Клуб православных литераторов «Родник» при храме Сергия Радонежского не стоит на месте. Он ищет новые возможности полнее раскрыть творчество постоянных его членов. Небольшим бенефисом поэта Александра Ситникова завершилась здесь недавняя февральская творческая встреча, положив доброе начинание – представлять таким образом шире и глубже творчество всех членов клуба.

«Родник» приобретает в Туле всё большую известность. И это закономерно, поскольку здесь немало талантливых авторов. Поэтов и прозаиков в клубеболее трёх десятков, включая заочников не только из Тульской области, но и из других российских городов и даже из зарубежья. Среди них немало по-настоящему талантливых авторов. Александр Ситников относится как раз к их числу, его имя небезызвестно в литературных кругах Тулы. С 1996 года он возглавляет одно из тульских литературных объединений«Радуга»,хотя по профессии не литератор, а «технарь». Коренной туляк, вырос в Заречье, в семье тульских оружейников, отдавших всю свою жизнь Тульскому оружейному заводу, за исключением того времени, когда его отец был на фронте в годы Великой Отечественной войны. Александр пошёл по стопам родителей. Вся его трудовая деятельность тоже связана с Тульским оружейным заводом. Здесь он работает и поныне. О нём можно сказать – потомственный оружейник… плюс поэт. На заводе и началось его серьёзное приобщение к литературе, хотя первые стихи написал в четырнадцать лет. Занимался в ДК ТОЗ, в литературных кружках у известных тульских поэтов Валерия Ходулина и Сергея Галкина, много лет возглавляющего Тульское отделение Союза российских писателей.

Александром Ситниковым издано два авторских сборника стихов: «За лиловою портьерою», куда вошли и его переводы сонетов Шекспира и поэмы в стихах Эдгара По «Ворон» (2000 г.); и «Любовь, не заключённая в квадрат…» (2004 г.). Публикует Александр свои стихи и в тульских альманахах, и в коллективных сборниках, активно участвует в литературных проектах, выступает со стихами не только в «Роднике», «Радуге», но и на других творческих площадках города. С момента выхода прежних двух поэтических сборников Александром написано много новых стихов, с некоторыми из которых он знакомит и родниковцев. Эти стихи, большей частью, православного содержания.   

Александр Ситников далеко не случайно пришёл в православный литклуб «Родник». Творчество его, а, значит, и мировоззрение автора, по сути своей — христианские. В его стихах чётко обозначена авторская позиция: то, как он понимает  предназначение поэта, какой видит свою миссию на этом многотрудном поприще. Своего рода программными в творчестве Александра можно считать вот эти строки:

О, Боже! Дай мне силу слабым быть,

Чтобы в конце разнузданного века

Не потерять способности любить

Заблудшего донельзя человека.

И дай ума, чтоб силы не терять,

Пройдя досель невиданную сечу,

И помоги мне сердце растворять

Измаенным сердцам людским навстречу.

Ключевые слова: «И помоги мне сердце растворять  измаенным сердцам людским навстречу».  Поэт видит главное своё предназначение в том, чтобы не просто любить ближнего, исполняя тем самым главную Господнюю заповедь, но в этой любви «растворять» своё сердце, т.е. готовность к самопожертвованию во благо духовного спасения ближнего, ибо, чтобы зерно проросло и дало всходы, оно должно погибнуть.

Причём это стихотворение Александр написал далеко не сегодня, а более пятнадцати лет назад, когда в постсоветское время народ в массе своей ещё до конца не отошёл от богоборческих настроений, царствовавших в бывшей стране большевиков.      

И вот ещё одно стихотворение, написанное в тот же период, красноречиво свидетельствующее о мировосприятии автора, о его готовности жить по промыслу Господню:

Бог нас спасает способом жестоким,

Но мы не сразу то осознаём.

Зато куда как прост язык порока,

Как пусто сердце, сданное внаём.

Бог нас ведёт к страданиям без меры,

Пока душа не вызубрит урок.

В то время, как лишая напрочь меры,

Нам низменно потворствует порок.

И только Бог в нас  отдирает с мясом

Повадок мерзких сладостную спесь

И, плоть казня, воспитывает разум

Идти страстям своим наперерез!

Чем больше жертва – больше и награда.

