Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Ныне здесь, на этой Тульской Голгофе, духовно воздвигнутой в годы гонений от безбожной власти в XX веке, христоподобной жертвенной любовью, исповедническим подвигом и мученической кровью наших архипастырей, пастырей, иночествующих, родных и близких наших – и по крови, и по духу наших братьев и сестер, молитвенно, единомысленно со всеми вами вседушевно и искренне благодарю всеблагое Божие смотрение за этот щедрый благословенный дар — семнадцатый по счету раз в новейшей истории богохранимой митрополии нашей, судившее моей мерности быть сегодня с вами  здесь, чтобы в молитвенном предстоянии и благодарственном усвоении Христовой благодати через внутренний слух своего сердца и духа откликнуться на великий призыв Бога нашего, во Святой Троице славимого и поклоняемого, к обретению сходства с Ним  в нашем жительстве и служении через приобщение Святым Пречистым Тайнам Христовым, войти в единокровность и сотелесность с Ним, чтобы в Нем дыханием и откровением Святого Духа обрести единонравие, единодушие и единодействие с Богом, а в Боге со всеми друзьями Его, со всеми любящими Бога всей душою, всей крепостью, всей силой своей (Втор. 6, 4-5; Мф. 22, 34-40), чтобы, исполнившись нетленного небесного духовного веселия, в разумении небесных смыслов в земных, во времени и пространстве осуществляющихся событиях, преображаемых нетварным благодатным светом, исполняющим каждого из нас во внутреннем человеке (2 Кор. 4, 16) нетленными радостью и веселием, и побуждающим делиться этой небесной красотой с окружающим нас миром.

Искренне в этот светлый праздничный день поздравляю причастников  с принятием Святых Христовых Тайн, всю богохранимую нашу Тульскую землю и весь боголюбивый наш христианский православный люд с победоносным праздником Тульской Голгофы, встречающей ныне ковчег с частицами нетленных мощей новомучеников и исповедников, как наших епархий, так и всего сонма добропобедных христовых страдальцев, ныне посетивших нас и врачующих наши немощи своим святейшим присутствием, и вместе с преславным сонмом наших родных и близких тульских новомучеников и исповедников, благословивших нас принять жизненосный свет благодати духовно, весело и радостно, дабы  христоподобно жить нам во славу Божию и на радость людям.

Чтобы насытиться крепостью, радостью, святыней и чистотой,  благодатью Триединого Бога, Который  говорит нам, как на Тайной вечери в Иерусалимской Сионской горнице ученикам Своим, впервые доступным  для их восприятия и усвоения образом: «Вы – друзья мои, если творите то, что я заповедаю вам» (Ин. 15, 14), ибо любит Меня только тот, кто исполняет доброхотно повеленное Мною. И Я возлюблю его, и Отец мой возлюбит его (Ин. 14, 21), и мы придем к нему и будем жить с ним – как мы по-славянски слышим – «обитель у него сотворим» (Ин. 14, 23)! Вот так, по замыслу Божию в свободном человеческом доброхотном творческом отклике на Божие призвание являются святые – Божии друзья. И говорит таковым Господь: «Я уже не называю вас (по-славянски слышим – рабами), потому что слуга не ведает замыслов господина своего. Я называю вас друзьями (Ин. 15, 15), ибо все, что сказал мне Отец, Я передал вам, и вы с благодарностью приняли (Ин. 17, 8) все то, что Сын знает об Отце, будучи с Ним единосущным, и знает, как Отец любит Сына и все показует Ему (Мф. 11, 27), так что Сын ничего не творит от Себя, если не видит Отца творящим и Сам «такожде творит» (Ин. 5, 19). Все это Я показал вам и объяснил, и вы приняли, и поэтому Я называю вас друзьями Своими.

И вот плод исполнения этого предвечного Божественного Замысла о каждом конкретном человеке и о человечестве в целом: в единстве общего нашего человеческого естества во множестве наших человеческих ипостасей пребывающего, возглавленного Единым от Святой Троицы, от Начала Сущим (Ин. 8, 25) Богом-Словом (1 Ин. 1, 1), Который  знает Отца природно, изнутри и нам Его показывает, и говорит о том, что нет для нас другой истины, другого пути и другого жизненного доступа, к открытым объятиям Небесного Отца  невозможно было бы прийти к Отцу, если бы Сын, единосущный со Отцом и Святым Духом по Божественной природе, и единосущный со всеми людьми по человечеству, не привел нас к Нему для того, чтобы это пришествие принесло бы свой благословенный плод, чтобы вся полнота Божества, которая во Христе, пребывает природно-телесно (Кол. 2, 9), по благодати приобщения, соучастия, со́-бытия́ была бы усвоена и нами по сходству со Христом, как собственная каждому из нас, верных и самозабвенно любящих своего Господа и Спасителя.

