Для многих людей жизнь священника представляется таинственной и загадочной, особенно если речь идет о сельском батюшке, да еще и молодом годами. Приоткрыть завесы тайн нам поможет нынешний гость программы «Ровесники века» иерей Андрей Борунов, настоятель храма великомученика Никиты села Никитское Воловского округа Тульской епархии.

Отец Андрей, как так вышло, что у родителей, как сказали бы раньше, из интеллигентно-рабочей семьи, сын, в итоге, стал священником, причем не после долгих духовных поисков, а практически сразу после школы?

Здравствуйте! По большей мере моим духовным воспитанием занималась бабушка, потому что родители все время были на работе и свободное время я проводил у нее.
Всю свою сознательную жизнь я ассоциирую с храмом. С 4 лет меня стали регулярно водить на богослужения, а также причащать Христовых Таин по воскресным дням и праздникам. С 6 лет я пошел в воскресную школу, а спустя 2 года отец Алексей Резухин пригласил меня в алтарь. Слава Богу, мне повезло с окружавшими меня духовенством и старшими сверстниками; смотря на них, мне захотелось стать священнослужителем.
Был в жизни период, когда я хотел связать свою жизнь с вооруженными силами, став офицером, но промыслом Божиим обстоятельства сложились иначе, и тяга к духовному взяла верх.

Вы сразу выбрали для себя Православие или поглядывали в сторону иных вероучений?

Я рос в Православии и, признаться, до подросткового возраста плохо знал о других вероучениях и считал их нелепыми.

Учась в семинарии, вы параллельно исполняли послушание келейника митрополита Тульского и Ефремовского Алексия. Насколько тяжело такое совмещение?

Безусловно, совмещать что-то с чем-то уже само по себе непросто. Будучи келейником и иподиаконом владыки Алексия, львиную долю своего времени мне приходилось отдавать на исполнение данного послушания. Но, в то же время, было стыдно, находясь при митрополите, отставать от учебы. Поэтому, очень часто я брал с собой на смену учебный материал и изучал его самостоятельно.

Были ли какие-то вопросы, ответы на которые вы получили не в стенах семинарии, а в опыте живого общения с архиереем?

Так как я брал литературу с собой, то все непонятные вопросы нередко задавал именно митрополиту. Поэтому, я считаю, что половину своего теологического образования я получил от живого общения с владыкой.

Многие, окончив семинарию, останавливаются на достигнутом, а вы поступили и сейчас учитесь в духовной академии… Зачем?

Академия, помимо учебы, является еще и местом общения разных людей. Каждый человек по-своему уникален и интересен. Мне удалось подружиться с некоторыми из них, и от общения с ними получить много полезной информации. Думаю, именно для этого я туда и поступил.

По окончании духовного учебного заведения перед семинаристом встает выбор – белое духовенство или монашество. Соответственно, выбрав первое, будущий священник должен жениться… Есть ли какие-то сроки, регламентирующие поиск супруги?

Нет, таких сроков нет.

Как познакомились со своей матушкой и, если можно, расскажите в двух словах вашу, как это сейчас принято говорить, «Love storу»?

На самом деле, я хотел принять монашество, но уверенности в данном выборе у меня не было. Летом между вторым и третьим курсом я взял благословение у владыки на недельную поездку в Оптину пустынь в качестве трудника, а затем в паломничество на Святую Гору Афон. Прожив в Оптиной я, было уже, окончательно решил принимать постриг, но робкое сомнение все же присутствовало. И, когда мы с группой ребят оформляли греческую визу в Москве, меня необъяснимым образом потянуло в Елоховский собор, где покоится Святейший Патриарх Алексий II, которого я очень люблю и уважаю. У его надгробия я попросил помочь мне с жизненным выбором. И сейчас внимание — через неделю я познакомился со своей женой. Сама она на тот момент училась в Волгограде на хорового дирижера. У нас с ней есть общие знакомые, которые рассказали нам друг о друге, после чего мы начали общение в интернете. Моих родителей сначала не вдохновляли такие отношения, и мама была против моей поездки в Волгоград. Понятное дело, я ее не послушал и, отпросившись у семинарского руководства на поездку домой, отправился в Волгоград самолетом на пять часов. Когда отправил родителям селфи с Мамаева кургана, они сказали, что я молодец. Через четыре месяца я сделал Маше предложение, мы благословились у митрополита, а спустя год знакомства поженились.

Для многих даже воцерковленных людей не понятно слово «хиротония». Что оно означает, как происходит и меняется ли внутренний мир, да и вообще мировосприятие после рукоположения во пресвитеры?

Слово «хиротония» с греческого переводится как «возложение рук». И, действительно, во время Таинства епископ возлагает руки на голову ставленника, призывая на него Благодать Святого Духа, после чего, вопрашая церковную общину: «Аксиос?» (т.е. «Достоин»?), облачает новорукоположенного священнослужителя в богослужебные одежды. Что касается внутреннего мира, да, однозначно, меняется. Подобное чувство я ощутил на своей диаконской хиротонии, а на пресвитерской почувствовал умиротворение и спокойствие.

Многие священники говорят, что после принятия сана словно бы летают… Было ли у вас такое ощущение и как долго оно сохраняется после столкновения с приходскими заботами и бытовыми проблемами?

Состояние легкости сохранялось у меня около двух недель. Данное ощущение дает Господь, как бы показывая, к чему мы должны стремиться, а потом забирает, чтобы мы сами к нему пришли. К сожалению, пока что я никак даже приблизиться к нему не могу.

После хиротонии сразу ли был известен приход, где предстоит служить?

