Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

«Днесь благодать Святаго Духа нас собра, и вси, вземше Крест свой глаголем: благословен грядый во имя Господне, осанна в Вышних!». Так объясняет повод и смысл нашего сегодняшнего молитвенного собрания в святом Божьем храме Святая Соборная Христова Апостольская Вселенская Церковь. Сам исторический факт празднуемого события свидетельствует, что участники его были собраны, движимые совсем не ради того, о чем говорит сегодня Церковь Христова, чтобы мы «вземше Крест свой», пошли вслед за Христом, нашим Подвигоположником, воспевая Ему умом, сердцем и устами хвалебную песнь: «Красуйся, Царь Израилев! Ликуй, славный потомок Давида! Спасение от небес!».

Что привело тех, кто был непосредственно живым участником этого события в истории две тысячи лет тому назад в общее собрание паломников в древний священный город Иерусалим в дни ветхозаветного праздника Пасхи? Прежде всего, желание исполнить древнюю народную духовную религиозную традицию Иудейской Пасхи. Она предписывала один раз в году приходить для паломничества в дом Господень, в Иерусалимский храм Божий, чтобы от каждой иудейской семьи принести Богу жертву примирения — пасхального ягненка, чистого, беспорочного и желанного всякому приносящему его в жертву.

Этот барашек был символом домашнего благополучия, его брали в дом, вскармливали, берегли, им дорожили. И именно такого – своего, родного – на праздник Пасхи приносили в жертву Богу. Заметьте, не себе на праздничный стол, откормив заранее, но Богу, который мяса не ест, — потому что Он — Дух, Дух есть Бог и надлежит кланяться Ему духом и истиной (Ин. 4, 24). Необъяснимая внешне, бесполезная жертва?! Богу этого мяса не надо, но нужно человеку, всей его семье, составляющей общность грешников, ибо нет человека, который бы не согрешил (2 Пар. 6, 36). А грех требует очищения за счет смерти неповинного, грех всегда убивает.

И чтобы не убивать человека, но сохранить мирным нравственное чувство справедливости, удерживающее от грехотворчества, Бог запрещает человеческие жертвы, а жертву животного, обычно убиваемого для пропитания принимает, не для Своей потребности, но, чтобы  люди ощутительно не забыли, какова расплата за их грех, чтобы брало за сердце, огорчало совесть. Для этого и нужно было умертвить лучшее и желанное животное, и отдать Богу в жертву примирения существо, ставшее почти членом семьи.  В исполнение этой традиции они приносили жертву, вспоминая, как при Моисее, когда еще весь народ израильский был в рабстве египетском, ценой гибели всех первенцев Египетских, от человека до скота, Бог вывел потомков Авраама оттуда, и в память об этом велел закалывать пасхального беспорочного ягненка, съедать его с горькими травами, не сокрушая костей, а остатки сжигать до тла.

И две тысячи лет тому назад собрались люди на праздник Пасхи в Иерусалим, в храм и услышали, что идет сюда пророк – Иисус из Назарета Галилейского, Который за три с небольшим года своего общественного служения стал известен всем в Израиле, благодаря необычайным действиям  и удивительным для всех сверхъестественной власти и могуществу Его. Слепому от рождения Он возвратил зрение (Ин. 9, 1-38). Воскресил умершую 12-летнюю дочь начальника Капернаумской синагоги Иаира (Лк. 8, 41-42, 49-56)  и сына вдовы из Наина (Лк. 7, 11-16). За Ним следовали толпы людей, и Он исцелял и больных (Ин. 5, 1-14), и прокаженных (Лк. 17,12-20), и расслабленных (Мк. 2, 1-12), и бесноватых (Мк 9, 14-29).

А незадолго перед очередной Пасхой сотворил необычайное чудо: у Него был друг, Лазарь, который скончался, был погребен по обычаю, принятому в Израиле: завернут в пелены и лежал глубоко в пещере. На четвертый день, когда от трупа исходил сильный тлетворный запах, на глазах великого множества народа, пришедшего выразить соболезнование сестрам умершего Марфе и Марии, Иисус велел отвалить камень, заваливавший могильный вход и, помолившись Богу, громко позвал: «Лазарь, выходи!» (Ин. 11, 43) И тот вышел наружу – живой, его развязали от погребальных пелен, увидев в глазах ожившего свет человеческого разума. И эта новость разлетелась сразу по всем окрестностям. И в Иерусалиме Иисуса ждали, чтобы увидеть пророка и чудотворца, и посмотреть на ожившего друга его Лазаря.

