Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Христос Воскресе!

В священное сорокодневие Пасхального торжества, когда Матерь-Церковь всем укладом церковной жизни дает возможность верующим во Христа распятого и воскресшего насытить движения своих мыслей, желаний, чувствований и телесных ощущений светозарными и радостоносными благодатными дарами, что принес Своим служением среди нас  во время земной Своей жизни воплотившийся для нашего спасения Единородный Божий Сын. Изгнав Своей добровольной неповинной смертью из единого и общего Ему и всем людям естества человеческого смерть, не в том смысле, что прекратил ее существование как факт в биологическом развитии человеческого организма, а в том смысле, что Своим Воскресением положил ей исторический предел, чтобы она не была концом движения всего созданно существующего, потому что в любом процессе конец, по пословице, есть «всему делу венец», воскресший Господь сотворил для человеческого рода в Себе Самом новое жизнеутверждающее начало (2 Кор. 5, 17), чтобы введеное нами через грех разделение во времени и пространстве души от тела с последующим истлением в прах не стало конечным пунктом в существовании каждого конкретного человека. Господь Иисус Христос, в Себе Самом добровольно осуществив биологическую смерть, позволив потенциально присущему человеческому естеству ограниченному тварному действию разлуки во времени и пространстве устремиться в Нем Самом до несозданной и беспредельной бесконечности Божества и самоистощиться, преобразил ее в «сон всей земли».

Никто же из нас не протестует против того, чтобы в своем биологическом развитии в течение суток мы имели бы время, которое называем сном, по ощущению не тождественному бодрствованию, но при этом не являющимся уничтожением человека, а лишь образом существования и действования. Так и Христос, возглавив Собой человеческий род,  впустив смерть в единосущное у Него с нами человечество, всему человеческому естеству Своим Воскресением, как Первенец из умерших (1 Кор. 15, 20), передал способность воспринимать биологическую смерть не как конечный предел, которым все венчается, а преобразовал его в новое начало (2 Кор. 5, 17), в котором открывается дверь в новое качество существования, когда тленному надлежит облечься в нетление, смертному облечься в бессмертие (1 Кор. 15, 52), и тому, что плотское и душевное стать в своих действиях духовным.

Но в опыте нашей повседневной жизни, благодаря тому что после грехопадения в раю Господь наложил на наше естество кожаные ризы (Быт. 3, 21), мы не имеем возможности ощущать, переживать и осмысливать все так, как оно есть на самом деле. Даже в явлении окружающего нас физического мира мы воспринимаем все совсем не так, как оно есть действительно по истине. У нас солнце всходит и заходит. Когда оно есть, звезд нет и наоборот?! То, что мы принимаем за действительность в окружающем нас мире форм, как говорит нам современная наука, это только 4% материальной реальности, а 96% ее недоступно нашему чувственному восприятию. Если бы мы сейчас видели то, что есть с нами на самом деле, мы бы видели свой телесный организм, сияющим как солнечный диск. Он на самом деле есть пламя огненное, движение энергии, в котором одна форма ее переходит в другую, при этом элементарные частицы, называемые нейтронами, пронизывают нас насквозь, как решето, а мы этого ничего не чувствуем. А все, что недоступно сейчас для нашего восприятия, откроется во мгновении, при последнем земном нашем вздохе, благодаря неразрывной связи самосознающей личностной инаковости нашего «я» со всем обладаемым нами телесным составом, а через него и всем космосом.

