Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Со времен апостольских в первый воскресный день после праздника святой Пятидесятницы в жизни вселенской Христовой Соборной Церкви свидетельствуется как торжество отклика, явившегося в человеческом роде на дивный предвечный совет Триединого Бога, о мироздании. Прежде всех веков Три Несозданных Божественных Лица в полноте и глубине Своей пресущественной благости принимают самоохотное свободное решение сотворить человека по образу Своему и по подобию (Быт. 1, 26), не для того, чтобы осуществить некую, присущую Их Божественному единому благотворному естетству возможность. Не ради, как мы теперь сказали бы, упражнения в функционировании свойств всемогущего Божественного естества и уж тем более, никак не ради развлечения Своего и не для получения возможности восполнить некий недостаток через того, кого, замыслив, призывают из небытия к бытию для взаимодействия с целью своекорыстного благоприобретения, потому что нет в Боге никакого недостатка, как нет и не может быть ничего вынужденного.

Три Божественных Личности не просто творят, ради самого творческого акта как такового, но по превосходящей благости творят, умножая благо во вне Себя, творят иноприродные Себе существа для облагодатствования их во взаимодействии с Собой. И поэтому  соответствующим образом решают сотворить в гармоничном единстве многообразия созданно существующих форм бытия сообразное Себе человечество, как личностную множественность в единстве естества, то есть множественную самосознающую личностную инаковость в общении и общение в инаковости, чтобы персонально уникальные в единстве общего своего естества люди самовластно и доброхотно могли в этой соо́бразности Творцу обрести для себя возможность непрестанно раскрываться в подобии своему Первообразу, и чрез благоприобретенное богоподобие и самих себя,  и все то, что по дару Создателя имеют в себе как свое, и чем обладают во вне себя привести в единство жизнедеятельности с Богом-Троицей, собезначально существующим в единстве полноты Своей самобытной природы, творчески и промыслительно сообщая всему созданно существующему причастность Своим нетварным энергиям, то есть силам и действиям Своего пресущественного естества.

Отклик тех, кого Бог по всеведению Своему провидел прежде создания мира (Рим. 8, 30; Еф. 1, 4) невыразимо удивителен в красоте своего богоподобия! Это отклик тех боголюбивых друзей Божиих (Иак. 2, 23; Ин. 15, 15), кому открылось это всегда пребывающее в Боге знание. Это — дивное облако свидетелей (Евр. 12, 1) истины, о котором сегодня говорит святой апостол Павел (Евр. 12, 1), а прежде него возвещал пророк и псалмопевец Давид, по дару благодати провидевший эту великую красоту, возглашая: «Дивен Бог во святых своих, Бог израилев!» (Пс. 67, 36).  Дух Господень открыл боголюбивому духу святого Псалмопевца все многообразие людского отклика, объединенного в единстве гармонии христоподобия ответной человеческой любви и верности к своему Богу-Творцу, Промыслителю, Искупителю и Освятителю.

И Церковь с самого момента своего существования образом своего бытия в Боге, во Святой Троице славимом и поклоняемом, являет и прославляет великое множество людей разных рас и национальностей, времен и местностей, социального положения, мужчин и женщин, взрослых и детей, свидетельствующих о красоте и полноте своего уникального личностного  бытия и своего единомысленного, единонравного, единодушного и единодейсвтенного со́-бытия с Тремя несозданными Божественными Личностями и в Них со всеми доброхотно уподобившимися Им. И это свидетельство выражается в краткой форме в одном из прекраснейших по полноте своего содержания и по краткости выражения этого содержания священнических возгласов: «Яко свят еси Боже наш и во святых почиваеши и Тебе славу воссылаем Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков, аминь».  Воистину так! Это — подлинная истина! Как же возможно человеку, приходящему из небытия в бытие в этот мир, зачинаясь в беззакониях и рождаясь во грехах (Пс. 50, 7), войти в осуществление такого Божия призвания?

Никогда никакой бы человек не смог своими собственными силами осуществить такого. Даже первозданные прародители наши Адам и Ева, еще не знавшие греха, еще естественно имевшие в себе потенциально все многообразие богозданных непорочных природных сил, устремленных к поиску богоподобия, сами по себе не имели в самих себе достаточной силы к тому, чтобы осуществить свое призвание. Только в силу того, что они чувствовали участие в себе заботы и попечения Бога, они в меру самохотной естественной верности чувству ответной благодарной любви познавали то, что Бог изливает из Себя Свою творческую энергию, которая дает  и сущность и ипостась как всему созданно существующему  многообразию, так и человеку, который возглавляет собой все многообразие миробытия́.

