Петр Иванович Павлушков родился в 1865 г. в городе Владимире в семье священника. В 1892 г. окончил  Киевскую духовную академию со званием кандидата богословия и был назначен в Тульскую духовную семинарию,  где с 26 февраля 1893 г. стал преподавать  Священное  Писание и психологию. Был членом ревизионной комиссии Тульской духовной консистории по проверке отчетности в духовных училищах епархии и попечительства о бедных. С 1907 г. — инспектор Тульской семинарии. Надворный советник. Был женат, в семье было пятеро детей. Кавалер орденов Святой Анны третьей степени и Святого Станислава второй и третьей степеней.

Шестнадцатого сентября 1906 г. на должность  ректора Тульской духовной семинарии определением Святейшего Синода был назначен иеромонах Алексий (Симанский) и возведен в сан архимандрита. В Туле будущему Святейшему Патриарху Алексию суждено было провести пять лет. За эти годы он приобрел значительный опыт, возглавляя одно из крупнейших духовных учебных заведений России. Главным его помощником и единомышленником стал в эти годы инспектор  семинарии Петр Иванович Павлушков. Через пять лет, в день прощания с ректором, архимандритом Алексием, 17 октября 1911 г. Петр Иванович Павлушков в своей речи сказал: «Труд ваш на новом месте вашего служения для вас должен быть легким. Да и не нов для вас этот труд. пять лет несли вы его среди нас, для здешнего Тульского края, в условиях, поначалу не совсем обычных, изобиловавших неожиданностями, подчас и немалыми трудностями. В управление Тульской семинарией вы вступили в ту пору, когда духовная наша школа повсюду начинала только оправляться от пронесшейся над ней бури, многое в ней возмутившей, потревожившей, сдвинувшей с места. Школу приходилось в те дни собирать почти сызнова. И для этого нужен был труд решительного и вместе осторожного, уверенного в себе, но и готового верить другим, твердо, но и мирно настроенного руководителя. Таким и был здесь ваш труд за все эти годы. Не заносчивым, властным и жестоким распорядителем вошли вы в обширную и сложную область врученного вам педагогического дела. С полным и открытым доверием отнеслись вы тогда к новым вашим сотрудникам, с истинным доброжелательством к новым вашим питомцам. С первых дней совместной с вами службы все мы почувствовали себя вполне свободными членами нашей служилой семьи, каждый из нас мог вносить в общее дело свою долю разумения и строительства. Так понемногу накапливалась соединенными силами внутренняя жизнь растревоженной школы, и при счастливо объединявшейся вами и потому дружной работе здесь не могло быть места грубым промахам, непоправимым ошибкам.

Ваше простое, сердечное, чуждое и тени суровости обращение с учащейся у нас молодежью уже нашло себе оценку и отклик»98.

Эти слова в полной мере могут быть отнесены и к самому Петру Ивановичу Павлушкову. Простота, искренность и сердечность. Вежливость и интеллигентность. Благорасположение к учащимся и в то же время строгость и необходимая справедливая  требовательность. Неординарность  мышления, ум и академическая  образованность — вот черты, присущие Петру Ивановичу Павлушкову, вот секрет любви и уважения к нему студентов многих поколений на протяжении четверти века его служения в семинарии.

Тридцатого сентября 1917 г. ректор семинарии архимандрит Корнилий (Соболев) был хиротонисан во епископа Каширского, викария Тульской епархии, и ректором Тульской духовной семинарии был назначен Петр Иванович Павлушков.

Революционные события 1917 г. явились катастрофой для духовного образования в России. По богословским школам удар был нанесен уже на самом раннем этапе борьбы с Церковью декретом Совнаркома  «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». «Преподавание  религиозных  вероучений, — говорилось в этом документе, — во всех государственных, общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается». Церковным  и религиозным обществам запрещалось  владеть собственностью, поэтому духовные школы, существовавшие на средства Святейшего Синода, практически теряли финансовую основу99.