Хоть толику спасенья заслужа,

Увидишь вдруг, как несказанно рада

Ещё вчера пропащая душа…

Согласитесь, надо иметь крепкую православную веру, чтобы в то время так думать и так писать. Полагаю, только в верующей семье в советские годы воинствующего богоборчества могла сформироваться такая личность. Семья была действительно верующая. В советское время у себя дома в тайне хранили Библию и иконку. Библию спас дед Александра, вытащив её из огня в годы войны. Осенью 1941 года, когда враг стоял у стен Тулы, дед Сергей посадил всю семью на телегу и собрался в эвакуацию. Проезжая мимо разрушенной церкви, он увидел, как в пламени горит Библия. Дед соскочил с подводы и выхватил Священную Книгу из огня и спрятал её, чтобы никто из чужих не увидел. Бабка Маша хранила её от чужих глаз в сундуке. По ночам тайком читали. Подростком и Саша попытался её читать, но признаётся, что ничего толком не понимал, хотя душою чувствовал всю её силу и красоту. Служил Александр в армии в радиотехнических войсках, довелось принимать участие в 1968 году в Чехословацких событиях. О многом задумывался юноша, на многие вопросы, главный из которых был о смысле человеческой жизни, пытался найти ответы. Вернулся из армии и снова взялся за чтение той старинной Библии, желая  найти ответы на мучившие вопросы в таинственной этой Священной Книге. В журнале «Наука и жизнь» нашёл словарь церковнославянского языка и с трудом, но одолевал притчу за притчей, стараясь понять глубинный их смысл. Видно, в тот период и появились первые стихи на православные и философские темы. Старинная та Библия, изданная в 1741 году, стала семейной реликвией, которая передаётся из поколения в поколение. Берегут её, как зеницу ока. Теперь уже его взрослые дети, сын и дочь, а за ними – и внуки, которых у Александра четверо, идут по его стопам.

Когда ещё только восстанавливалась русская православная святыняОптина Пустынь, Александр был среди самых первых её паломников. Конечно же, всё это не могло не отложить отпечатка на его личности, не отразиться в творчестве, которое он сам характеризует как стремление осмыслить и соединить земное и духовное. Непросто даётся попытка такой синергии, но автор упорен в своих стремлениях и небезрезультатно. Впрочем, вот как он стихами говорит о процессе своего творчества.

Что стихи? – они живут изустно…

Я ловлю их – только и всего,

И всего лишь преломляю чувства

В чутких гранях сердца своего.

Но совсем не из любви к искусству

Я рифмую мыслей чертежи:

Нет стихов; и в мире станет пусто

Без великих призраков души!

Под пером ложатся краски густо.

И сквозь бред немыслимых страстей

Я давлюсь, как чёрной коркой, грустью,

Но живу для радостных вестей.

И вот строки о том же из другого стиха: Всему есть установленные сроки Я жизнь саму в сонета втиснул строки…

— А как обогатило ваше творчество пребывание в клубе «Родник»?спросила я у Александра. – Расширило ли диапазон вашего творчества?

— Безусловно,ответил он. – Предлагаемые нам темы для творческого осмысления подталкивают на какие-то размышления, связанные с православием, побуждают перечитывать Святое Евангелие и поучения святых отцов, да и само общение с православными литераторами, близкими мне по духу, обогащает, заставляет более критично относиться и к своему творчеству, подталкивает и к более активному творческому процессу. По мне, так это огромный плюс, поскольку с юности для себя взял за правило – писать постоянно, не дожидаясь особого озарения, прихода музы. Она ведь может и не прийти – так и перо заржавеет. Наблюдай жизнь, размышляй, будь всегда действующим поэтом, а не ожидающим поэтического вдохновения, и вдохновение, и стихи сами придут, не надо ничего выдумывать. Господь открывает жаждущему деятельности человеку духовное зрение, посредством которого он и творит, в силу отпущенного ему Богом таланта.

Читая следующие строки стихов Александра Ситникова, написанные в разное время, но свидетельствующие об одном — о понимании предназначения его, как поэта, несущего в себе Божью искру (талант – он всегда от Бога, да и сам человек – подобие Божие), невольно вспоминаешь пушкинские строки о том, что поэт, прежде всего, обязан быть гражданином и глаголом жечь сердца людей. Об этом же говорит и наш автор:

Я должен пережить крушение надежд

И ломаной строкой себя не выдать,

И отмести надменный взгляд невежд,

И ни листочка из судьбы не выдрать.

Я должен заглянуть в провал разлук

И оценить Любовь по высшим меркам,

Голубку-радость выпустить из рук,

Но с чувством долга подниматься кверху.

И ногу ставить на один уступ,

И знать, что сердца стук – сигнал к атаке…

Пускай червям достанется мой труп,

Зато душа не пропадёт во мраке.

На своём мини-бенефисе в «Роднике» Александр читал и новые стихи, довольно разные по тематике – как сама жизнь. Но с особой силой прозвучал опять-таки главный лейтмотив в его творчестве – православный: стихи «Сретение», «У каждого – свой путь, своя дорога», «Храм и клуб» и другие.

«Я – Божий раб. Нет выше в мире званья…» – этими строками закончил Ситников своё небольшое поэтическое выступление на литгостиной, и у всех присутствовавших осталось светлое чувство от соприкосновения со стихами поэта, своим творчеством несущего в мир доброе, жизнеутверждающее начало, созвучное христианским истинам; поэта, определившего свой жизненный путь, как человека истинно православного:

Работать и молиться,

Молиться и работать,

Душою умаляться

Для горнего полёта.

Людмила Алтунина.

Фото из архива клуба «Родник».