Во имя Отца и Сына, и Святого Духа!

Ублажаем тя, преподобне и богоносне отче наш Макарие, обители Жабынския похвало и всея Тульския земли духовное благоухание, наставниче монахов и собеседниче ангелов.

Так едиными устами и единым сердцем православная полнота митрополии нашей в сей благословенный день, взоры свои возводя от земли к небесам, устремляется духом своим к Престолу небесной благодати и там во свете славы неисчислимых соборов святых человеков, являющих собой христоподобное сияние нетления, видит среди них и лик преподобного аввы Макария, Жабынского, Белевского чудотворца. И прославляет его жизненный путь и подвиг, и научается в этом прославлении тому примеру и образу жизни, которые единственно необходимо осуществить на земле по истине, а не ложно всякому православному христианину.

Святой апостол Павел для тех, кто упражняет себя в подобном созерцании, восприятии и переживании богооткровенной в жизни Церкви истины, словесно напоминает о том, как может осуществиться эта потенциальная возможность нашего богоподобия: «Пусть все у вас будет с любовью» (1 Кор. 16, 14), а преподобный авва Макарий своей жизнью подтверждает: «Друг друга тяготы носите, и так исполните закон Христов» (Гал. 6, 2). Закон жертвенной и жизнеутверждающей живоносной любви, которая есть забвение себя ради другого, которая «долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине;все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит, никогда не перестает» (1 Кор. 13, 4-7). Любовь, которая делает человека богоподобным существом, раскрывается именно как забвение себя ради другого, то есть своего друга. Ради иного, который перестает ощущаться как нечто чуждое и посягающее на мое достоинство, мое имущество и прочее мое, с чем мне не хочется расстаться.

Забрать мое от другого, обычно мы согласны, но отдать свое щедро и бескорыстно другому, и в этом обрести его как друга своего, что заповедано христианам Самим Творцом, Промыслителем, Искупителем, Освятителем и Подвигоположником нашим Иисусом Христом: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22, 37-40), «во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними (Мф. 7, 12)», тяжело и, как правило, не нужно.

А Христос не только заповедал, но и всей Своей жизнью убедительно показал, что будучи Творцом и Промыслителем всего мироздания, Он пришел взаимодействовать с ним в истории в человеческом облике, но не для того, чтобы Ему служили, а чтобы Самому послужить всем (Мф. 20, 28). Это явление в реальности человеческого естества и есть откровение сущности подлинной Любви, которая «не ищет своего, не радуется неправде, а сорадуется истине» (1 Кор. 13, 6), и есть тот дар, который дается нам как спасающее от смертоносного себелюбия христианство, как радостоносная реальность, которую мы можем привлечь, принять вместить, удержать и дать возможность ей структурировать нашу жизнедеятельность – не по нашему вымыслу, а по Богу, по Христу, и так исполнять закон Христов: «Любите друг друга, как Я возлюбил Вас» (Ин. 13, 34).

Преподобный Макарий на своем примере показал и своим современникам, и нам как христианство формировало его в течение 84-летней земной жизни, здесь, на нашей Тульской земле и в такое непростое «смутное» время.

Он родился в период расцвета царствования Иоанна IV Васильевича, который в истории остался с прозванием Грозного. Пережил и кончину Грозного, и воцарение последнего Рюриковича, кроткого и прославленного в соборе святых Феодора Ивановича, затем Бориса Годунова, затем со всем народом претерпел страшное испытание голодом, который выкашивал всю центральную Россию. Потом налетела буря, – «Смутного времени», стершее с лица земли Годунова и его семью, Шуйских, «Боярщину», лже Дмитриев. Наконец и пришли внешние завоеватели поляки и стали насаждать свою католическую веру, уничтожая Православие и русский люд. Знал преподобный как народ поднялся по призыву святителя Гермогена, преподобного Дионисия Радонежского и Троицкого келаря Авраамия (Палицына). Как пошли ополчением из Нижнего Новогорода, сначала на Ярославль, а затем в Сергиев Посад и освободили Москву, как избрали на престол из рода бояр Романовых первого царя этой династии — Михаила Федоровича.

