Митрополит Тульский и Ефремовский Алексий в сослужении епархиального духовенства совершил отпевание клирика Дмитриевского храма г. Тулы протодиакона Иоанна Бердара.

Перед началом чина отпевания владыка обратился к присутствовавшим в храме: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа! “Блажен путь, в оньже идеши, брате, днесь, яко уготовася тебе место упокоения”. Настало земное мгновение для нас – твоих, дорогой отец Иоанн, собратьев и сослужителей по вере в Церкви, вслух всего исполнения церковного ныне воспеть исполненный светозарной побеждающей Божией любовью человеческой немощи тварную ограниченность псалом, оставленный детям Адама первозданного святым пророком, царем и псалмопевцем Давидом.

Этот путь для каждого человека начинается с незапамятных времен, когда любовь и благость Божия, выведя из своих внутренних созерцаний вне Своей Божественной природы реальность созданно сущего в отображение неисчерпаемой глубины Своей благости привело иконически существующего многообразия созданно сущего человека, вложив в личностную инаковость Адама первозданного всю полноту человеческого естества, посадив его в раю сладости и сделав его “дверью”, тем зерном, из которого растёт всё древо человечества и выходит из небытия к бытию для того, чтобы совершать своё шествование во времени и пространстве, но не для этого образа восприятия и действования, а через это приходить к Источнику, Который и задумал, и осуществил всё миробы́тие и Самого Себя поставил для него конечной целью (Откр. 1, 8).

Когда человек уклонился от прямого пути, то наложил Господь на человеческое естество “кожаные ризы” (Быт. 3, 21): тленность, страдательность и смертность. Но не ради того, чтобы воздать по достоянию деяний, а ради того, чтобы через это, как через действие лекарства, возвратить человека к пониманию благости цели, в которой он получает не только сам образ своего существования, но и импульс своего движения. Правильное понятие цели приводит человека к правильному образу осуществления своих действований и обре́тения подлинных плодов радости, соо́бразности Своему Творцу во взаимодействии с Ним по сходству.

От противного мы научаемся истине и в этом познаём великую благость Божию. И приходит на земле то мгновение, когда с последним вздохом и выдохом, наука, которая позволяла в течение земной жизни, как говорит апостол Павел “гадательно и отчасти” (1 Кор. 13, 12), проникать в глубины Божественного призвания и воспламеняться по-особенному, как это бывает, когда горит свеча или теплится своим светом лампада, как некий порыв тихого веяния, так и мы, живя в Церкви и приобщаясь ко Христу во всём многообразии действий Его щедрых Божественных дарований, особенно слыша Его замечательные слова: “Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим” (Мф. 11, 28-29), и откликаясь на них искренно глубиной и полнотой своего духа, тогда прозрение в глубину Божественных смыслов наполняет наш дух кротости, тихости, радости, смирения и несокрушимой надежды на Божию победу.

Человек живёт, с одной стороны, судя по меркам светской жизни неприметно, а по сути своей — тихим, ровным сиянием богоподобия является удивительным свидетелем небесной красоты, пребывающей в реальности земной искажённости, что вокруг него начинают спасаться многие. В опыте нашей взаимной жизни и служения с отцом Иоанном, находясь рядом с ним, мы испытывали удивительное чувство тихости и христианской кротости, внешне неприметливости, ненавязчивости, в то же самое время глубины и силы внутренней привлекательности, когда с каждым вздохом радостное свидетельство: слова Богу за всё, и за скорбь, и за радость! Никакого упрёка никому и ни в чём, ласковость, терпеливое отношение ко всякому, искренняя сердечная молитва во время совершения Божественных служб за всех – это то, что выражало внутренний мир этого замечательного христианина, священнослужителя скромного и тихого.

Кожаные ризы, которые помогали ему проникать в глубины восприятия Божественных смыслов и ими преображать свою жизнедеятельность и сиять из своего внутреннего мира вовне, отложены и то, что было “отчасти и гадательно” – окончилось, всё открылось в значении своих первообра́зных смыслов и красоты. Совершенно неслучайно в дни попразднства Успения Пресвятой Госпожи нашей Богородицы и Приснодевы Марии.

Свидетельницу плодов, которые новый Адам реально внёс в бытие мироздания и человеческого естества, преобразовав биологическую смерть в сон всей земли и непреклонно установив закон всеобщего Воскресения, Её ни гроб, ни умервщление не удержали, потому что мера подобия Её новому Адаму, Её Сыну по человечеству и Богу, как и для всех нас, по Своему Божественному естеству, убеждают всякого в том, что гроб и умервщление человека боголюбивого удержать навсегда не могут. Принять должны, но для того, чтобы отложить “кожаные ризы”, а принять, вместить и удержать во всей полноте то, что уготовал Бог любящим Его (1 Кор. 2, 9), ту славу Божественного естества, которой Бог щедро делится со всеми детьми Своими (1 Ин. 3, 2).

Сейчас это открывается для духа отца Иоанна, а в нашей жизни это ещё один урок к тому, чтобы понять смысл Божественной любви. В этой жизни, красотой своей отражающую Божественную сущность, но искаженно,  в силу обложенности “кожаными ризами”, мы не увлеклись бы тенями и не приняли их за первообра́зное, а только так, как в повседневной жизни, когда видим тень, привлекаемся ею, можем с ней начать взаимодействовать, но сознательно проникая в её суть, что она только тень, обращаемся к поиску первообра́зного и с Ним начинаем выстраивать свои взаимоотношения, благодаря тень, что она позволила нам обратить своё внимание к первообра́зному.

Так и нам, через гроб отца Иоанна, предоставляется ещё один урок в жизни, но а тебе, дорогой батюшка, от всех нас, кто сослужил с тобой, кого рядом с нами нет, но кого теперь твоя душа зрит лицом к лицу, дорогих тебе, приснопамятных — отца схиархимандрита Христофора, митрополита Серапиона, соприсутствующим с нами духом своим — митрополит Кирилл, Екатеринбургский и Верхотурский, с земным поклоном и искренней молитвой приносятся сердечные пожелания о том, чтобы как и в земной твоей жизни, так и в жизни будущего века всегда упованием был бы тебе Отец, прибежищем был бы тебе Сын, а покровом Дух Святой.

И, чтобы действительно радостно воспринял ты то, о чем сегодня устами нашими будет многократно возглашать царь, пророк и псалмопевец Давид, а его устами Господь Утешитель Дух Святой: “Блажен путь, в оньже идеши, брате, днесь, яко уготовася тебе место упокоения”. Аминь».

Иеродиакон Иларион (Колобов), фото Александра Морозова