Священников и военнослужащих объединяет Служение с «большой буквы». Они не работают, а именно служат — воины защищают и оберегают нас от напастей физических, а священнослужители пекутся о нашем душевном здравии и духовном совершенстве…Так считает окормляющий тульских десантников военный священник иерей Дионисий Малякин, настоятель храма в честь святого благоверного великого князя Димитрия Донского.

Отец Дионисий, почему из всех возможных послушаний вы выбрали именно капелланство?

Всегда мечтал стать офицером, даже поступал в военное училище. Однако Господь распорядился иначе – стал военным священником. Как раз при поступлении в училище моя жизнь кардинально поменялась – из-за трагического события в семье я стал ходить в храм, исповедаться и причащаться Святых Христовых Таин.

После завершения обучения в духовном учебном заведении попал по распределению в Волгоградскую епархию и, по благословению владыки Германа, митрополита Волгоградского и Камышинского, с 2010 года окормляю войска.

Чем отличается служение военных капелланов в современной армии от служения капелланов в армии царской?

Вся практика служения священника в армии основывается на дореволюционном опыте, так что сегодня мы лишь возвращаемся к истокам. Опыт и личный пример военных священников, прошедших русско-японскую, первую мировую и гражданскую войны является основополагающим в моем служении.

Более того, документы и указы, регламентирующие деятельность капелланов царской армии, конечно, несколько видоизмененные, приняты и в современных вооруженных силах. Это обусловлено тем, что если раньше основным местом служения был тыл, но при министре обороны Сергее Шойгу священник получил возможность ободрять воинов и во время боевых действий, которых, к счастью, сейчас не много.

Как военнослужащие относятся к молитве, к богослужению?

На молитву строем паству никто в войсковой части не водит. Приходят в храм сугубо по желанию. Исповедаются и причащаются воины святых Христовых Тайн исключительно добровольно.

Для меня главное, чтобы те, кто пришел один раз помолиться, поставить свечу во здравие родных и близких, за упокой, вернулся сюда еще. И чтобы здесь его душа нашла отдых, понимание и при необходимости – утешение.

Кроме воскресных и праздничных служб, мы ходим в подразделения с беседами и лекциями, рассказывая об истории Православия, о духовно-нравственном воспитании воинства, о службе Отечеству.

Вместе с детишками из воскресной школы, устраиваем выступления и концерты для военнослужащих и членов их семей.

Есть ли определенный план по духовно-патриотическому воспитанию воинов?

В соработничестве с командованием полка у нас разработан целый ряд мероприятий, которые модернизируются и дополняются с учетом текущего положения дел или ежегодно.

В настоящее время личный состав может приходить на службы, которые совершается непосредственно для солдат и офицеров – это, в частности, молебен на начало служебной недели и благодарственный молебен в ее конце.

Теперь, как военный священник, вы сопровождаете личный состав полка на полевые учения… А как насчет прыжков с парашютом, доводилось ли десантироваться?

Я считаю, что армейский священник обязан всегда быть рядом с бойцами. И на земле, и в воздухе. Я обязан уметь делать то, что делают как солдаты, так и офицеры. Иначе никогда не найдешь общего языка со своей паствой. Конечно, священник, служащий в ВДВ, обязан уметь прыгать с парашютом. По-другому никак. И я не исключение. За спиной 7 прыжков. Будем думать об их приумножении!

Какая форма одежды, когда выезжаете в «горячие точки» или на учения?

Такая же, как у личного состава. Священник не должен отличаться от военных в целях безопасности. И знать о том, кто ты есть, должен лишь тот, к кому ты прикомандирован. Только в подразделении и во время Богослужения можно носить облачение священника, а в полевых условиях дозволяется поверх камуфляжа одевать епитрахиль и поручи.

В военной службе есть такие понятия, как тактика и стратегия. Применимы дли они в служении военного священника?

Наша тактика и стратегия заключается в словах — НЕ НАВРЕДИ!

Если вести бестолково занятия, не заботиться о личном составе, даже просто проходя спросить как у них дела, то победы не видать. Самое главное — это сердечное и действенное внимание к каждому человеку.

