Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Только что Спаситель и Господь наш Иисус Христос во исполнение Своего непреложного обетования, когда сказал, что там, где двое или трое соберутся во имя Его, Он будет посреди них (Мф. 18, 20), ради нас, оставивших в данное время всякую другую жизненную заботу, всякий другой свой жизненный интерес и поиск, потому что есть в нашем сердечном чувстве, во внутренней нашей жизни некая сверхземная жажда, потребность, которая заставляет забыть о том, что сегодня еще один последний погожий осенний денек. И понять в чем смысл всех смыслов в нашей жизни, зачем эта суета, толкотня, непрестанная круговерть поиска того, что есть, пить, во что одеться, как избежать «черного дня»? В конце концов, для чего все это? Неужели, чтобы задержаться здесь на полвздоха подольше своих современников, прежде чем все оставить людям?

И понимаем, что найти ответ на этот вопрос, только исходя из доступного повседневного эмпирического опыта, невозможно. Можно понять только одно, что все, что мы видим вокруг себя, имеет свое начало, не самобытно и видимым образом имеет и свой конец, который замкнут в круг беспрестанного перехода одной формы энергии в другую при сохранении изначальной данности сути мира. Только что, казалось, был конец: зима своей полумертвой, полуживой долготой уничтожила лето и осень. Но проходит какое-то время, и что было концом опять оказалось началом. Пришла весна и сегодня распустился цветочек, потом завял, а из него явилась завязь, а из завязи плод, а из плода упало семечко. Листочки опали и стали для него навозом. Это семечко во взаимодействии с окружающей средой перестало быть самим собой, и опять явилось деревце и цветочек, и завязь, и плод и опять семечко. Так это все круговращается беспрестанно.

Однако на этом не может успокоиться ни наша мысль, ни воля, ни чувство. Потому, что мы кроме движения по кругу обмена веществ знаем и опыт другой данности, в нас внутренне пребывающей — постоянной неизменности нашего «я», нашей уникальной самоидентичности с рождения и до последнего вздоха. Мы способны личностным образом воспринять все окружающее нас многообразие видимого и невидимого мира в природно сущностном его единстве и уникально выразить пережитое не только участием в общем биогеоценозе, но и в межличностном общении с Тем, Кто является Началом (Ин. 1, 1-3) и конечной Целью (Откр. 1, 8) всего созданно существующего, от Которого все получает свое движение и через Него все к Триединому Дародателю – Богу, естественно устремляется (Евр. 2, 10), восприняв в начале существование, а затем достигая благобытия и присноблагобытия.

Достигнуть же последнего, то есть полноты взаимодействия можно только, когда конкретный человек разумно доброхотно в благодарной признательности ответной любви придет к Триединому Богу, не просто в естественном движении, по установленным Создателем природным законам, а сознательно — доброхотно, по закону межличностного общения по сходству (Пс. 17, 26). Поэтому мы ищем не просто ощущения существования, но достижения благобытия. Нам нужно счастье. А счастье бывает только тогда, когда одна личность открывается другой в таком самоопрозрачнивании себя друг перед другом, в таком самозабвенном доверии друг другу, в котором возникает взаимопроникновение, именуемое взаимной самозабвенной любовью. Когда так самозабвенно в общении взаимодействия личностных инаковостей проявляются все наши природные способности, тогда приходит счастье и оно из нас сквозь все возможные наши забрала преизливается, веселя и радуя все вокруг. И когда мы действительно бываем влюблены и подлинно любим, то всем становится хорошо, не только любящему и любимому, а и всем вокруг, все веселятся, все радуются. Мы не можем это сокровище утаить.  Нам хочется всех позвать, всех пригласить. Потому собираем на свадьбы такое количество людей! Все приходите в гости, всем рады, любовь радостотворна, радостоносна и полнотой жизни преисполнена.

Найти для себя такое состояние своего существования человеку можно не только и не столько в общении с себе подобными людьми, что бывает, но не так часто и, к сожалению, не долго. Даже по началу внешне благополучным парам не всегда хватает сил потом дальше остаться в светлом состоянии гармонии, сохранить и умножить счастье. Это потому, что мы не из самих себя, не сами собой существуем, мы не самобытны, мы действительно имеем начало в Том, Кто все это задумал, устроил и Кто дает всему бытие и силы к существованию, сохраняя и направляя все к полноте благобытия (1Кор. 15, 28), то есть к Самому Себе и в Себе и через Себя к Живоначальной Троице, Которая есть Любовь (1 Ин. 4, 16). А мы этого не чувствуем и не понимаем, живем в богозабвении.

И только, когда взаимной любовью приблизимся к Триединому Богу и войдем с Ним в личное общение по доброхотному сходству, мы узнаем, что Он не не́что непонятное, абстрактное, а Он — живая личность, Он такая же абсолютно уникальная самосознающая Инаковость, как и каждый из нас. Проявляющий Себя в единстве общей сущности Своего естества и множественности – Троице Своих Уникальных Ипостасей. И Он ищет того, чтобы мы, имея от Него вложенную в нас потребность самозабвенно влюбляться, не только реализовали ее в общении друг с другом, но, чтобы мы в Него влюбились (Втор. 6, 4-5; Исх. 20, 3).  И когда мы, действительно, как сейчас, сознательно предпочли Его всему остальному, отодвинутому на задний план, тогда раскрывается внутри нас опыт взаимной любви.

