Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Христос Воскресе!

Ныне нам, собравшимся ради того, чтобы обрести в своих повседневных жизненных обстоятельствах земного бытия реальную возможность живой встречи с Подвигоположником нашим Спасителем и Господом Иисусом Христом и не только логической разумной своей способностью воспринять слово Его благовестия, но пережить и всей полнотой природных духовно-душевно-волевых, эмоциональных, чувственных человеческих возможностей, которые вовлекают в себя и самое движение нашего тела,  ощущение органического единства с Ним, не только духовную близость с Ним, но и органическое единство единокровности и со́телесности Ему в Евхаристии, ради дальнейщего раскрытия единомыслия, единонравия, единодушия и единодействия с Ним и в Нем со Отцом и Святым Духом.

Для этого нам нужно не просто собраться вместе ради формального исполнения обещания Господа: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20), но нужно к этому еще и подлинно пережить в себе то, о чем мы сейчас будем слышать и что будет исповедовать от всех нас исполнением текста Херувимской песни наш хор. Этим песнопением, имеющая ум Христов (1 Кор. 2, 16), духовная наша Матерь – Святая Церковь призывает нас быть здесь и сейчас по состоянию своему равноангельными, соо́бразными огнезрачным Херувимам. Призывает нас Церковь ощутить себя не только биологическими существами, ищущими прежде всего помощи в исполнении своих насущных плотских жизненных потребностей: что есть, что пить и во что одеться (Мф. 6, 31), но подобно всецело преданным ответной любовью к Богу пламенеющим непоколеблемой верностью и преданностью всеблагой воле Триединого Бога Херувимами прежде жаждущих приобщения Царства Небесного (Мф. 6, 33).

Не хватает разума, не достает сил, не подберешь слов, чтобы в повседневной суете нормально и радостно осуществить свою жизнедеятельность по-христиански, добросовестно и доброкачественно, то есть равноангельно. И поэтому приходим мы ко Христу попросить Его помощи. А Церковь возводит нас вслед за Христом в более высокое духовно-нравственное состояние, говорит о том, что, находясь здесь, в Божием доме и братском молитвенном общении, всякое житейское попечение нужно отложить и доброхотным усилием воли, по любви к Триединому Богу войти в состояние, которое ра́вно состоянию Ангелов, имеющих пищей своей исполнение воли Божией и потому всегда видящих Лицо Отца Небесного (Мф. 18, 10) и в Нем зрящих всех боголюбцев.  Когда они всеблагую волю Божию исполняют, то пребывают в полноте радости и счастья, то есть соо́бразного Богу благобытия. И именно это равноангельное переживание и мы призваны испытать в настоящем молитвенном евхаристическом благодарении Творца, Промыслителя, Искупителя и Освятителя нашего, мотивацией которого является не получение только земного благополучия, а пробуждение равноангельных решимостей, желания во всем и всегда исполнить всеблагую волю Божию.

Поэтому о нас хористами нам поется: «Иже Херувимы тайно образующе», то есть те, которые  в этом собрании сейчас собою таинственным образом, реально, но невидимо для глаз других, зато видимо для очей Божиих, для очей небожителей и своего внутреннего человека (Еф. 3, 16) изменяются в ангелоподобных боголюбивых существ, когда ум, воля, творческая энергия свободно ищут познать волю Божию, радостно-ликующе проявить ее в своей жизнедеятельности. Ради таковых Господь среди нас теперь беседует с нами так, как Он беседовал с учениками во время Тайной Вечери, потому что мы и являемся сегодня теми, кто осуществляет себя в восприятии и переживании совершенной в Сионской горнице Иерусалима пасхальной Тайной Вечери.

Тогда осуществилось то предвечное смотрение, которое Бог предусмотрел о творении во всем его многообразии и о каждом из нас с вами (Быт. 1, 27), для того, чтобы все могли войти в неразрывноое единство жизни Трех Несозданных Собезначальных Божественных Лиц — Господа Бога Саваофа, Святой Живоначальной Троицы, Отца и Сына и Духа Всесвятого – Господа бесплотного ангельского воинства. Для этого Единому от Них, Единородному Божию Сыну благоволением Бога-Отца и содействием Святого Духа Своим же доброхотным самодействием надлежало не просто воспринять в Себя единую и общую всем людям человеческую сущность и Самим Собой возглавить как весь род человеческий, так и весь поток истории мироздания. Надлежало Ему принять на Себя, не ведущему греха (2 Кор. 5, 12), ради нас, чтобы мы могли бы взойти в полноту богообщения (1Пет. 1, 13), следствия нашей падшести, плоды уклонения нашей воли от радостного и свободного послушания воле Божией, то есть добровольно подчинить в Себе Самом Свое человеческое естество нашим искаженным грехолюбием свойствам: болезненности, тленности, биологической смерти, для того, чтобы в Себе Самом все подчинить Своей совершенно богоподобно действующей человеческой воле, неизменно и неразлучно соединенной в Нем с общей всеблагой волей Триединого Божества.

Так, получив всякую власть на небе и на земле (Мф. 28, 18), Господь Иисус Христос Своей Богочеловеческой жизнью, Крестом, смертью, Воскресением и Вознесением в Себе Самом как в Главе (Еф. 4, 15), как в начатке всей человеческой сущности (1 Кор. 15, 23) выработал преизбыток жизни (Ин. 14, 6), противоядие против введенных падением прародителей греха и смерти (Рим. 6, 23), умножаемых их потомками.