Для этого Он созидает Церковь Свою, становится в ней Лозою Истинной (Ин. 15, 1), чтобы, явившись откровением в безмерной глубине жертвенной живоначальной любви Отчей, мы, если  пленимся в движениях ума, воли, эмоций и чувств и всей своей соматической деятельности красотой Богом предлагаемого призвания, могли бы получить единство жизни с Тремя Несозданными Ипостасями Святой Троицы по деятельному сходству с Ними в межличностном общении, но не природно, что недоступно для нас, а по благодати, по причастности в образе обладания природными свойствами и взаимодействия с Богом и всем Его мирозданием по доброхотному сходству в жертвенной христоподобной самоотдаче. Этого удивительного богоподобного жертвенного служения друг другу, о котором Господь и говорит: «Заповедую вам, да любите друг друга, как Я возлюбил вас» (Ин. 13, 34), молитвенно желаю всем нам общниками быти. И поэтому только все и могут знать, что мы не просто именуемся, а на самом деле есть Его ученики, если любовь имеем между собой (Ин. 13, 35).

И в эту животворную глубину жертвенной Божественной и радостоносной самозабвенной любви призываемся мы войти через опыт своего самоотвержения от наследуемого в зачатии в беззакониях и рождения во грехах (Пс. 50, 7), грехолюбия и смертотворчества, через доброхотное преодоление того ощущения своего существования, в котором, к сожалению, после неверности Божию призванию падших прародителей, в самом корне нашего  человеческого естества, мы утверждаемся в своей самодостаточности, упорством в своем эгоизме, в своем себялюбии, плодом которых бывает только  богонечувствие, богозабвение, уменьшение в нас ощущения и жажды присутствия и действия Божественной благодати и раскрытия бездны смертотворчества.

Смерть входит тогда в жизнь и каждого человека, и всего человеческого рода, и всего мироздания. И Господь, попуская этой нашей немощи, предвечно предопределил не только Самим Собою возглавить весь наш человеческий род, но и принять через общую, единую с нами человеческую природу – следствие нашего грехолюбия и смертотворчества: тленность, болезненность и самую смерть, для того, чтобы в Себе Самом, в полноте Своего Божества, в нерушимом единстве Его Ипостаси, воспринявшей в Себя и человеческую природу, в Нем привитой к стволу Его Божества, явить в Своем человечестве совершенное богоподобие согласным действием Божией воли и человеческой в Нем свободы и этим совершенно уничтожить в реальности как Его индивидуальной человечности, так и всего тварного миробытия и тленность, и болезненность, и смертность, чтобы воскреснуть Первенцем из умерших (1 Кор. 15, 20), и взойдя человеческим нашим естеством в одесную Бога и Отца сидение (Мк. 16, 19), показать Себя нам как Путь, Истину и Жизнь (Ин. 14, 6), преобразив биологическую нашу смерть в «сон всей земли» и установив закон всеобщего Воскресения в Церкви Своей, которую Он таким подвигом жертвенной любви стяжал драгоценной Кровью Своей (1 Пет. 18, 19), так что никакие силы смерти и ада не смогут Ее одолеть (Мф. 16, 18).

Как глава этой Церкви (Еф. 1, 22), Христос нас зовет идти вслед за Ним тем же спасительным трудным узким путем (Мф. 7, 13). Он сказал, чтобы мы жизнь свою, не мнимую, сведенную нашим поврежденным умозрением и извращенным пониманием только всего лишь на всего к ощущению биологического процесса видового существования во множественном многообразии окружающей нас материальной действительности, к борьбе за выживание, а чтобы мы понимали, что жизнь есть общение со Святой Троицей по сходству в христоподобии, как Он показал и объяснил, что не пришел творить волю Свою, но волю пославшего Его Отца (Ин. 6, 38). Не пришел для того, чтобы Ему послужили, но Самому всем послужить (Мф. 20, 28). Увидев через Его богоподобное человечество высоту благости Божества, поднимающего до Своей пресущественной славы созданно существующее человеческое естество, и потемнённые пути мыслей наших просветив, чтобы искаженные и проржавевшие эгоизмом и себялюбием чувства наши расплавились и очистились от воспринятой скверны, и вместили бы в себя спасительную жажду – жить и действовать по образу Трех Несозданных Божественных Личностей, и чрез это являть себя царственным священством – людьми, взятыми в удел (1 Пет. 2, 9) наследниками вечной и блаженной жизни, чтобы стояли крепко и в терпении приобретали жизнь свою (Лк. 21, 19), опытно ощущая свое единство со Христом, как об этом говорит святой апостол Павел: «Живу теперь не только я, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 20), и еще: «Я знаю, что смертному моему вслед за Христом и вместе с Ним, с Которым я соединился органически, надлежит и мне облечься в бессмертие и тленному – в нетление» (1 Кор. 15, 53).