Так, сейчас Господь пришел к нам и говорит, так же как с Его современниками два тысячелетия назад, и мы вместе с ними внимаем смыслу услышанного из священной евангельской истории и ощущаем внутренний отклик на суть сказанного. Через своего апостола и евангелиста Иоанна Богослова Господь Иисус Христос открыл нам как любит Бог Свое творение, как любит Отец небесный мир, что Сына Своего Единородного дал, чтобы никто из верующих в Него не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3, 16), чтобы мир был спасен этим даром Бога, через возможность получить во Христе и Им создаваемой Церкви новый образ существования (2 Кор. 5, 17). Ведь мир личностных существ, наш мир людей, Богом сотворен так, что он не может существовать абстрактно, безличностно, но конкретизировано в уникальном властном обладании каждого из нас. Весь мир, весь космос существует воипостасизированно, будучи воспринят в личность каждого из нас как наше имущество, которое Господь через родителей нам подарил вместе со всей Вселенной, как продолжение нашего собственного физического организма.  И когда мы это понимаем, то как естественно нам, сказать маме с папой «спасибо» за возможность жить с ними, видеть как солнышко всходит и заходит, как дождики омывают землю и она наполняется радостью жизни, как чередуются времена года, как люди младшие от старших учатся благодарить источника всех благ — Бога и жить в братолюбии и согласии, служить друг другу в радости и в беде. Покуда есть такое взаимоотношение, есть счастье.

Но как только ребеночек решит, что самодостаточен и ему обуза быть благодарным к родителям, то вместо радости и счастья его охватывает обида, мука, зависть, раздражение и смерть. Это – потому, что сами по себе, как тварные существа мы имеем характеристическое свойство изменчивости, текучести. Оно — неполнота. А Бог есть — живая Полнота. И, рождаясь с устремленностью к Нему, мы принимаем от Него не только дар существования, который качественно постоянно меняется и течет, но и неизменную личностную самоидентичность, как эхо Его голоса, вызывающего нас из небытия к бытию в качестве выявителя уникальности Божьего личного отношения конкретно к каждому из нас. В межличностном общении по доброхотному сходству во взаимодействии эта синергия межличностного общения по подобию и есть твердая основа нашего подлинного счастья, нашего благобытия, устремленного к присноблагобытию (1 Кор. 15, 28), то есть нашему обо́жению.

Для достижения нами этой цели, Отец Небесный посылает в этот мир Своего Сына, Который по исконной природе Своей единосущен Отцу и Святому Духу, но личностно полнота Божества в Нем пребывает и действует Своим, только Ему уникально присущим образом предвечного от Отца рождения. В воплощении через восприятие к Своему исконному Божеству единосущного со всеми людьми человеческого естества, Он пришел в этот мир и жил в нем природно, психо-соматически, как и мы живем, но только безгрешно, чтобы в Нем Самом и через Него этот мир получил возможность существовать не только как в каждом из нас по-своему, а и необычайно уникально во Христе-Богочеловеке, в Котором вся полнота Божества пребывает телесно (Кол. 2, 9).

Когда Он в Себя, как и каждый из нас, принял всю богозданную вселенную, то в Себе Самом обо́жил всю созданно существующую реальность, совершенным же послушанием Своей человеческой воли всеблагой Божией воле даже до крестной смерти (Фил. 2, 8), исцелил нашу тленность и уничтожил в Себе Самом нашу смертность, установив в природе мироздания закон Воскресения, преобразив биологическую смерть человечества, в «сон всей земли». Теперь, если мы предпочтем Христа всем прочим ценностям и органически соединимся с Ним в жизни Его Церкви, то сможем стать новым творением (2 Кор. 5, 17). Как прививается любая живая веточка к хорошему дереву (Ин. 15, 5). Так и мы по крещении получаем иной дар от Утешителя Духа истины – Благодать усыновления нашего во Христе Богу-Отцу (Ин. 14, 6; Ин. 17, 21). Тогда Бог и Отец всего (1Кор. 15, 28) для нас откроется не просто Отцом по названию, но начнем сознательно благодарно чувствовать, что Творец и Промыслитель — действительно наш Отец и Его любовью мы живем, движемся и существуем (Деян. 17, 28). Каждый из нас для Него не наемник (Лк. 15, 19) и не раб (Ин. 15, 15), а сын (Пс. 81, 6) и друг (Иак. 2, 21).

И нам хочется в ответной радости Ему рассказать об этом, хочется сказать Ему спасибо за этот щедрый дар жертвенной и живоносной любви. Тогда мы действительно поймем, что являемся новым созданием и живет в нас Христос (Гал. 2, 20). Вот о чем сегодня возвестил нам Господь. И, чтобы мы могли это осуществить в своем личном опыте, Он сейчас еще предложит нам опытно стать реально Ему единокровными и со́телесными в причащении Пречистых Его Таин. Для этого предпринят нами труд прийти сюда за опытом неразрывности нашей жизни с Триединым Богом, отчего у нас начнет появляться жажда почаще сюда приходить, обретая единомыслие, единонравие, единодушие и единодействие со Христом во Отце и Духе Святом. И мы будем общниками и наследниками вечной радости с Божьей Матерью и со святыми ангелами, и со святыми Божьими человеками, и друг с другом будем непрестанно славить великое имя Святой Троицы Отца и Сына и Духа Всесвятого. Аминь.