Исторический контекст, похожий на тот, что в начале ХХ века пережили наши бабушки, и дедушки: буржуазная и пролетарская революции, гражданская война, установление коммунистической диктатуры, уничтожение дворянства, офицерства, казачества, крестьянства, а затем и коммунисты стали уничтожать коммунистов – беспрестанный повсеместный концлагерь «Архипелаг Гулаг», в котором выживали немногие. Есть некая аналогия между тем периодом, в котором жил преподобный Макарий, чудом выживший после разорения поляками основанного им монастыря, разгона и убийства братии, оставшейся на пожарище.

У наших современников встает вопрос: может быть, вся радость, вокруг которой мы составляем торжество его памяти, состоит в том, что сумел он не только выжить в суровых условиях, но и прожить – 84 года? Может, в этом и есть то зернышко радости, вокруг которого мы собираемся, приходя к его святому образу или совершая паломничество в его обитель, к гробнице, где подспудно покоятся его честные нетленные мощи? Нет, не вокруг этого мы составляем наше ликование и духовное торжество.

Он так же, как и всякий христианин слышал от своего Спасителя Иисуса Христа призыв отвергнуться самого себя и, взяв свой крест, идти за Ним (Мф. 16, 24). Чтобы с Ним умереть для греха, и в этом обрести в себе живоносно действующим Христа как своего Подвигоположника и источника жертвенной любви.

Это и сделал в своей жизни преподобный авва Макарий. Основные вехи его жития нам указаны. Около 20-летнего возраста он обновил свои христианские крещенские обеты Богу отречься от сатаны, от всей гордыни и служения, и всех дел его, ибо по обычаю православному и тогда крестили в младенчестве. Когда же он пришел в зрелый возраст и понял, что христианство – это брань в самой глубине сердца, что мир, во зле лежащий, борется с законом совести, и, как закон греха присутствует, будучи разлитым во всех членах, – то в этой добровольной борьбе он сознательно обновил крещальные обеты доброй совести и принял монашеский постриг.

Преподобный Макарий сначала прошел все ступени в монастырском послушании, а когда пришел в зрелый возраст и набрался духовного опытного знания, то братия попросила его самого стать отцом и наставником для них. Тут пришли поляки и ту обитель, которую он вместе со всеми основал под Белевом, сожгли и всех согнали. Возвратившись на свое родное пепелище, авва, стал опять с Божьей помощью призывать благодать Господню и возрождать монастырь, и потихонечку собралась к нему братия. Однажды, удаляясь на молитву в лес, он услышал тихий человеческий голос, стонущий предсмертным стоном. У ствола большой сосны, у самого корня лежал и бредил враг – поляк, рядом с ним лежала его упавшая сабля. Недавно этой саблей он все уничтожал на своем пути, желая приобрести себе всяких благ земных, насилием и убийством неповинных и беззащитных. Заблудившись, потеряв своих спутников, бросивших его, он вынужден был умирать голодной смертью на чужбине. И что же делает преподобный Макарий, услышав, что враг просит пить? Казалось бы, вполне справедливо рассудить и по общепринятой житейской логике, и даже по ветхозаветному Закону – «око за око и зуб за зуб» (Исх. 21, 24, Втор. 19, 21), пройти мимо, оставив все на волю случая. Но, научившись в опыте своей христианской жизни любить другого больше, чем самого себя, он видит в человеке не внешнее его обличие, но икону Божию. И это духовное зрение дает возможность осуществить то, о чем говорит апостол Павел – нести радостно тяготу другого (Гал. 6, 2). Святой Макарий, также, как Моисей (Числ. 20, 1-11), но в отличие от него без тени сомнения, ударяет своим посохом в землю, и из нее течет вода, оживляющая умирающего захватчика. До сегодняшнего дня этот макариевский источник течет и подает исцеление тем, кто ищет познания истины – жертвенной, бескорыстной, самозабвенной любви к людям ради Христа.

Поэтому ныне в молитвенном общении с преподобным то, что наполняет внутренний мир каждого из нас, выражается умиленными словами церковного песнопения: «Ублажаем тя, преподобне и богоносне отче наш Макарие, Жабынския обители похвало и всея Тульския земли духовное благоухание, наставниче монахов и собеседниче ангелов».  Аминь.