Тогда увидим все так, как оно есть. Подобно, как просыпаясь, начинаем ощущать то, что было во сне как нечто прошедшее, но уже не важное, что можно просто забыть. Так же наша теперешняя жизнь, средне-арифметически длящаяся семьдесят, аще в силах восемьдесят лет (Пс. 89, 10), (некоторые живут до ста с лишним лет), кажется долгой, однако она вся подобна мгновению. Но осознание самого себя самим собой и ощущение того, что я есть и должен быть, и при этом есть иначе, чем мое тело и все остальное в окружающем мире, это ощущение остается неизменным. Во сне же теряем ощущение неразлучности взаимопроникновения всех телесных действий и чувств. Кажется, все вместе: и тело, и душа, но четкого осознания нет. Так и по биологической смерти до всеобщего Воскресения. Во всеобщем же Воскресении мы ощутим опять все, как сейчас воспринимаем в неразрывном взаимопроникновении функций невидимых мыслей и чувств видимого тела. В зависимости от того, как мы привыкли строить свои отношения со всеблагим Богом, будут по Воскресении и наши восприятие, и ощущения: или в радость или мучение. В зависимости от самовластно нами достигнутого сходства или не сходства со Христом. Как бывает в человеческом общении друг с другом, по сходству или несходству, симпатии или антипатии.

Сегодня мы видим пример в евангельской истории, открытой нам Христом – нашим Первообразом и Подвигоположником на примере одного человека, который был рожден слепым и уже в зрелом возрасте получил от Христа дар исцеления. Христос, пришел к нему в окружении толпы, и этот слепой незнакомец мог слышать из слов окружающих и догадываться, Кто к нему подошел. Слышал, как Подошедший плюнул на придорожную пыль и потом почувствовал, как Он, сделав мякиш из этой пыли, вложил в пустые глазницы, и сказал: теперь иди умойся в источнике Силоам. Самостоятельно слепорожденный не двигался, но у него был некто, помогавший ему,  приводя его каждый раз на это придорожье, чтобы ежедневно сидеть и просить милостыню. Работать-то он сам не мог, а родители его, хотя и были живы, но были из числа людей не состоятельных и поэтому, чтобы хоть как-то помогать семейному бюджету, понимая, что люди могут откликнуться с состраданием на такую беду человеческую, его туда и посылали с поводырем.

Так в сопровождении своего поводыря, он пришел, умылся и стал зрячим. Но исцеление было совершено Христом в субботу. И когда всем известный слепец стал зрячим человеком, сразу пошла молва: Тот ли это, которого мы знаем слепорожденным или он только похож на него? Одни говорят: такого не бывает на белом свете, чтобы прозрел слепорожденный, он только похож на него. Исцеленный же говорит: нет, это я, тот самый. Тогда, чтобы разобраться повели его к фарисеям, законоучителям, которые учат закону Божиему. И когда он сказал, что с ним совершил Иисус Назарянин, то те рассудили, что этот человек не от Бога, потому что Он не хранит субботу. Ибо есть заповедь, данная от Бога через Моисея, которая говорит: «Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой – суббота Господу, Богу твоему» (Исх. 20, 8-10). И как поняли Моисея люди, и как стали передавать понимание этой заповеди от одного поколения к другому? Поняли, что можно и нужно лениться, не работать. Если будешь работать ты прогневаешь Бога, а гнев Божий разразиться как гроза и не только тебя накажет, но повредит и ближайшему окружению.

О чем же на самом деле говорил Господь Моисею в заповеди? Он говорил, чтобы в повседневной заботе о своем биологическом выживании, которое добровольно отказавшись от послушания Богу в раю, избрали падшие грехом прародители человечества для себя и для всех своих потомков, хотя бы один день из седмицы люди посвящали бы правильному и для них жизненосному взаимоотношению с Богом, чтобы седьмой день исключительно посвящали Ему, сознательно исполняли Его заповеди, возрастали в ответной любви к Нему и через это имели опыт взаимодействия с Ним по сходству (Пс. 17, 26): в дружбе, доверии, как это было у Авраама (Евр. 11, 17), и так, как это было в жизни у Иова многострадального, у Моисея и других пророков с Богом. Хотя бы один день в неделю, причем это нужно не для Бога, а для блага человека. Ведь Бог всеблаг и вседоволен и ни в ком не нуждается, а человек во всем зависит от Божией благости, Божией милостью и любовью живет, движется и существует (Деян. 17, 28). В законе Моисея указано богозаповеданное действие, которое как ключ раскрывает неправильность формального внешнего обрядового, по-язычески магического воспринятия Божиих заповедей. В субботу, когда нужно хранить покой, если придётся она на восьмой день после рождения мальчика, его должно, не дожидаясь другого дня, ввести в круг завета народа Божия, совершить над ним обряд обрезания (Быт. 17, 10-14) крайней его плоти, должно составить праздник, как христиане в Новом завете составляют торжество в день крещения младенца и мужского, и женского пола.