Помещения духовных учебных заведений были конфискованы. Не имея ни правовой, ни финансовой базы, лишившись помещений, Тульская духовная семинария была закрыта в начале 1918 г. Все ее здания и сооружения  были переданы 17-й Тульской пехотной школе комсостава. Преподаватели бывшей семинарии оказались на улице. Судьба многих из них трагична. В 1919 г. от голода, холода и лишений умер Павел Иванович Малицкий,  кандидат богословия,  прекрасный  педагог, историккраевед, автор ряда учебников и книг по истории Тульского края, в числе которых фундаментальный труд «Приходы и церкви Тульской епархии». В 1920 г. не стало преподавателя семинарии, известнейшего тульского историка-краеведа, археолога, основателя первого в России музея по истории Православия «Палата древностей» и автора многих академических работ по истории и краеведению Николая Ивановича Троицкого. Такая судьба постигла многих.

П.И. Павлушков в течение двух лет преподавал в одной из школ Тулы, а 2 февраля 1921 г. епископом Тульским Иувеналием был посвящен в сан иерея и назначен настоятелем церкви Двенадцати апостолов.

С этого дня и до мученической кончины он был настоятелем этого храма. Кроме судебных дел, сохранилось очень мало сведений, касающихся его жизни. Недавно почивший протоиерей Алексий Резухин вспоминал: «Тихоновцы ютились в храме Двенадцати апостолов, где выдающимся настоятелем того времени был протоиерей Петр Павлушков…». С теплотой и дружескими  чувствами говорил о нем и архимандрит  Макарий (Кобяков  Алексей Иванович), бывший секретарь священномученика Игнатия (Садковского). Он вспоминал о встречах с Петром Ивановичем, происходивших по поручению епископа Игнатия, отмечал его простоту и естественность, деликатность и благородство в обращении, академические знания и умение доходчиво и просто объяснять самые сложные ситуации в жизни так, что становилось все понятно даже простому и малограмотному прихожанину.

Начало его служения в храме Двенадцати апостолов совпало с варварской кампанией властей по изъятию церковных ценностей и началом разнузданной деятельности  обновленцев, стремящихся  любой ценой освободить  тульские храмы от священнослужителей, не поддерживающих их раскольничьей позиции. К этому времени протоиерей Петр Павлушков уже пользовался большой любовью и почитанием своей паствы. Его проповеди отличались простотой изложения,  доходчивостью объяснения происходящих событий с точки зрения Православной Церкви. Накопленный в семинарии под чутким руководством будущего Святейшего Патриарха Алексия опыт педагогической, воспитательной работы помогал ему овладевать умами и душами прихожан, собиравшихся в невероятном количестве на его проповеди и беседы. Люди приходили со всего города, чтобы получить простые и ясные ответы отца Петра на волнующие их вопросы.

В разгар кампании по изъятию церковных ценностей 26 марта 1926 г. протоиерей Петр Павлушков был арестован. В обвинительном заключении говорилось, что он «обвиняется в антисоветской агитации, каковую проводил при чтении проповедей с амвона, так, например, говорил: «Если мы не будем поддерживать советскую власть, то от этого не пострадаем, а если не будем поддерживать закон Библии, то будем наказаны на том свете…».

В приговоре общеуголовного отдела Тульского ревтрибунала от 10 апреля 1922 г. значится, что он, «рассмотрев дело по обвинению священника Павлушкова Петра Ивановича в антисоветской агитации и укрывательстве церковных ценностей, приговорил… заключить в исправтруддом сроком на три года»100.

В судебном деле, хранящемся  в Государственном  архиве Тульской области (ФР-1963, опись 2, дело 2016), есть несколько листков с просьбами прихожан. В одной из них такие слова: «…Просим отпустить для служения на Страстной и Пасхальной седмицах нашего приходского священника Павлушкова Петра Ивановича, находящегося в тюремном заключении. Отец Петр у нас единственный священник, и без него нам крайне затруднительно удовлетворять наши религиозные нужды»101.

