На днях свой юбилейный день рождения отметила Лариса Анатольевна Маслова – вот уже более двадцати лет незаменимый регент хора тульского храма в честь преподобного Сергия Радонежского, мудрая и любящая мама, сердце, отданное музыке.

Юбилей – это важный момент в жизни, когда можно с улыбкой и грустью заглянуть в свое прошлое, оценить настоящее, и, вдохнув полной грудью, смело шагнуть в будущее.

Лариса Анатольевна, по традиции, в день юбилея принято говорить о родителях, о людях, которые дали нам всё. Многие прихожане Всехсвятского собора и Спасского храма с особым теплом вспоминают о своем духовном отце и наставнике протоиерее Анатолии Маслове, я уверена, что он живет в памяти каждого, кто знал его. Расскажите, что самое и ценное и дорогое дали Вам родители в воспитании?

Самое главное, что я получила от папы – это жизнь рука об руку с Богом. Папа был для меня и мудрым воспитателем, и духовным отцом. Это все не пустые слова, у него был особый дар – умел располагать человека к себе, умел ответить практически на все вопросы, умел мягкой рукой наставлять без принуждения, потому что жизненный и духовный опыт его позволял всецело ему доверять. Отец привил мне любовь к музыке, он видел меня в хоровом пении. С его благословения на занятие в музыкальной школе начался мой долгий музыкальный путь. Папа дал мне и моим сестрам замечательное светское и духовное образование, ведь сам он был очень образованным и разносторонним человеком, дал нам понятие о том, как нужно верить, как жить в любви и согласии.

Моя мама Евстолия Александровна, в первую очередь была матушкой – преданной спутницей своего супруга отца Анатолия, и в домашней обстановке она его называла «отец». Знакомство их состоялось в Лавре преподобного Сергия, где мама шила священнические облачения, а папа учился в Академии. Мама посвятила всю свою жизнь семье, была мудрой матерью, хозяйкой.

Воспитание и выбор жизненного пути – это всегда очень сложные темы. Легко научить ребенка ставить свечки в храме и читать молитвы, но невероятно сложно научить человека молиться, обращаться к Богу. Получилось ли у Вас научить детей молитве?

Передо мной всегда был пример отца, его искренняя любовь к Господу, которая передалась мне на каком-то внутреннем, чувственном уровне. Имея огромный пастырский опыт, он научил молитве и нас, своих родных детей, и прихожан – детей Церкви. Что касается меня, я стараюсь передать своим детям это великое духовное наследие. Пока они очень молоды, их привязанность к Церкви скорее внешняя, чем внутренняя, я думаю, с возрастом они придут к осознанию того, что в нашей душе самое главное место должно быть всегда занято Господом.

Я знаю, что у Вас очень талантливые дети. Сложно ли воспитать в ребенке достойного человека в условиях современного мира?

Детей воспитывать сложно. Нет никаких инструкций, а все правила дают исключения. Но ничто не заменит простое человеческое общение и взаимное уважение. Только личный пример, только честность. В наше время идет настоящая борьба семьи за своего ребенка. Внешний мир через интернет и гаджеты поглощает ребенка из семьи. Это нормально, когда дети налаживают контакт с окружающим виртуальным миром, но когда стираются все границы — это становится опасно. Когда человек зависит от окружающих, при этом теряет себя и в корне отрицает все то, что дали ему близкие люди – это очень тяжело. В такой ситуации доводы родителей должны быть очень вескими, наглядными и убедительными, чтобы логично и основательно донести до ребенка свою позицию. Сам родитель должен обладать незаурядными знаниями и умением объяснить, увлечь. В подростковом возрасте, когда формируется личность, часто начинаются проблемы, человек начинает опровергать все, что ему говорят, не потому, что это правильно или неправильно, а потому, что просто нужно быть вопреки устоявшейся «системе». Здесь помогают только доверие, любовь и забота. Отец был для меня примером, а я стараюсь быть примером для своих детей.

Жизненный путь и будущую профессию мои дети тоже выбирают самостоятельно. Ольга – старшая дочь – учится на первом курсе медицинского института, в детстве она занималась музыкой, танцами и театром, но свое призвание нашла в медицине. Это призвание очень близко к моему, музыка и медицина направлены на одно и тоже – исцеление души и тела, служение людям. Сын сейчас учится в восьмом классе, ему только предстоит найти свою дорогу. Найти и понять себя в этой жизни – это дорогого стоит.

Музыка с детства сопровождает Вас по жизни, а как происходило становление на этот путь искусства?