Какое могущество, какая сила власти распоряжения всеми законами природы! Люди увидели великого чудотворца и у многих возникла мысль: как хорошо. Вместе с Ним можно жить на земле без печалей и забот, не пахать, не сеять! Он накормит нас хлебами и рыбами (Ин. 6, 1-15), исцелит от болезней (Ин. 4, 43-54), защитит от врагов и стихийных бедствий, умирающих оживит. Так сделаем Его своим царем, будем развлекаться, есть, пить и веселиться. Конечно, при этом трудно было не воскликнуть Ему хвалебное величальное: «Осанна, Сын Давидов!». И даже встречать с пальмовыми побегами в руках и бросать Ему под ноги свою верхнюю одежду. Но это так мало по сравнению с тем, что Он может бесплатно дать!

И сводная Его сестра Соломия, жена Зеведея и мать двоих Его учеников из двенадцати Иакова и Иоанна, ходатайствует за них, прося посадить их справа и слева в Его царстве (Мф. 20, 20-23)! Но не знали они, о чем просят. Ведь Он шел показать могущество, но не грубой физической или тайной магической силы, но жизненное могущество жертвенной личной любви Триединого Бога Авраама, Исаака и Иакова: «Ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца» (Ин. 6, 38). Его Царство чуждо законам падшего «мира сего» (Ин. 12, 31). И кто хочет жить в нем, должен доброхотно бескорыстно и самозабвенно служить всем (Мф. 20, 28) и сильный пусть несет на себе немощи других, и не себе, а им угождает (Рим. 15, 1). Это – закон Неба, закон Божественной Жизни Святой Троицы. Закон жертвенной Любви, а Любовь не может терпеть, чтобы любимый, был в каком-нибудь недостатке: она имеет неизбывную потребность отдать все для любимого. Да, совершенная Любовь требует совершенного самоотвержения до распятия всемогущего Бога.

По свидетельству святителя Григория Богослова, чтобы впавший в грехолюбие и смертотворчество род человеческий ожил, нужно было самому Богу стать не только единосущным с нами, не только вочеловечиться, не переставая быть Самим Собой, но и умереть, и Своей смертью по человеческому естеству нашу смерть попрать, даровав всем Воскресение и жизнь вечную (Ин. 11, 25). И Он не скрывал, что добровольно смиряется до позорной, мучительной смерти на Кресте (Фил. 2, 8), чтобы исполнив волю предвечного Божия совета – обо́жение человека, да будет Бог все во всем (1 Кор. 15, 28).

Поэтому в тот самый день торжественного входа Его в Иерусалим, произошло разделение: одни Его встречали радостно, другие, пытались удержать первых. А Он им говорит: «Если эти умолкнут, то тогда камни возопиют» (Лк. 19, 40) от радости. Потому что пока весь окружающий нас мир, свободой самовластия человеческого грехолюбия положен во зло, никто не хочет жить по Божьему повелению, но все хотят, чтобы Бог все делал по-нашему, что исключает Божье присутствие внутри человека, но Он пришел, чтобы привнести бессмертную Жизнь в человеко-творное пространство смерти. Зачем? Ведь мог бы даже мыслью одной повелеть, и все и везде будет благоухать. Но мы, люди, имеем дар от Бога, с которым Он не может не считаться – свободу выбора любви, которую нельзя насильно навязать или внедрить. Ее можно только подарить, показав личным примером величие и радостность ее красоты и ждать, когда она ответно благодарно будет принята, преображая  принявшего по своему подобию.

Он пришел во всем Своем могуществе, сокрытом одеянием единого и общего со всеми людьми человеческого естества, принять на Себя историческую судьбу человечества, принять на Себя грехи его и всего порученного заботе человека мира. И когда люди не могут понять этого ни сердцем, ни умом, то вопль безумия вырывается из глоток человеческих: «Распни! Распни его!» (Лк. 23, 21).

С одной стороны – сегодня праздник. А с другой – печаль, потому что большинство из нас, живущих больше двух тысяч лет после тех событий, все еще живут воззрением людей дохристианского времени, не ищут и не желают искать того, что Божие. А хотят того, что наше, да еще обрядоверием Бога поймать. И только те, кто способен слышать голос Церкви, имеющие ум Христов (1 Кор. 2, 16) и ведо́мые Духом Святым (Рим. 8, 14), способны внутренне понять, смысл стихиры этого праздника «днесь благодать Святого Духа нас собра», чтобы мы, взяв крест свой, отвергнув себялюбие, воспели: «Благословен грядый во имя Господне! Осанна в вышних!». Аминь.