больше страдание душевное, тем полнее познание, тем пламенней молитва, и чем совершеннее любовь, тем святее жизнь человека. Никто не достигает полноты любви Божией Матери, и нам нужно адамово покаяние, в котором и мы вместим эту любовь, если исполняем Божие постановление: “Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними” (Мф. 7, 12)».

И начать надо со своего домашнего очага, со своей семьи, и делать это как послушание Всеблагому Богу, как наш ответ на приглашение: «Придите ко Мне» (Мф. 11, 28), «пребудьте в любви Моей» (Ин. 15, 9) и прославьте великое имя Святой Троицы – Отца и Сына и Духа Всевятого. Аминь.