В моем случае приход был известен даже до хиротонии. Так как владыка заранее обсудил со мной этот вопрос.

Какие чувства были при назначении в далекий сельский и, прямо скажем, не богатый в материальном смысле приход?

Помимо настоятельства в сельском приходе, я был назначен штатным клириком в Успенский храм города Богородицка, где прошло все мое детство. Поэтому, чувства были самые романтические.

Никитский храм пережил годы революционных гонений на Церковь, не пострадал во время Великой Отечественной войны, но был изрядно порушен уже во второй половине XX века, то есть во времена более-менее лояльного отношения к вере… Какие сегодня планы и перспективы его восстановления в историческом виде?

2 ноября этого года исполнится ровно 20 лет с того момента, как в селе начала возрождаться приходская жизнь. В Никитском стоит два храма: верхний — Троицкий собор и нижний — храм святого великомученика Никиты. Изначально община хотела возрождать именно Троицкий храм, зарегистрировав приход на его имя. Но столкнувшись с определенными сложностями, жители села решили взяться сначала за меньший, но более древний храм. Работы по его восстановлению начались 12 июня 2005 года, а, покрыв крышу храма, установив крест на его купол, остеклив окна, вставив двери и установив печку, в день памяти святителя Николая (19 декабря) в нем была отслужена первая Божественная литургия. В 2006 году храм был оштукатурен снаружи, а спустя год — внутри.
Сейчас усилиями местных фермеров по крупицам удаётся воссоздавать жемчужину нашего села — Троицкий собор. Насчет планов и перспектив я не задумываюсь — делаем то, что удается.

В какой мере душевные переживания, связанные с трудностями восстановления храма и установления приходской жизни, компенсируются духовной радостью от того, что удается сделать?

Радость от сделанного покрывает все трудности. Прошлым летом удалось закончить купол и барабан Троицкого собора и провести внутренний ремонт Никитского храма. Такие события дают сил на решение предстоящих трудностей.

По сути, священник это тот же ангел — посланник Божий и совершитель Божественных тайн, то есть человек, призванный во всем помогать своей пастве. Возраст не мешает такому восприятию вас прихожанами, и за какой помощью чаще всего обращаются к молодому священнику?

Если соответствовать словам апостола Павла: «Образ буди верным словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою» (1 Тим. 4: 12), то переживать о восприятии прихожанами любых возрастов не придется. Мне, почему-то, даже проще общаться с бабушками, нежели со зрелыми или молодыми людьми. А обращаются с просьбой помолиться, в основном.

Один из самых распространенных вопросов, особенно среди молодежи, это вопрос о том, зачем нужен посредник между Богом и человеком? Как вы отвечаете на этот вопрос своим сверстникам, особенно невоцерковленным?

Священник является инструментом в Руках Божьих. Он нужен для того, чтобы направлять людей по верному пути, чтобы совершать чинопоследования Таинств, в которых мы Богом призваны участвовать.

В городских храмах с началом дачного сезона и в период отпусков уменьшается число прихожан, а есть ли такая «сезонная миграция» на селе?

На селе подобная «миграция прихожан» прямо пропорциональная в другую сторону. У меня на приходе есть несколько семей, которые переезжают из Москвы на лето в Никитское и, стало быть, посещают наш храм. Но таковых, к сожалению, не так много.

Есть на приходе молодежь и что вы делаете, чтобы привлечь ее и удержать?

К нам на службы ходит одна девочка 13-ти лет. Я дал ей фотоаппарат, чтобы она запечатлевала богослужения. Ее это весьма вдохновило. К сожалению, больше молодежи и подростков на приходе нет. Чтобы привлечь внимание молодого поколения мы создали странички в социальных сетях, на которых публикуем новости с богослужений и мероприятий, а также полезную информацию. Два года подряд мы с матушкой на Рождество Христово проводили концерты. В планах провести турниры по волейболу и настольному теннису.

Большинство россиян крещены в Православной Церкви и, по сути, делятся на две категории — тех, кому от Бога что-то нужно, и тех, кто хочет всего себя отдать служению Ему… Как молодой священник с незамыленным взглядом, кого вы больше видите и встречаете в жизни?

По большому счету, нам всем нужно что-то от Бога, только не все хотят Ему отвечать той же любовью, которой он нас всех здесь «терпит». Из паствы, с которой я встретился, все хотят что-то делать для Бога. Те, кто хочет чего-то, мне встречались, в основном, в светском обществе.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл говорит, что уровень жизни священника должен соответствовать уровню жизни среднего прихожанина в храме, потому что священник питается от храма, от алтаря, других источников существования у него нет. Удается ли соответствовать?

Да, вполне удаётся. Мерседеса и богатой недвижимости у меня нет. Что является для священника вообще и в частности для молодого, только начинающего свое служение Господу, высшей наградой? За всех сказать не могу, но для меня огромной наградой является количество причастников на Литургии. В Никитском, Слава Богу, такую награду я получаю каждую службу. Как правило, 60-80 процентов от всех молящихся приступают к Чаше Христовой.

И по традиции общий для всех участников проекта «Ровесники века» вопрос – счастливый ли вы человек и почему?

Да, я счастливый. У меня есть любимая и любящая жена, растёт чудесная дочка, живы родители, я общаюсь с хорошими людьми. Божией волей, я служу под руководством опытного и хорошего священнослужителя, давшего мне дорогу в церковный мир. Местом моего служения является храм, где прошло мое детство. Так ещё я настоятель таких замечательных церквей с не менее замечательной историей.

Алексей Анкин, фото из семейного архива иерея Андрея Борунова