Когда живешь с ними в одной палатке, ешь из одного котелка и даже с парашютом прыгаешь – они принимают священника, как человека, к мнению которого стоит и надо прислушаться, потому что он – боевой друг!

То есть надо быть честным и тогда они услышат, что ты говоришь им о вере, Православии и, может быть, изменят свою жизнь, открыв сердце Богу.

Как бы вы описали такое понятие, как боевой дух и что значит это понятие лично для вас?

Боевой дух сложно описать, но он должен чувствоваться и быть виден в глазах, речах и поступках воинов. Например, когда приезжаешь к воинам на полигон, где они уже 2 месяца безвылазно сидят в лесу, а они не только за благословение подходят с улыбкой, но и еще шуткой и примером личным подбадривают тех, кто в уныние впал – это самое простое проявление боевого духа. Но даже на таком примере понимаешь, что с такими воинами – хоть в огонь, хоть в воду.

Какие есть в работе сложности и какие радости?

Сложности только в начале общения и знакомства с молодым пополнением. И здесь главное не упустить в будущих воинах огонька возжжения или укрепления в них веры в Бога. И если так оно и есть, то, наоборот, вместо сложностей священник встречает понимание и поддержку!

Самая же главная радость для священника тогда, когда воины на глазах преображаются после таинств Исповеди и Причастия. Тогда, когда воины приходят в храм регулярно и по ним видно, что без Бога, без веры они уже не могут. А еще радостно бывает от того, когда ты, проведя занятия и заинтересовав воинов, слышишь: «Спасибо». Да. За это бывает радостно и понимаешь, что твой труд не напрасен.

В части, где вы служите, имеется православное большинство? Какие еще религии, как вести себя с ними и что делать с атеистами?

Православных большинство. Есть еще мусульмане. Буддистов и католиков практически нет. Много атеистов, но с ними ничего делать не надо — они люди сомневающиеся.

Здесь спасает личный пример, ведь у нас не только в жизни встречают по одежке, а провожают по уму. В армии также. Если видят, что разнятся твои слова с поступками и жизнью, то никакой веры тебе не будет и слово твое пастырское не услышат.

Иногда очень долго присматриваются. Вот, помню, был случай, когда шестеро дембелей, договорившись между собой, пришли после 12 месяцев службы и приняли Таинство Крещения, а через три дня уволились в запас. Это радостно, что из атеистов они стали воинами-христианами!

Есть ли у вас среди военных священников пример для подражания?

Иеромонах Михаил (Руднев), являющийся не только однофамильцем командира «Варяг», но и принимавший участие в том последнем сражении во время русско-японской войны, когда в районе порта Чемульпо знаменитый крейсер и канонерская лодка «Кореец» противостояли целой эскадре вражеских кораблей.

Архимандрит Кирилл (Павлов) — участник Сталинградской битвы и Герой Советского Союза. Тот самый, под командованием которого русские солдаты в течение 58 дней держали оборону от фашистов в обычном доме в Волгограде (ранее Сталинграде). Примером служат и все современные священнослужители, с которыми довелось служить в горячих точках.

Все они герои. К сожалению, не могу перечислить всех поименно, но для меня каждый военный священник, не важно, современник ли он или уже личность историческая, пример для подражания и повод для гордости!

Как человек, знающий многое о военной службе, чтобы вы хотели пожелать молодежи допризывного и призывного возрастов?

Главное не бояться и идти в армию – это нужно для того, чтобы проверить себя и стать полноправным гражданином, мужчиной и человеком.

По традиции завершающий для всех участников проекта «Ровесники века» вопрос – что для вас счастье, счастливый ли вы человек и почему?

Счастье для всех разное. Вот один человек, прошедший через советский ГУЛАГ, на такой же вопрос ответил: «Чтобы я не делал, а конвоя рядом нет – это счастье»!..

Говоря о себе, скажу, что все, что просил у Бога, Господь мне дал. Цели же, которые пока являются перспективными, потихоньку тоже реализуются.

Сегодня у меня есть все – семья, дети, любимая работа. Так что я счастливый человек и неустанно благодарю об этом Господа.

Алексей Анкин, фото Максима Курчакова
Видео