И вот сегодня милостью Божией семнадцатый раз на нашей древней славной героической Тульской земле совершаем мы молитвенно память Собора новомучеников и исповедников земли нашей Тульской. Вспоминая, как Божиим смотрением  семнадцать лет тому назад 16 сентября 2001 года во время Первосвятительского визита в богохранимые пределы Тульской земли блаженной памяти Предстоятеля Церкви нашей Святейшего Патриарха Алексия II им была совершена канонизация Собора семи тогда известных и прославленных Церковью новомучеников и исповедников земли Тульской.  А за это время, благодаря и молитвенному нашему вопрошанию, и трудам нашей комиссии по канонизации, список новомучеников и исповедников земли Тульской превышает уже 35 светильников веры и благочестия, так что Ангел и Предстоятель Церкви нашей ныне здравствующий Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в этом году распорядился внести это празднование в календарь для общецерковного почитания в этот день Собора святых новомучеников земли нашей Тульской.

И мы с вами здесь, в Тесницком лесу, на нашей Тульской Голгофе, молитвенно собираемся вместе, для того чтобы Христова беседа Великого Четверка не была бы в ощущении и разумном опознании нашим фактом, отдаленным от нас в глубину столетий, туда, во время Его земной жизни и общественного служения, на две тысячи лет назад, но чтобы она выявилась реальностью и глубиной ответного благодарного желания осуществления в нас этого удивительного смиренного и кроткого служения Творца, Промыслителя, Искупителя и Освятителя нашего нам, христианам  XXI века, живущим здесь, на благословенной Тульской земле.

Когда мы находимся на этом месте, которое омыто их святой мученической кровью, где и до сего дня действует стрельбищный полигон, в Тесницком лесу,  под нашим областным городом,  здесь, среди братских могил более чем трех тысяч невинно растреленных, которых  мы и имена не можем точно знать и перечислить, кроме доподлинно известных, что расстреляны и погребены здесь – священномученик Никита, епископ Белевский, преподобномученик Исаакий – архимандрит, предреволюционный настоятель Введенской Оптиной пустыни, настоятель Двенадцатиапостольской нашей тульской церкви и предреволюционный ректор Тульской духовной семинарии протоиерей Петр Павлушко́в, благочестивые инокини – преподобномученицы Макария, Августа, Анфиса, Мария и Агриппина.

И видим очами веры непреложное исполнение Христова обетования, что Он есть первый среди друзей Своих, воскресший из мертвых, а в Нем все воскрешены и предобручены жизнью в смерти, Им преображенной в источник жизни вечной, ибо здесь сейчас Божиим смотрением находятся и 53 частицы многоцелебных нетленных мощей новомучеников и исповедников Церкви Русской, среди них – святителя и исповедника Всероссийского Патриарха Тихона; священномучеников Владимира, митрополита Киевского; Фаддея, архиепископа Тверского; Петра, протоиерея Великодворского, – всего 53, – тех, которых Господь прославил нетлением мощей и сохранил для нас, чтобы мы, стоя на Тульской Голгофе, верой искренней, сердечной, духовным взором своим посмотрели на этот ковчег святой, вобравший в себя эти дивные частицы плоти человеческой, радостно принявших через христоподобное служение нетление во свидетельство победоносной жертвенной Божией любви, о чем говорит апостол Павел: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? Как написано: за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание. Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем». (Рим. 8, 38-39), — а ему вторят все новомученики и исповедники ХХ века Церкви нашей Русской, Ему же слава и держава, честь и поклонение со Отцом и Святым Духом во веки. Аминь. Христос Воскресе!