По амнистии ВЦИК срок заключения протоиерею Петру Павлушкову был сокращен наполовину, и через год и восемь месяцев он был освобожден. К этому времени обновленческое Тульское епархиальное управление назначило в храм Двенадцати апостолов нового священника. Вот как описываются события этого периода в одном из доносов, посланных ГПУ осведомителем «Семеновым» (стиль автора сохранен): «…Для черносотенного духовенства, да еще обиженного  обновленческим церковным движением, каковые заштатный протоиерей Петропавловской церкви Владимир Михайлович Архангельский, заштатный протоиерей Двенадцатиапостольской церкви Петр Иванович  Павлушков и заштатный протоиерей  Покровской церкви Михаил Михайлович Зверев, заштатный протоиерей Александро-Невской церкви Петр Фомич Боженов, восстановивший себя в штатной должности, удаливший из храма и прихода «красного попа» Маккавеева… Боженов всех научил, как действовать, разумеется, чем нахальнее — тем лучше, именно: обращаться к черносотенцам из прихода и с их помощью восстанавливать себя в должности, а «красных» попов выталкивать из храма и прихода.

Таковые именно явления и произошли… в Двенадцатиапостольской церкви, где черносотенцы  восстановили  в штатной должности два раза бывшего уже в тюрьме Петра Ивановича Павлушкова,  а незаконно  устранили законно поставленного в Двенадцатиапостольской  церкви протоиерея Василия Васильевича Глаголева…»102.

Прихожане  Двенадцатиапостольской церкви  радовались освобождению своего любимого пастыря, не потерпели в храме обновленческого священника и выгнали его. Еще один приход города Тулы вернулся в лоно Православной Церкви, и больше никогда в стенах храма Двенадцати апостолов не звучала ересь.

Но служить было трудно. Следовали постоянные доносы, проверки, аресты.

Вот одно из заявлений в ГПУ от обновленцев: «Считаем своим долгом уведомить вас, что, по имеющимся у нас сведениям, в последние дни в некоторых церквах г. Тулы под руководством бывших помещиков, купцов и разных темных личностей, с целью возбуждения масс устраиваются неразрешенные собрания, на коих ставятся вопросы о признании и непризнании бывшего Патриарха Тихона и, следовательно, о его виновности в совершенных против советской власти преступлениях. Поскольку гражданин Белавин (Тихон) находится под судом и свою виновность перед советской властью публично признал, а потому уведомляем вас, что мы снимаем с себя всякую ответственность за могущие произойти  последствия. Тульский епархиальный совет: председатель архиепископ Виталий. Члены Совета: протоиерей В. Никольский, прот. П. Нежданов, свящ. Н. Макавеев, прот. Н. Музалевский»103.

А вот еще несколько строк из очередного анонимного доноса: «…Двенадцатиапостольской церкви прот. Петр Иванович Павлушков бывший инспектор, а потом и ректор Тульской духовной семинарии, а поэтому пользовался среди черносотенцев и контрреволюционных групп большим авторитетом, упорно и грубо отрицал церковнообновленческое движение. Этот Павлушков два раза был уже в тюрьме»104.

Но, несмотря ни на какие гонения и преследования, беззакония и репрессии, грабительские налоги, в четыре раза превышающие доходы храмов, истинное Православие постепенно набирало силы, и к середине 30-х гг. обновленчество утратило свое влияние и полностью потеряло свои позиции в Туле. Весомый вклад в эту победу внесли священники, сохранившие верность заветам Святых отцов. И среди них одним из первых, без сомнения, можно назвать протоиерея Петра Ивановича Павлушкова, непримиримого и бескомпромиссного борца с обновленчеством, верного последователя святого Патриарха Тихона, а после его смерти — местоблюстителя митрополита Петра.