Он, по воле Божией совершая Свое ради нас уничиженное служение, совершенным послушанием Отчей воле до смерти крестной, свободным ке́нозисом, то есть истощанием в славе (Фил. 2, 7-8), показал всю силу любви Отчей к Своему соо́бразному (Быт. 1, 26) падшему творению. Христос Господь явил Себя за́кланным от создания мира Агнцем Божиим (Ин. 1, 29) – Мужем скорбей (Ис. 53, 3). Первым проявил в условиях времени и пространства в человеческом естестве благоприобретенную в послушании Небесному Отцу непадательность, которая впервые давала возможность нам, единосущным с Ним по человечеству, быть органически соединенными с Ним (1 Кор. 6, 17), и получить в Нем достоинство детей Божиих по благодати (Ин. 1, 12) усыновления Отцу всех и всего (Еф. 1, 5), как сказано в Писании: «Ибо и освящающий и освящаемые, все — от Единого; поэтому Он не стыдится называть их братиями, говоря: «Возвещу имя Твое братиям Моим, посреди церкви воспою Тебя». И еще: «Я буду уповать на Него». И еще: «Вот Я и дети, которых дал Мне Бог». А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола, и избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству. Ибо не Ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово. Посему Он должен был во всем уподобиться братиям, чтобы быть милостивым и верным Первосвященником пред Богом для умилостивления за грехи народа. Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2, 11-18).

И для того человеку, который ищет по любви ко Христу быть в единении с Ним, единосущный Отцу и Сыну, Дух Святой сообщает энергии Триединого Божества в личном общении с христолюбцем, ради доброхотно им приобретенного исполнением евангельских заповедей христоподобия. То, что Утешитель Дух Истины имеет в полноте Триединой Божественной славы, может быть Им подарено христопобедному (1 Кор. 4, 16) боголюбцу и пережито каждым из нас по закону межличностного общения по доброхотному сходству, как наше собственное переживание в образе нашего мышления, творчества, жизни. Таковая наша жизнедеятельность становится совершенно богоподобной, а это есть вечная жизнь, жизнь в неразрывности общения с Тремя Несозданными Лицами Бога в образе восприятия и внутреннего переживания гармонической согласованности всех наших природных сил и свойств с нетварными действованиями Живоначальной Троицы (2 Пет. 1, 4) и с теми, кто с Ней соединен: с ангелами и всеми святыми, потому что они добровольно, самовластно-свободно живут в абсолютном согласии с Триединым Богом.

И поэтому Подвигоположник наш Господь Иисус Христос – Первенец Воскресший из умерших (1 Кор. 15, 20) говорит о том, что такое есть жизнь вечная: «Да знают Тебя, Единого Истинного Бога и посланного Тобой Иисуса Христа» (Ин. 17, 3). Это познание осуществляется конечно и нашими способностями, но не только ими, а содействующей им Божией благодати. Не без нас Бог спасает нас, но с нашим участием. По силе нашего доброхотного христоподобного жительства Духом Святым личностно мы можем благодарно принять и усвоить нетварный Божий дар, изнутри, и творчески наполнить его даром ответной нашей любви и верности Богу.

Такого переживания Бога, в межличностном общении по сходству и подобию, и апостолы ждали от дня Христова Вознесения десять еще дней, как Господь и Учитель им заповедал, не отлучаться из Иерусалима и ожидать обещанного от Отца. Потому что, когда Он, от Отца исходящий Дух Истины (Ин. 15, 26), придет как Утешитель, Он возьмет все, от Меня (Ин. 16, 15), и изнутри будет учить вас тому, что есть жизнь вечная, да знают Единого Истинного Бога и посланного Им Иисуса Христа. Но чтобы мы могли понести этот дар Божий, первое, что нам необходимо — сердцем почувствовать, умом своим осознать, не кривя совестью поставить себя пред Распявшимся за нас и Воскресшим Христом Господом нашим. Затем должны прочувствовать погибельность своего действительного состояния.

И поэтому за этой Божественной Литургией мы благоговейно и усердно будем просить у Господа благодати, чтобы даровалась нам Его сила, чтобы Богочеловеческий иммунитет был бы нами усвоен, чтобы мы всегда жаждали, чувствовали, что все благо исходит от Него, и как дети ходили бы пред лицом Божиим во взаимной к Нему любви и благодарности, и верности. Тогда в нашей жизни опытно будет действовать полнота Богочеловечества. Для этого даруется нам каждая Божественная Литургия, для этого каждый день солнышко всходит и заходит, чтобы привести нас к подлинному смысловому и бытийному центру, да явится в нас опыт, воспеваемый в Херувимской песни: «И́же Херуви́мы та́йно образу́юще, и животворя́щей Тро́ице трисвяту́ю пе́снь припева́юще, вся́кое ны́не жите́йское отложи́м попече́ние». И как Царя всех, Тебя, Христе, распятого и воскресшего, чистотой наших сердец мы поднимем вместе с Ангельскими силами во многоголосии, и в гармонии единодушия, единодействия и однозвучия будем воспевать Троице единосущной и нераздельной песнь: аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя. Аминь.