Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Через три столетия по завершении Своего спасительного для рода человеческого и всего мироздания земного служения, по Своем Вознесении и вхождении Своим единосущным с нами человечеством в пресу́щественную славу Святой Живоначальной Троицы, Господь и Спаситель наш Иисус Христос, основавший Церковь Кровью Своею (Деян. 20, 28) и Крестным подвигом Своим (Еф. 2, 15-16), тем, кто с верой, надеждой и любовью долготерпеливо ожидал Его пришествия на землю, и тем, кто по пришествии Его верно и непоколебимо хранит любовь к Нему исполнением евангельских заповедей, дал возможность воспринять в меру их ответной любви полноту даров любви Святой Живоначальной Троицы и вместе с Ним разделить в обителях Отца Небесного ту славу, которую во Христе Иисусе действием Святого Духа Бог-Отец уготовил для любящих Его (Ин. 12, 26).

В своей нетерпеливости, так присущей каждому из нас по опыту проявления всех свойств единой и общей всем нам падшей человеческой природы, лежащей во зле после грехопадения прародителя Адама и праматери Евы, мы знаем, что лишь только начав осознавать свою жизнь, мы уже не хотим  быть теми, кто мы есть, хотим быть взрослыми, успешными и если не самыми первыми, то не хуже других. Получая «диплом» от академии жизни и набивая при этом шишки, синяки и ссадины, мы, православные христиане убеждаемся, что не только надо быть успешными, а наиболее необходимо стать похожими на Иисуса Христа и не свою волю, а волю Отца Небесного творить (Ин. 6, 38).

Возрастая и укрепляясь в православии мы желаем, чтобы поскорее пришло исполнение времен, второе Христово пришествие, чтобы, изжив зловредную самость, войти в уготованное нам Богом-Отцом Царство Сына Его, с которым мы уже опытно отчасти сроднились в жизни Церковной, подобно как обрученные и помолвленные жених и невеста отчасти уже получают навык совместной жизни.  И это, несмотря на то что евангелист Иоанн, по особому Божьему откровению, всей Церкви засвидетельствовал, как эта нетерпеливость (пусть даже благая и святая: поскорее войти в полноту благобытия), была укорена Господом.

Апостолу Иоанну были показаны под престолом Божиим 144 тысячи праведников, мучеников, одетых в убеленные Христом за их земной подвиг жертвенной самоотверженной любви и верности Ему даже до смерти одежды, кровью Агнца очищенные (Откр. 7, 14). Они, как один человек, вопрошали: «Доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу» (Откр. 6, 10)? А Он отвечал им: «Успокойтесь еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они дополнят число» (Откр. 6, 11).

Чтобы эта нетерпеливость, с течением времени все более и более увлекающая собой наши удобопреклонные к вредолюбию человеческие натуры, не возобладала над нами полностью и совершенно и не за́́стила перед нами Божественных смыслов, Господь благоволит через 300 лет после Своих страданий, Воскресения и Вознесения даровать людям свидетельство непреложной подлинности Евангелия. Но свидетельство, не записанное со слов очевидцев-апостолов, а Евангелие от археологии. Помните, как апостол Петр говорит современным ему христианам, что многие уже сомневаются не то будет, не то не будет второе Христово пришествие (2 Петр. 3, 3-4). А все потому, что не понимают, что Бог долготерпи́т ради нас, чтобы все мы в своей свободе, не насилием Его Божественного могущества, а добровольно, сознательно, изнутри, желанно уподобились бы своему Подвигоположнику Спасителю и Господу в совершеннейшем отказе от грехолюбивой своей самости, своей искаженной богопротивной воли ради осуществления в своей жизни воли Божией. Только тогда и возможно для сотворенных Богом разумных, самосознающих и свободных в своих намерениях и их осуществлении существ, каковы ангелы и люди, принять по дару благодати ту полноту жизни, которой Бог обладает в Себе природно, стать по благодати тем, чем Бог является по Своему естеству, то есть обо́житься.