И еще один штрих к портрету отца Петра Павлушкова. Второго июня 1932 г. епископ Белевский  Игнатий  (Садковский) был освобожден из заключения. Тяжело больной, он приезжает в Тулу. С согласия настоятеля храма Двенадцати апостолов протоиерея  Петра Ивановича  Павлушкова владыка живет на квартире священника того же храма Александра Александровича Воскресенского (осужден в 1933 г. на пять лет). Продукты для опального  епископа Игнатия  приносит  Николай  Петрович Бондаренко, ктитор храма Двенадцати апостолов (осужден в 1933 г. на пять лет). Дать приют освобожденному из заключения священнослужителю было в то время смертельным риском. За это священник Воскресенский и Бондаренко были арестованы. Отца Петра Павлушкова в это время не было в городе, благодаря чему в этот раз он избежал ареста.

По любви к владыке Игнатию эти люди отважились на подвиг, хотя никто из них и не считал свое поведение подвигом. Они предвидели, что обновленческое окружение им этого не простит и будет писать в ГПУ доносы, но шли на риск, бескорыстно помогая больному владыке.

Все больше и больше священнослужителей попадают в лагеря, гибнут от тягот лагерного быта и непосильного труда. А с 1937 г. начинаются расстрелы…

Девятого сентября 1937 г. протоиерей Петр Иванович Павлушков был арестован. Ему было предъявлено стандартное обвинение: «В г. Туле при церкви Двенадцати апостолов существовала контрреволюционная  церковная группировка, которую возглавлял настоятель указанной церкви Павлушков Петр Иванович с высшим академическим образованием. Группа ставила своей задачей объединение верующих вокруг церкви для борьбы с советской властью. В этих целях участники группы развернули контрреволюционную деятельность, они открыто выступали против мероприятий  соввласти и пропагандировали  фашизм. Церковь Двенадцати апостолов использовалась ими для контрреволюционных проповедей, которые ими велись среди посетителей церкви. Павлушков в церкви в своих проповедях говорил: «Нам надо спасти Россию от врагов, Россия гибнет, а с нею вместе погибает и вера христианская. Тот народ крепок, который держит свою веру стойко, не продает ее».

«Церковь христианская создана на крови мучеников, первые христиане победили весь мир, и мы должны брать пример с них, не бояться гонений и мучений, и даже смерти и своих детей этому учить».

«Верующие христиане должны быть в своей вере и не бояться ничего, вспомните, сколько у нас мучеников было и как они твердо себя держали, как раньше твердо боролись за веру. Теперь мучают за веру, но вы не бойтесь, у Господа невидимо все дело, все мученики записаны, как в особую книгу. Своих детей вы перевоспитывайте в христианском духе на смену себе».

«На основании вышеизложенного обвиняются: Павлушков Петр Иванович.

Ширяев Дмитрий Иванович, 1869 г.р., уроженец дер. Воронцово Гжатского района бывшей Смоленской губернии, имеет академическое образование, в 1922 г. осужден за антисоветскую деятельность на три года лишения свободы условно. До ареста служил священником церкви Двенадцати апостолов.

Сенявин Александр Григорьевич, 1865 г.р., уроженец с. Кобелево Тульского района и области, окончил семинарию. Перед арестом в 1933 г. был священником Богородицерождественской церкви (Николы на Ржавце). В 1933 г. органами ОГПУ был осужден к трем годам высылки.

Дьяконов Григорий Иванович, 1869 г.р., уроженец с. Тулица Московской обл. До революции — коллежский асессор. В 1919 и 1927 гг. арестовывался органами  ОГПУ за антисоветскую деятельность.

Копанев Павел Николаевич 1891 г.р., уроженец г. Тулы, из семьи мещан, слепой, без определенных занятий, по определению следователя «знахарь».

И заключение: «Следственное дело за № 7967 по обвинению Павлушкова П.И., Ширяева Д.И., Сенявина А.Г., Дьяконова Г.И. и Копанева П.Н. представить на рассмотрение тройки при управлении НКВД по Тульской области».

Девятнадцатого ноября 1937 г. всем им был вынесен смертный приговор. Они были расстреляны и захоронены в Тесницком лесу 23 ноября 1937 г.105.

Канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, проходившим 13–16 августа 2000 г., Определение Священного Синода от 17 июля 2001 г. День памяти 10/23 ноября.

Архив УФСБ по Тульской обл., дело 7967.