Богозданные прародители человечества знали, что Дух Господень дает возможность их человеческому духу, по мере их взаимной любви и верности Богу, двигаться в исполнении жизненосной и жизнеутверждающей воли Божией, наполняясь приобщением действиям Божией благости. При этом знали, что невыразимо многообразное благое действие Бога в общении с ними не является для них насильственным и неизбежным. Оно открывается как призвание и изливается, и действует в них только тогда, когда они свободно — самохотно бывают послушны этому призванию. Спрашивается: когда же возможно непорочному и безгрешному человеку быть послушным в самовластной свободе такому Божию призванию: «Будьте святы, потому что Я свят» (Лев. 11. 44 — 45; 1 Пет. 1, 16), «будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48)?

Только одна способность в нашем человеческом духе и в нашей самовластно движимой свободе довлеет к осуществлению подобного действования. Эта способность называется самозабвенной любовью. Только эта сила в свободном человеческом духе отвращает его от самого себя, от всего того, чем он по дару всеблагого Создателя обладает, давая способность одновременно видеть подарок и Дародателя, и возрастать ответной благодарностью. Только бескорыстная любовь подвизает пламенеть в отдаче Тому, в Кого влюблен всей душой, всей силой, всей крепостью своей (Мк. 12, 28), чтобы устремлять к Любимому все, что есть с радостью, без всякого обращения назад, которое может превратить живое существо в «соляной столб» самости, как это было в истории с женой Лотовой (Быт. 19, 26).

Нет, любовь не знает взора вспять, любовь, будучи крепка как смерть (Песн. 8, 6), всегда неудержимо стремится, самозабвенно ищет своего возлюбленного, а не собственно своего (1Кор. 13, 1 – 7), вся воспламеняясь, сжигает все, что есть в себе, все отдавая силе огня, лишь бы только не потерять и не забыть любимого. И нет для человека бо́льшего счастья, чем так осуществлять самого себя самозабвенной любовью перед лицом Святой Троицы и ждать ответа от Него. И этот ответ приходит чудесным образом. Помните, апостол Петр спрашивал: Господи, мы ради Тебя оставили все, что есть в этом мире: обычную жизнь с привязанностью к семье, своему имуществу, своей земле как к Родине, возможности творить, созидать, это все мы оставили. Что же будет нам? (Мф. 19, 27). Мы слышим ответ Господень и апостолам, и всем, которые пожелают идти вслед за ними и также будут пламенеть неугасимой любовью ко Христу, в которой будут сгорать, ради того, чтобы все вы́плавилось в самозабвенную любовь к Богу.

Такой друг Божий (Ин. 15, 15) «получит жизнь вечную» (1 Ин. 5, 13): опытное знание единого истинного Бога и посланного Им Иисуса Христа (Ин. 17, 3) в Духе Святом (Рим. 14, 17). Не знание о Боге, а знание Бога, ибо: никто не знает Отца, только Сын, и, кому Сын желает открыть (Мф. 11, 27) в Духе Святом. О Боге можно рассказать, прочитав Библию, жития святых, богословские труды, но познать Бога, опытно пережить общение с Ним по рассказам никак невозможно. Так же как и о любви можно немало рассказать, прочитав художественную литературу и посмотрев фильмы,  но познать ее удается только, если сердцем воспламениться любовью, заболев ею, отдать ей и самого себя и все, что есть у себя, ощущать как ее присутствие, так и ее действие, ее жар в единстве дыхания и движения всей своей сущности в горении религиозной жизни в богообщении с живоначальной Троицей по закону сходства в межличностном взаимодействии. Это возможно только, когда Сам Бог придет на встречу к Своему созданию (Ин. 1, 14), самозабвенной любовью ищущему своего Творца.