И в 322-323 году нашей эры Всеблагой и Всеведущий Промыслитель вкладывает в движения мысли и сердец царствовавших римского императора Константина Великого и его блаженной матери Елены желание раскопать в Палестине основные священные места Евангельской истории, чтобы люди не сомневались: Евангелие не просто красивая сказка, что нам досталась в наследие от тех лет, а реальность, которую можно увидеть и потрогать, спустя столетия. За собственные царские деньги императрица поехала в Палестину, руководствуясь записями апостолов-самовидцев, по всем тем местам, которые были указаны в Писании. Она нашла в Вифлееме  пещеру Рождества. В Назарете — дом, где жили Богоматерь, Иосиф и Иисус, в Капернауме – синагогу, где проповедовал Христос. Елена более всего задержалась в Иерусалиме. Ведь многое там предшествовавшими языческими императорами было стерто с лица земли.

Помните, апостолы спрашивали Христа перед Его страданиями: что случится с земной красотой, святого храма, который воздвиг Ездра по возвращении народа израильского из пленения вавилонского? Господь ответил: «Не останется тут камня на камне» (Мф. 24, 2), потому что люди любят себя больше, чем Бога, своим дорожат больше, чем Божиим, но лукаво внешним исполнением обрядом прикрывают свое фарисейство. Люди думают, что творят волю Божию, а на деле втаптывают ее под свой каблучок. А нужно свободно и добровольно ради любви к Богу отвергать исходящие из падшего и противящегося Богу страстного, тленного и смертного человеческого естества желания, мысли, похоть очей, похоть плоти, гордость житейскую (1 Ин. 2, 16), как говорит Христос: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее» (Мф. 16, 24-25). И только тогда любящий Бога человек реально обретет ее в полноте благодати благобытия». Чтобы это можно было осуществить христианам последних времен было дано увидеть то, что написано в Евангелии.

При раскопках заговорили камни (Лк. 19, 40) Палестины: вот здесь, в старом Иерусалиме была дорога, по которой Господь Иисус Христос шел с крестом, вот здесь – судные врата, через которые за пределы Иерусалима выводили осужденных для мучительной казни — распятия на кресте; вот – скальная возвышенность за стенами города, которая похожа очертаниями на человеческий череп (Мк. 15, 22-23). Когда Голгофу раскопали, увидели три углубления там, где стояли кресты, и от центрального углубления трещина идет до самого основания скалы. Сегодня, когда прикладываемся к месту, где был утвержден Крест Христов, рука полностью уходит под престол в глубину трещины, не достигая ее конца. В Иерусалиме сохранилось предание древних ветхозаветных патриархов, что на этом месте погребен был Адам первозданный, а очищающая кровь Адама Нового (1 Кор. 15, 45) по этой трещине, каплями своими, омыла этого родоначальника смерти в роде человеческом.

Когда равноапостольная Елена раскапывала Гроб Господень, и место, где было снято бездыханное Тело Иисусово, Камень помазания, никак не могли найти крестов. А кресты, оказывается, были сброшены с тыльной стороны Голгофы в глубину каменной цистерны, в которой в стародавние времена собирали дождевую воду. В эту цистерну были сброшены кресты и все это было завалено мусором и засыпано землей при разорении Иерусалима императором Титом Веспасианом в 70 году. Позже на том месте построили языческое капище, где приносили в том числе и человеческие жертвы. Все раскопали рабочие, а крестов не было, люди устали.

Тогда блаженная Елена, в молитве находя несокрушимую надежду, настаивала на продолжении раскопок. Мать Константина Великого сидела на возвышении, а в углубление рва кидала золотые монеты — это было стимулом для землекопов. Каждый из рабочих начинал рыть как крот, чтобы достать монету, и вот нашли три креста, табличку с надписью Иисус Назарей Царь Иудейский (Ин. 19, 19), гвозди, но как узнать: который из трех – Христов крест? Господь внушает епископу иерусалимскому Макарию, предстоятелю поместной Церкви, мысль: на кладбище будут нести мертвеца, так надо возлагать поочередно на проносимого мимо покойника кресты, от которого он восстанет – на этом кресте Господь Иисус принял животворящую страсть ради всеобщего Воскресения и наследования людьми вечной нетленной богоподобной жизни.