Как и все подростки, я в свое время бунтовала против занятий музыкой, было время, когда хотелось все бросить. Но в какой-то момент я поняла, что мне это нравится. Нравится петь, нравится играть. Это желание появилось благодаря моим учителям, ведь я попала в руки настоящих профессионалов, любящих свое дело преподавателей. На начальных ступенях я училась у Ларисы Николаевны Лихачевой, в старших классах со мной занималась Алла Михайловна Михайлова. Иногда казалось, что Алла Михайловна слишком требовательна ко мне, но она не гладила по головке, она – учила, учила заниматься самостоятельно, и я научилась грамотно себя оценивать. Преподаватели по сольфеджио, фортепиано, вокалу – все они дали мне достойное базовое музыкальное образование, и благодаря этой базе я поступила в музыкальное училище имени А.С. Даргомыжского на дирижерско-хоровое отделение, которое я закончила с красным дипломом. Здесь в хоровом классе под руководством Валентины Андреевны Лебедевой зародилось мое, только мое, желание петь. Нельзя было останавливаться на пройденном, и я пошла дальше – в Саратовскую государственную консерваторию. Обучение в консерватории – это прекрасное время. Во-первых, город на Волге. Каждый русский человек должен побывать на Волге – в сердце России. Я помню испепеляющую жару, которая встретила нас, будущих студентов, в первый раз оказавшихся в Саратове, помню бескрайний простор и свежую прохладу, которую дарила нам река. Мы приехали учиться, приехали по зову сердца за мечтой.

Людмила Алексеевна Лицова – один из лучших педагогов на моем пути. В 1991 году, когда в стране в годы перестройки царила разруха, все закрывалось, она организовала «Театр хоровой музыки». С этим хором я объездила многие страны Европы. Очень запомнилась поездка после первого курса во Францию на летних каникулах, мы пели всенощную Рахманинова в огромном костеле, были также в Германии, Польше. Консерватория для меня – это хор, это масса великолепных произведений, с которыми мы здесь познакомились.

Вся учеба, начиная от музыкальной школы и заканчивая консерваторией – это безумно интересно, она поглотила меня так, что всё прочее, кроме музыки, отошло на второй план. С детства, и по сей день, я накрепко связана с хоровой музыкой.

Вот уже более двадцати лет Вы талантливо руководите хором храма преподобного Сергия Радонежского, а сам хор под Вашим руководством стал визитной карточкой храма. А какую роль играет работа в Вашей жизни? «Работа», или, все-таки, «любимое дело»?

Любимое дело. Это тот случай, когда душа на своем месте.

Работа с людьми всегда требует от руководителя любого уровня ответственного отношения к этой работе. В хоре нет системы «начальник-подчиненные», это невозможно потому, что регент без хора существовать не может, равно, как и хор без регента. Мы вместе учимся, вместе ошибаемся и вместе развиваемся, все строится на взаимном уважении.

Удивительно, что всю мою жизнь преподобный Сергий Радонежский был рядом со мной. В 1996 году я закончила консерваторию и поступила в регентскую школу Троице-Сергиевой лавры. Я с детства люблю обитель Сергия. Каждый год, летом, папа обязательно привозил нас в лавру, он сам закончил семинарию, а затем академию в Загорске, так назывался тогда Сергиев Посад. Я росла на эталонном церковном хоровом пении Троице-Сергиевой лавры. А когда вернулась в родную Тулу, преподобный Сергий меня не оставил. По совету регента храма преподобного Сергия Радонежского Валентины Андреевны Лебедевой, которая когда-то была моим регентом в музыкальном училище, отец Геннадий Ковалевский пригласил меня регентовать в храм. В 1998 году отец Геннадий благословил организовать левый хор для будничных служб. Ко мне пришли молодые девушки из музыкального училища. Проблема заключалась в том, что девушки никогда не пели в храме, а церковное пение – это очень специфическая работа с множеством тонкостей, которые сложно даются неподготовленному человеку. Работа закипела осенью девяноста восьмого года. Мы работали вместе, учились вместе. Они учились церковному пению, я же училась руководить хором. В декабре мы начали выходить на службу. Мы учили девочек всему – читать на церковнославянском языке, говорить в определенной манере произношения, привыкали к прекрасной акустике нашего храма. Выучили Литургию, попрактиковались на вечерних службах, разучили колядки к Рождеству. Из нашего первого состава многие сейчас поют по разным храмам, в нашем храме остались Ольга Антонова и Светлана Алдошина. Огромное спасибо отцу Димитрию Хлюпину, на тот момент он был диаконом в храме и мне во всем подсказывал, обращал мое внимание на все связки, тонкости и мелочи. В апреле 2004 года отец Геннадий благословил меня объединить клиросы в один хор. С тех пор мы работаем в таком ключе. У нас очень сильный коллекстив. Все наши певчие – это люди с высшим музыкальным образованием. Это люди, не просто приходящие на работу, а по-настоящему «горящие» музыкой. Мы не можем находиться в однообразном «болоте», мы хотим развиваться и расти. Очень много современной музыки, мы постоянно обогащаем репертуар, находим новые и новые интерпретации знакомых произведений. Мы должны быть единым коллективом, единым по духу и интересу. Но нас объединяет не только музыка. Нас объединил родной храм, объединил преподобный Сергий. Под крылом отца Вячеслава Ковалевского открываются бесконечные возможности для роста коллектива, каждый из нас отдает сердце музыке, а любовью эти сердца наполняет Господь.

София Орлова