Почему? Потому что самое главное в жизни людей — иметь возможность начать идти путем дружбы отца всех верующих Авраама (Быт. 17, 4) с Богом, нужно положить начало этого пути: В Ветхом завете в день обрезания, а в Новом Завете в день крещения. Вот ради чего дается жизнь: вырасти в меру друга Божия (Еф. 4, 13). Однако об этом забыли, запомнив только: ни в коем случае в праздник не стирать, не мыть, ничего не делать. Ленись, сколько хочешь и радуйся, потому что ты этим исполняешь заповеди Божии. Господь же сказал, что надо этот день освящать, его нужно наполнять реальным Божиим со-действенным благодатным присутствием Бога в человеческой жизни по закону межличностного общения, по сходству с Ним (Пс. 17, 26), чтобы не оскотиниться (Пс. 48, 13), чтобы все наполнилось благодатью: и мысли, и желания, и чувства, и тело, и дом, и всех, кто вокруг человека. Через слово Божие, которое человек может воспринять, слыша, и осуществить его в своей жизни, воплотив в конкретные дела: через молитву, через исполнение заповедей, верующий и верный Богу друг прежде перестает в праздник добывать своекорыстие, а готов сделать добро во славу Божию и на радость, и пользу людям. Поэтому святой Григорий Богослов говорит, что человек даже одним милосердным отношением к другому человеку, действием этого милосердия являет богоподобие. Бескорыстно помочь другому человеку, по примеру жизни всех святых, призывающих нас: становитесь богоподобными, спешите делать добро. Коль скоро по природе благ только Бог, то всякий, осуществляющий благо человек, проявляет в себе Божественные действования, Божественные свойства, становится по подобию жизнедеятельности богом для того, кому он их обращает.

Истинно добродетельный человек становится богом не по существу, ибо невозможно сущности человеческой измениться в Божественную, но по образу действования, по благодати, по со-причастию, сходством действования. Из евангельской истории мы видим, что происходит в окружении слепорожденного. Фарисеи заявляют, что человек, который не соблюдает субботу — не от Бога. Слепорождённый говорит, что если Он не от Бога, то как Он даровал мне живые глаза из грязи?  Мы из Писания научены, что человек, который не чтит Бога, есть грешник, и Бог его не послушает. А кто же когда слышал и видел, чтобы слепорождённому, а не утратившему зрение оно было не возвращено, но впервые дано?!  Вся толпа видела и слышала, что Иисус плюнул в придорожную пыль и эта придорожная земля стала живыми глазами?! Сделанное Им показывает, что Он есть Тот, Кто вначале сотворил из земли человеческое существо и вдунул в него дыхание жизни и стал человек душою живой (Быт. 2, 7).