Так и сделали, мертвец восстал – можно представить, какое было воодушевление. Быстро по Иерусалиму разнеслась эта весть, хотя не было тогда телевизоров и радио, но хорошо работало радио «сарафанное». Собралось множество людей. Патриарх Макарий поднял вместе с духовенством этот Крест, чтобы Его было видно всем, и все могли ему поклониться. С тех пор этот день в Церкви до сегодняшнего дня является особым торжеством, именуемым по-славянски Воздви́жением, и праздником радости обре́тения Пятого Евангелия. Это событие напоминает нам избегать суетливой торопливости в духовной христианской жизни, чтобы мы помнили, что говорил Господь: в терпении вашем вы должны найти и обрести жизнь вашу во Мне и со Мной (Лк. 21, 19) во Отце (Ин. 14, 6), Духом Святым, «данным вам» (Рим. 5, 5).

Вот и мы, совершая этот праздник, не просто переносимся на крыльях памяти и воображения в атмосферу исторических событий того дня и той эмоциональной радости, а молитвенно благоговейным духом проникаем во внутренний смысл, открытый нам духом Святым через апостола Павла: благая весть о Кресте Христовом для тех, которые живут самими собою и только ради самих себя, есть безумие (1 Кор.1, 23). И только для тех, которые живут реально не ради себя, а для Бога, то есть для спасаемых, жертвенной Божией любовью людей, это слово о распятии Божественного всемогущества – есть сила Божия, крепость, непобедимая Божия победа (1 Кор.1, 18). Потому что Бог, будучи Личностным Существом, абсолютно свободным, призывая нас, по образу и подобию Его созданных, быть с Ним в единстве жизни через межличностное общение по сходству, зовет нас к тому, чтобы мы преодолели свое грехолюбивое естество, ложным ощущением самодостаточности умертвляющее нас и подчиняющее власти и рабству сатаны – отца лжи (Ин. 8, 44).

Именно поэтому нам дается Пятое Евангелие, чтобы мы, когда есть нетерпеливость и от нее искаженность христианской жизни, пошли, посмотрели, прикоснулись к древу Креста Христова и многочисленным его изображениям, венчающих христианские храмы, или совершили паломничество на Святую Землю Палестины и знали, что Бог долготерпит (2 Петр. 3, 9), будучи многомилостив, в этом смысл нашего торжества, а знаком этого является Крест, на Котором был добровольно распят Христос. Но сила, которая спасительно действует, не заключена в средокрестии как в таковом, она заключена в разумном отклике всего нашего существа при виде Креста на жертвенную любовь Бога-Троицы к человечеству и каждому из нас, силе, отвращающей нас от грехолюбия и смертотворчества.

Мы можем благодарным сердцем взмолиться Тому, Кто распялся за нас на Кресте и его преобразил из орудия страшной мучительной смерти в орудие славной и нетленной победы жизни над смертью, вознося как духовный Мелхиседек первосвященническую молитву: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23, 34). Так нам дарована возможность молиться пред как мысленным, так и чувственным изображением Креста Господня: «Иже Крестом ограждаеми, врагу противляемся, не боящеся того коварства, и воительства: яко бо гордый упразднися и попран бысть на древе силою распятого Христа. Крест Твой, Господи освятися. Тем бо бывают исцеления немощствующим грехми. Сего ради, тебе припадаем: помилуй, нас.   Господи, оружие на диавола Крест Твой дал еси нам. Трепещет бо и трясется, не терпя взирати на силу его, яко мертвыя восставляет, и смерть упраздни: Сего ради поклоняемся погребению Твоему и востанию (Октоих. Стихира на Хвалитех, гл. 8).  Аминь.