Придет Господь для того, чтобы Самим Собой возглавить все человечество и через него все мироздание фактом Своего вочеловечения, чтобы иметь участие в жизни Своего творения не только актом творческого осуществления Своего замысла, попечительной заботой, сохраняющей создано существующее многообразие Своими энергиями, но и образом ипостасного соединения, вмещения в Себя, в одно из трех Своих собезначальных Лиц Единородного Божия Сына человеческой сущности и через это  всей материальности миробытия́ на ряду со Своим Божеством так, чтобы действования, которые имеются в едином божественном естестве Трех несозданных, стали собственными, для соединенного в неразрывном единстве Ипостаси Бога-Слова для Его человеческого, единосущного со всеми нами естества. Именно это даст возможность каждой человеческой личности по свойству ее свободы обретать изнутри естественную жажду, естественную потребность смотреть на все то, чем Бог одарил ее в этой жизни, не только жадным взором потребителя, но и богоподобным радостотворным по сходству со Христом образом действия, не затмевать полученными дарами Самого Небесного Дародателя,  а наоборот понимать, что полученное с благодарностью в ответном порыве любви творческим пользованием во славу Божию и на радость людям, захочешь принести Дародателю Его, от Него благодарно принимаемое, и Ему приносимое всегда во всем и для всех, Им созданных. Это духовно воспламеняет, делает возможным принятие уже не просто участия нашим человеческим естеством в жизни Трех несозданных чрез доброхотное вохристовление по сходству с Ним, но еще и лично, каждого из нас делает нерукотворенным храмом Святого Духа (1 Кор. 3, 16) и жилищем Живоначальной Троицы (Ин. 14, 23).

Праздник всех святых, от века Богу благоугодивших — удивительный праздник светозарной духовной радости, восхищения красотой небесной, проявляющейся в земной нашей жизни в Церкви Христовой. Так понятно нам, то, о чем говорит Господь со Своими учениками, а значит с каждым из нас сегодня. Если кто-то призыв к вечной жизни пытается вложить в прокрустово ложе существования по меркам и принципам падшего миробытия, делает неправильно, потому что вечная жизнь это не не́что! Вечная жизнь – это бытие самосущих Трех несозданных Лиц Живоначальной Троицы. Мы можем войти в единство жизни с Ними, когда обретем подобие Им, когда образ нашей деятельности по закону межличностного общения (Пс. 17, 26) будет в нас раскрываться в самозабвенном бескорыстном общении самосознающих друг к другу несводимых инаковостей, наших личностей как в Них Троих (Ин. 17, 21): когда от безначального и самобытного Отца вся полнота Божественности, Им из Себя источаемая, не удерживается Им в Самом Себе, но образом рождения самозабвенно раскрывается в Единородном Сыне и образом исхождения самозабвенно же раскрывается в Святом Духе. Каждый из Них, эту полноту Божественности приемля, не удерживает ее для Самого Себя, а истощает Себя до конца по отношению к  Двум Другим и так Они обретают Себя Друг в Друге в единстве действия воли, славы, могущества, державы, красоты, творчества и промышления о созданном.

«Бог любовь есть» (1 Ин. 4, 16),  —  свидетельствует один из тех, кто  вошел в глубину Божией вечности и безначальной, а потому и бесконечной жизни, и не потерял уникальности самого себя и своих человеческих способностей, но  обогатил их действиями Божества – святой апостол и евангелист Иоанн Богослов.  В эту любовь зовет, во исполнение Своего предвечного Совета о нас и мироздании, влечет нас Святая Живоначальная Троица. И видим ныне мы отклик тех, кто услышал это призвание и всем сердцем достойно, доброкачественно, благодарно откликнулся на него. Они сегодня как бывшие в облаке на горе Фаворской, трое учеников Христовых и двое ветхозаветных пророка-боговидцев, которые увидели в объявшем их в виде облака Святом Духе, давшего им возможность усваивающе принимать сияние вечной Троической славы и исповедовать неизреченное: «Господи! хорошо нам здесь быть» (Мф. 17, 1-6).

Вот в какую красоту дарует нам Господь и дает нам возможность во Христе получить единство жизни с Богом даже и самой нашей материальной сущности в доброхотно приобретаемом нами сходстве со Христом. И движимый действием Святого Духа апостол Павел нам сегодня говорит, что для этого мы можем использовать приземленные, конечно, но понятные нам способы из нашей повседневной жизни, примеры спортивных соревнований, которые он описал в послании к Коринфянам, призывая нас: «Так бегите, чтобы получить» награду (1 Кор. 9, 24). Да мы, христиане XXI века, и теперь живем все в том же самом ветхом Риме, многобожной идолопоклоннической цивилизации, в плену нашей самости, богонечувствия, богозабвения и грехолюбия, и понимаем по каким законам лежащего во зле мира (1Ин. 5, 19), в нас и вокруг нас изо дня в день все осуществляется. Апостол же и с ним единодушно весь сонм святых говорят, что всякий, кто исповедует сиянием самозабвенной любви своей к Богу свою причастность к Нему, тот исповедан будет Христом и Духом Святым пред лицом Отца нашего Небесного (Мф. 10, 32), Которому слава, честь и держава во веки веков. Аминь.