Из закона Моисеева все знают, что Бог заботится и о народе Своем, и о животных. Так, если у вас осел или какая иная скотина упадут в ров в день субботний, вы что не вытащите ее оттуда, оставите целые сутки там мучаться? Вы же знаете, что без помощи она погибнет. А причинить себе урон никто не захочет, предпочитая нарушить заповедь, но не понести убыток, о чем сказал Господь Иисус: «Лицемер! Не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить» (Лк. 13, 15)? Поэтому, если восьмой день жизни мальчика придется на субботу надлежит обрезывать его, потому что этот человек входит в начало пути соединения с Богом. «Отец Мой доныне делает, и Я делаю», — говорит о Себе Христос (Ин. 5, 17). И после того, когда исцеленного слепорожденного прогнали, то Сам Христос позднее подошел к нему специально и спросил: скажи мне, ты веришь в Сына Божия? Этот вопрос адресован и к каждому из нас. Только что все мы свободно, чётко, ясно, твердо и единодушно громко ответили на проповедь Церкви о том, что Христос воистину воскрес! Теперь воскресший Христос на примере этого человека, который опытно, как и мы в жизни Церкви через участие в Таинствах церковных, через исполнение заповедей, имеем, какое-то особое отношение, переживание Христа Богочеловека, Который пришел к нам и спрашивает у нас: «А ты веришь в Сына Божьего?». И в след за исцеленным слепцом, и мы спрашиваем: «Скажи мне, Господи, Кто Он?». «А ты видел Его, Тот, Который сейчас говорит с тобой – это и есть Я». И исцеленный сказал: «Да, Господи, я верую», — и поклонился Ему.

Из евангельской истории мы видим, что исцеленный слепец дело Божье воспринял не только радуясь тому, что стал здоров. Он получил прозрение внутреннее, духовное. Он боролся совестливо за правду, зная, что за это ему грозит наказание и могут посадить и в тюрьму, и изгнать его из общины. А он говорит твердо, что Иисус Назарянин не меньше, как пророк; ибо, не слушает Бог грешных. И недавний инвалид, нищий попрошайка восстает против неправды и борется за правду с власть имущими, и получает от людей изгнание и даже родители боятся поддерживать его. И когда Истина ему открывается внутри его сердца, то живое ощущение дает ему знание, что те, которые Христовы, могут распинать свою плоть со страстями и похотями (Гал. 5, 24), ибо благодать Святого Духа дает им такую силу и такую возможность.

И нам сегодня задан этот вопрос от Христа: «А ты веруешь в Сына Божьего?». И нам нужно дать на него ответ, как мы верим, по ветхозаветному, чтобы нас не наказали в этой жизни ни громами, ни молниями, ни потопами, как сейчас Европу всю залило, или пожарами, как три года назад было? Поэтому мы свечи ставим или действительно хотим вырасти в меру друга Божия, в полную меру Христова возраста (Еф. 4, 13)? Поклоняемся ли мы каждым мгновением своей земной жизни, мыслями, желаниями, движением сердечных своих чувств и плоти нашей, поклоняемся ли Господу, чтобы всегда и везде исполнять Его волю? Или будем делать все наоборот, заказывать молебны, ставить свечи, посты соблюдать, как положено, но для земного своекорыстия? Очень важно не просто формально — правильно на святое свидетельство Церкви о том, что Христос воскрес ответить публично: воистину воскрес! Но более значимо внутри себя свое произволение наполнить любовью ко Христу распятому и воскресшему, войти в самоотверженную (Мк. 8, 34) реальную с Ним дружбу. Это и есть верный поклон Ему на всю нашу жизнь.

Этой благодати сегодня мы и будем просить у Воскресшего Подвигоположника Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа, и Он нам ее будет дарствовать чувственным образом в Таинстве Евхаристии и приглашать, чтобы мы, во оставление грехов, с благодарностью благоговейно принимали Его Животворящие Тело и Кровь, чтобы не хотеть грешить. И вы почувствуете, от раза к разу как изнутри будет действовать сила, удерживающая от порока, и дающая силу быть верным Христу. И да сподобит нас Господь этой милости и таковой небесной благодати здесь, в земных условиях нашей жизнедеятельности, чтобы в ней славили мы великое имя Святой Троицы, жили и действовали во славу Божию и на радость людям. Аминь.  Христос Воскресе! Воистину Воскресе!