Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В благословенный день престольного праздника сего святого храма, когда со всей полнотой христианской вселенной и мы на Тульской, и здесь на Донской земле славим преобразившегося пред учениками Спасителя и Господа нашего, словом мира и любви о Христе приветствую вас, всечестные отцы, братья и сестры и благодарю всеблагое Божие смотрение, мерности моей по обыкновению нашему в этот день судившему находиться под сводами этого замечательного, любовью вашею хранимого в благолепии Спасо-Преображенского храма и насыщаться тех благодатных Божественных даров, которые Бог-Отец по ходатайству Своего Сына излиянием даров Святого Утешителя Духа Истины предлагает каждому из нас в жизни Церкви через ее таинства, вероучение, через нашу теплую молитву и ревностное исполнение святых евангельских Христовых заповедей.

И поэтому в этот праздничный день причастников вседушевно поздравляю с принятием Святых Христовых Тайн. Поздравляю отца благочинного —  архимандрита Лавра с его знаменательным днем, который в его личной человеческой, христианской и пастырской жизни особенный и значимый. 36 лет назад он был поставлен во диакона, а через год, 35 лет назад, призван к священническому служению, и его трудами вся Новомосковская земля украшается восстановленными и новыми храмами и монастырями, где живут и трудятся во славу Божию и на радость людям христианские общины, которые ищут того, что пережили на Фаворской горе в своем человеческом опыте трое из числа двенадцати святых Христовых Апостолов. Когда уже в завершение трех  с половиной лет Христова общественного служения и их нахождения при Нем, после того как и они, рассуждая о том, Кто же Таков их Учитель, на прямой Его вопрос: «За кого почитают Меня люди?» (Мф. 16, 13), ответили – за одного из пророков. Помните, как они недоумевали, кто же Он такой? На вид обычный человек, Сын Марии ткачихи и Иосифа плотника из Назарета Галилейского, а по делам понять не можем кто Он, ибо действует не просто как пророк, которых немало было в истории народа Израиля, но поступает совершенно богоподобно?!

Все же назвать Его Богом, воплотившимся и вочеловечившимся, никак тогда еще не могли. И только апостол Петр от лица всех двенадцати (Мф. 18, 15–18) ответствует: «Ты – Тот, Кто по благоволению Бога Отца содействием Святого Духа единомысленно созерцаемой, задуманной в Божественном Триединстве идеи иноприродного многообразия мира Своею волею самодейственно осуществил, Своей заботой сохраняешь и ведешь все к Отцу Небесному, “для Которого все и от Которого все” (Евр. 2, 10). Ты, по — арамейски говоря, — Мессия, по-гречески Христос, по-русски Пома́занник, то есть и Бог, и человек сразу. Потому что Божество, как и человечество, не существует абстрактно, а существует в конкретных своих самосознающих личностных инаковостях – в Отце, Сыне и Святом Духе. Так и человечество существует конкретно в ком-то, ни к кому и ни к чему другому не сводимому, в инаковости каждого конкретного «я», которое обладает этой общей, единой у всех людей человеческой природой, а через нее – и всей реальностью мироздания.

И поэтому через человеческую сущность Бог может войти в общение с тем, что Он задумал и осуществил, не только по природному образу взаимодействия, но и личностным способом обладания, и показать тогда всю полноту раскрытия потенциальных возможностей созданно-существующего человеческого естества, но и быть способным теоретически от Бога услышать, а затем опытно и чувственно результат межличностного общения по доброхотному предпочтительному выбору по сходству с Ним  пережить явленное на Фаворской горе, когда Петр (Мф. 17, 4) сказал: нам тут быть очень хорошо, и не хотим никуда от сюда отлучаться. Давай, Господи, Тебе, Моисею, Илии шалаши и построим, а о себе заботиться и о друзьях своих и спутниках даже не вспомнил, не имея в том нужды от полноты преизливающегося счастья и радости. Вот что нам показывает ныне Господь, какова потенциальная слава нашей материальности, неслитно, неизменно, неразлучно и нераздельно соединенной с Божеством в Личности от начала Сущего (Ин. 8, 25) Божьего Сына.

Мы с рождения своего знаем бесславие человеческого естества в падшем состоянии, как оно не самобытно, ограничено, причинно-следственно обусловленно, как неустойчиво, как изменяется каждый день, болеет, стареет и наконец умирает. А во Христе оно тоже устает, жаждет, гладствует, страдает и принимает смерть, но не изнуряется, а смерть не имеет абсолютной власти над Его материальной реальностью, и Он Первенец из умерших (1 Кор. 15, 20), смертью Своей смерть поправший, вводит в миробытие закон Воскресения, проходит сквозь стены (Ин. 20, 19), как и мы сейчас проходим сквозь воздух, и восходит с видимыми знаками Своих страданий в одесную Бога и Отца сидение (Мк. 16, 19). Славу Божию несет в Нем наше единое и общее у всех людей человеческое естество как свою собственную силу. Так что и апостол Павел, говоря о том, к чему предназначены атомы и молекулы наших тел, и те элементарные частицы, из которых они состоят, свидетельствует: «Этому тленному надлежит облечься в нетление и смертному – в бессмертие» (1 Кор. 15, 53)!

Но не без нашего участия, равно как и зернышку, для того чтобы выразить то, что оно потенциально имеет, не принести плода, если не умрет в земле, явившись растением. И нам надо вырасти в растение, и цветы дать, и плоды, и подарить их любимому Дародателю, да так, чтобы стать приятным зрелым плодом, и обрести полноту Божественной энергии, по доброхотному достижению сходства в богоподобии с Триединым Создателем.

Поэтому в своем послании говорит нам апостол Петр: «Вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет» (1 Пет. 2, 9). Поэтому, «братия, более и более старайтесь делать твердым ваше звание и избрание, так поступая, никогда не преткнетесь, ибо так откроется вам свободный вход в вечное Царство Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа» (2 Пет. 1, 10-11). Аминь.